ДАР СЛОВА 213 (283)
Проективный лексикон русского языка
                                                             18  мая 2008


                  Еще о болении. Глагол, управляющий четырьмя падежами

В прошлом выпуске было описано выражение болЕть кому, чему. И почти сразу же
пришло письмо от Людмилы Савченко (доцента кафедры русского языка Харьковского национального университета):

Дорогой Михаил Наумович,
спасибо за новое  и лично для меня своевременное слово: болЕть кому, чему  - испытывать болевое участие в ком-л., чем-л., разделять чужую боль, переживать ее как свою.  Каждый раз, когда еду в гости к своему 92-летнему отцу, мои ноги болят ему.  Я думала, что это мои фантазии, теперь же  вижу, что так бывает.

В ответ на Ваш пример  -    Я болею этому человеку не потому, что он такой хороший, а потому что ему плохо - посылаю такую реплику:  "Господи, дай мне силы не переставать болеть добропривычливому".  Мне кажется, что это слово может быть сопоставлено с Вашим п  добропамятливый. Один из моих друзей как-то очень мудро заметил: "Я делю людей на две категории - тех, кто добро помнит, и тех, кто к нему привыкает". Для меня это был новый взгляд и своеобразное откровение. Благопривычный человек так привыкает к добру, что даже его не замечает, принимает как должное, ждет и по-детски требует его. Добра в этой ситуации всегда оказывается меньше, чем нужно...

...Важно наполнение формируемого "Даром слова" пространства. Хотела бы еще раз отметить удивительные свойства этого пространства, пронизанного диалогическими нитями. Каждый раз в новом выпуске нахожу ответы или подтверждения тому, о чем думала сейчас, только-только...  Почти мистическое пространство взаимопонимания формирует личность человека, которого зовут М. Эпштейн.
    С благодарностью за добрые слова, Л. Р.Савченко

Такие свидетельства мгновенного вхождения слова в жизненный опыт для меня особенно драгоценны.   Благодарю Вас, Людмила!

К теме боления мне хотелось бы добавить еще одну грамматическую возможность:
болеть о ком, о чем   - скорбеть, заботиться о ком-либо, чем-либо, сопереживать кому-л., чему-л.

    Бунин болел о своей родине,  но вернуться не захотел.

    Она болеет об уличных кошках и собаках, а к собственному сыну странно равнодушна.

Это сочетание глагола "болеть" с существительным в предложном падеже и предлогом "о" редко приводится в словарях и, как правило, с пометой "устаревшее". Я не чувствую этого слова устаревшим и, на мой взгляд, оно дает не менее важный оттенок значения, чем "болеть за" (т.е. желать кому-либо успеха).

Таким образом, глагол "болеть" оказывается одним из самыx поливалентных в русском языке, он может управлять существительными в четырех падежах:

Дательный: болеть кому, чему (отцу, ближнему, беде, народу)
Винительный: болеть за кого, за что (за друга, за футбольную команду)
Творительный: болеть кем, чем  (Иваном, Марьей; гриппом, корью)
Предложный: болеть о ком, о чем (о хворых и убогих;  о родине)
Мне представляется, что глагольная система русского языка будет меняться именно в эту сторону: расширения управительных способностей каждого глагола. Раньше в "Даре" уже неоднократно говорилось о том, что каждый глагол может стать переходным, т.е. управлять существительным в винительном падеже без предлога ("улыбать, танцевать кого"). В этот ряд вписывается и возможность употреблять "болеть" с дательным и предложным падежами.
Глагол постепенно освобождается от  прикрепленности к определенному падежу и становится полифункциональным. Лексическое значение глагола и грамматическое значение управляемого падежа вступают в свободные сочетания.



               Новости "Политикона". Еще раз о самом длинном русском слове

"Новая газета" продолжает публиковать "Политикон. Словарь новейших понятий". В первом выпуске было представлено понятиe "тотальгия" - ностальгия по тотальности. Во втором выпуске  - самое длинное слово русского языка. В третьем (16.05): "Вся власть - времени! Манифест хронократии".

Поправка. Я считал, что самое длинное русское слово - "противогосударственнопредпринимательский" (40 букв). Оно к тому же сверхактуально, поскольку основной предприниматель в России, как всегда, государство (и чиновничество).
Но представим, что в России наконец-то  решили и в самом деле противодействовать засилью государственных монополий. Чем ответит государство?

Антипротивогосударственнопредпринимательскими мерами (экономическими, политическими, репрессивными и т.д.). Тем самым в язык войдет еще более длинное слово. 45 букв (в род. и твор. пад.). Рекорд среди европейских языков.



                               К истории и значению слова "совок"

Мы уже касались истории этого слова в выпуске118 "Совки и другие советские типы" (к двадцатилетию перестройки, 21 марта 2005). За истекшие годы появились новые материалы.
В "Аргументах и фактах" (02 (544) от 11.01.2007) читатель задает вопрос - и получает ответ:

 Кто придумал обидное слово "совок"?

Вот уже много лет модно называть жителей бывшего СССР "совками". Сообщите, кто придумал это малоприятное слово и обозвал им сотни миллионов честных людей? Н. Варич, Брест

- По данным доктора филологических наук Раисы Розиной (Институт русского языка РАН), на авторство этого слова претендуют сразу несколько человек. Первый в очереди - известный музыкант Александр Градский. Он с друзьями как-то выпивал в песочнице. Рюмками друзьям служили забытые детьми пластмассовые формочки, а самому Градскому достался совочек.

Писатель и философ Михаил Эпштейн в подтверждение авторства ссылается на свою книгу "Великая Совь" (название образовано по аналогии со словом "Русь"), героев которой он нарек "совками" и "совщицами". В 1989 г. автор читал ее по Би-би-си, откуда обидное прозвище могло просочиться в СССР.

Наконец, у "совков" есть и коллективный автор - культурологи Александр Генис и Петр Вайль. Они утверждали, что придумали это слово для обозначения советских туристов, выезжающих в социалистические страны.

Читатели сами решат, какая мотивация для них сильнее в слове "совок". Для меня очевидно, что оно распространилось не потому, что было связано с материальным предметом, "совком". Подставим сюда слова "лопата"  или "лопатка",  употребительное в детском обиходе, и увидим, что назвать советских до мозга костей людей "лопатками" было бы странно и неуместно, хотя лопатками можно загребать песок из песочницы или вещи с прилавков не хуже, чем совками. Слово распространилось потому, что оно было связано с названием страны, гражданства, совьей/советской идентичности - и вместе с тем суффикс "ок" придал слову то фамильярно-неформальное звучание, которое вообще свойственно этому суффиксу.   "Тут ко мне дружок пришел". "Что это за местный царёк такой!"  "Совок" (от "сова", "Совь") по своим морфологическим свойствам встает именно в этот уменьшительно-пренебрежительный ряд, тогда как в "совке" как орудии уборки суффикс "ок" не выделяется (поскольку нет родственного по значению слова без этого суффикса).

Напомню, что в книге "Великая Совь" (1984 -1988) это слово возникло не само по себе, а в гнезде нескольких родственных слов,  обозначающих разные великосовские типы или социальные группы.

сОвичи - общее название всех обитателей страны Великая Совь и потомков Великого Совы, обожествляющих его  как своего тотемического предка и ведущих ночной образ жизни.

совцЫ -  верхняя, правящая группа великосовского общества, восседающая на самой вершине Старого Дуба.

совЕйцы - интеллектуальная прослойка этого общества, идеологическая обслуга совцов, рать пищущих, поющих и выглядывающих на горизонте восход незримого ночного солнца (певцы сОлночи).

совкИ - рядовые труженики Великой Сови, снующие по кустам, обдирающие перья в поиске своего хлеба насущного - серых мышей.

сОвщицы - группа, состоящая исключительно из женщин (которые присутствуют и во всех остальных группах, но эта только из них и состоит).

Характерно, что из всех этих слов получило распространение только то, которое своим суффиксом выражает наиболее снисходительный и презрительный оттенок "совьего/совского/советского". Я уже приводил свидетельство критика Льва Аннинского о том, что впервые он услышал слово "совок"  в декабре 1990 г., а прочитал - в рукописи "Великой Сови", на которую впоследствии, после издания книги, отозвался статьей  "Совки Минервы" ("Свободная мысль", 1995, No.9, С. 97-107). Из его письма ко мне:

"Не исключаю, что Ваши радиозаписи весны 1989 года повлияли на процесс утверждения его в молодежном слэнге и даже стали его открытием. Мне психологически трудно Вас с этим поздравить по вышеуказанной причине (мое отвращение к термину), но, если это важно с точки зрения источниковедения, - с готовностью свидетельствую, что авторство - Ваше".
Недавно мне попалось еще одно свидетельство - редактора Би-би-си Наталии Рубинштейн, с которой я записывал весной 1989 г.  свои радиопередачи по "Сови":
"..."В одиннадцатой "Звезде" за 2007 год в рубрике "Из города Энн" напечатан текст, который держится только и единственно судорогой раздражения. Называется он "Совок". Им Ронен подключается к имеющей уже многолетнюю историю дискуссии (отсылаю желающих к интернету) о смысле и происхождении этого нового словесного клейма - кто именно его достоин и кто изобрел. Ронен выловил из сети "отличную гипотезу о происхождении слова "совок"", предложенную музыкантом Александром Градским. Но есть и другие гипотезы - не хуже. Претендуют на изобретательский патент, например, Вайль и Генис. Или Михаил Эпштейн. Я-то сама слово "совок" впервые услышала именно от него в 1989 году в студии Бибиси, когда записывала с ним для "Литературных чтений" отрывки из его сатирического сказания "Великая Совь"".
Мне представляется, что Лев Аннинский и Наталья Рубинштейн, профессионально работающие в самых горячих точках современного русского языка и общественно-языкового сознания, заслуживают доверия как свидетели и участники истории слов.

Характерно, что слово "совок" в массовом употреблении приобрело то презрительное и даже издевательское значение, которое в моей книге прямо не подразумевалось. Скорее, там господствовало лирическая ирония, поскольку из всех классов обитателей Великой Сови  совки вызывают если не наибольшую симпатию, то явное сочувствие. В отличие от правящего клана совцОв  и клана идеологов-совЕйцев, совки - это трудяги, серые, незаметные, занятые  добыванием пищи  для себя и вышесидящих, т.е. тех же совцов и совейцев.

"Совки шмыгают в основном по низам, их дело - добывать мышей. Цвет у них такой серенький, что в сумерках не различишь, поэтому мыши, так сказать,  сами идут к ним в когти. Многие совцы и совейцы считают совков образцовыми представителями всего великосовского народа. В отличие от совцов, которые сидят на вершинах, и совейцев, которые глядят в просветы, совки постоянно живут и охотятся в сумерках за серыми, как сумерки, мышами, и сами серые, как сумерки, - значит, они вполне уподобились тому, среди чего пребывают, выполнив философский завет: "свет определяет отсвет, тень определяет оттенок". Поэтому они даже больше, чем совцы, заслужили право считаться образцовыми гражданами Великих Сумерек, и их портретов, нарисованных угольными карандашами, гораздо больше представлено па грифельной Доске Почета, чем других групп.

 В охоте за мышами, то и дело ударяясь о ветви,  обдираясь о кусты и колючки, совки растеряли почти все перья - остались только крылья - и достигли такой бесшумности и невидимости, что почти сравнялись с ангелами. Один самокритичный совеец справедливо писал: "Если совейцы пытаются вступить в общение с ангелами, угадать их очертания в разгорающейся заре,  то совки, благодаря ежедневным усилиям, сами становятся ангелоподобными. Наша задача - спуститься поближе к земле, внимательно рассмотреть этих ангелов во плоти, изучить их, отобразить на картинах и чертежах, чтобы уже не вслепую, а научно искать бесплотных собратьев" (из статьи "Ближе к предмету нашей заботы!")".

Цитирую по последнему изданию: Великая Совь.  Советская мифология. Самара: Бахрах-М, 2006, С.137.

Сам я впервые услышал слово "совок" из чужих уст  не ранее 1991 г., уже в США, и оно звучало столь презрительно и высокомерно, что я даже не сразу расслышал в нем эхо "Великой Сови".  Не снимая с себя ответственности за  внедрение этого слова,  должен признаться, что сам его никогда не употребляю. Мне претит приросшая к нему издевательская интонация. И я вполне разделяю чувства Льва Аннинского (в его письме ко мне):
 "Должен сказать, что в тот момент мое отвращение к их [школьников] наглости было равно их отвращению к моей стране; я этот термин возненавидел, о чем при случае и заявлял публично и печатно, ни в коем случае это слово ОТ СЕБЯ не употребляя; в диалоге с Вами употребил - Вам в ответ, и уже смирившись с тем, что словечко вошло во всеобщее употребление".
Добавлю к этому, что  считаю слово "совок" стилистически и интонационно вполне совковым, даже квинтэсссенцией совковости. Бывают такие слова, которые характеризуют  говорящего не меньше, чем тему разговора. Например, слово "хам", на мой слух, ужасно хамское, и только хам может обзывать этим словом других людей. У Чехова в расказе "Учитель словесности" есть старик Шелестов, хам и пошляк, который по каждому поводу и без поводу повторяет:
"- Это  хамство!  -  говорил  он.  -  Хамство  и  больше  ничего.  Да-с, хамство-с!"

Вот так и люди, клеймящие других (и друг друга) "совками", редко осознают, что расписываются тем самым в своей совковости.

Итак, на вопрос читателя "Аргументов и фактов": "Сообщите, кто придумал это малоприятное слово и обозвал им сотни миллионов честных людей?" - отвечаю:

Слово придумал, скорее всего, я. А вот обозвали им "сотни миллионов людей" - они сами. Тот, кто его употребляет, называет так и самого себя.

Слова имеют свою судьбу.  А у судьбы, как известно, есть своя ирония.

_________________________________________________________________
Афоризм

Совершенство языка - самое необходимое орудие мудрости и едва ли не главный ее признак. Чем лучше язык какого-либо народа, тем успешнее и удачнее занимается он ремеслами и разными искусствами и промыслами. Обилие слов и легкость произношения очень помогают созданию мудрых планов и более удачному осуществлению разных мирных и ратных дел.

Юрий Крижанич (1618 - 1683), славянский ученый, писатель, языковед.  Политика. М. Новый свет, 1997, С. 151.
-----------------------------------------------------------------------
Памятка

времязавИсимый - зависимый от хода времени, быстро устаревающий, требующий своевременного внимания, пересмотра, обновления. Приблизительная калька английского выражения "time sensitive" (буквально: времячувствительный).

В этой папке хранятся времязависимые документы, их надо пересматривать и обновлять не реже, чем раз в месяц.

Все наши тексты, увы, до неприличия времязависимые. Достоевский вот тоже писал злободневно, а заглянешь - там все еще живое, как будто сегодня написано.
                                                Дар слова. Выпуск 6. "Русский журнал", 9.12.2002

_______________________________________________________________________
                        Публикации  последнего года

 Книги:
Стихи и стихии. Природа в русской поэзии 18 - 20 веков  (серия "Радуга мысли"). Самара, Бахрах-М, 2007, 352 сс.

Амероссия. Избранная эссеистика./ Amerussia. Selected Essays (серия "Параллельные тексты", на русском и английском) М., Серебряные нити, 2007, 504 сс.

Статьи:
Русский язык: система и свобода. "Новый журнал" (Нью-Йорк), 2008, кн. 250,   С. 229 - 256.

Мыслить по-русски: взгляд из-за рубежа. "Независимая газета" (Экслибрис), 15 (24.4.2008)

Политикон. Словарь новейших понятий. "Новая газета". Вып. 1. Тотальгия.  18.4.08   Вып. 2. Самое длинное русское слово ("противогосударственнопредпринимательский") 25.4.08

Онтология любви: Эдем в "Песне песней". "Звезда", 2008, 3, С.204-216.

Женский эрос в пространстве языка: Корень "-ём-" и его производные, в кн.  Дискурсы телесности и эротизма в литературе и культуре: Эпоха модернизма. Под. ред. Иоффе Д. М.:Ладомир, 2008, С. 497 - 517.

Гламурный год под знаменем политконкретности. Впервые в России выбраны Слово и Антислово года . "Независимая газета", 17.1.2008.

Semiurgy: from Language Analysis to Language Synthesis. Russian Journal of Communication (Marquette Books, USA).Vol. 1, No. 1. Winter 2008, pp. 24-41.

Гуманология. Культуроника. Реалогия. Транскультура. Статьи в кн. Культурология. Энциклопедия, в 2 тт. Ред. С.Я. Левит.  М.: Росспэн, 2007,  т. 1, С. 524 - 527, 1081 - 1083;  т.2,  С 340 - 342, 721 - 724.

Жизнь как тезаурус. "Московский психотерапевтический журнал", 2007, 4, С. 47-56.

Таня, Пушкин и деньги: Жизнь как нарратив и тезаурус.  "Независимая газета" (приложение "Exlibris"), 20.12. 2007   http://exlibris.ng.ru/kafedra/2007-12-20/4_pushkin.html

Личный код. Опыт самоописания,  в кн. Кто сегодня делает философию в России. Автор-составитель А. Нилогов. М.: Поколение, 2007,   560 - 575.

Умножение сущностей. Интервью, взятое А. Нилоговым, там же, 346 - 359.

Есть ли будущее у причастий будущего времени?, в кн. Лингвистика и поэтика в начале третьего тысячелетия: Материалы международной научной конференции (Институт русского языка им. В. В. Виноградов РАН. Москва, 24-28 мая 2007 г.), ред. Фатеева Н. А. М.: Институт русского языка РАН, 2007, 531 сс.

О причастиях будущего времени, в кн. Мир русского слова и русское слово в мире. МАПРЯЛ, 11-ый Конгресс. София, Heron , 2007, т.1, С.  267-272.

Транскультура и трансценденция: личность и вещь как странники в иное, в кн. Только уникальное глобально. Личность и менеджмент. Культура и образование. Сб. к 60-летию Г. Л. Тульчинского. СПб.: СПб университет культуры и искусств, 2007, 90-102.

Добро и зло в зеркале русского языка. Континент, 132, 2007 (июль)

Раздвигая границы [гуманитарных наук]. "Ведомости" (Wall Street &Financial Times) (рубрика "Игра ума"), э 14 (51).  20.4.2007.

О творческом потенциале русского языка. Грамматика переходности и транзитивное общество. "Знамя", 3, 2007, 193-207. http://magazines.russ.ru/znamia/2007/3/ep18.html

"Pushkina, Dostoevskogo i Tolstogo nashim pravnukam pridetsa chitat na latinitse
Журнал New Times (Новое время),  5, 12 марта 2007

Слово года, века, тысячелетия "Независимая газета". 2 марта 2007.
http://www.ng.ru/saturday/2007-03-02/13_slovo.html

Between Humanity and Human Beings: Information Trauma and the Evolution of the Species. Common Knowledge, vol.13, Issue 1, Winter 2007, pp. 18-32.

Methods of Madness and Madness as a Method, in: Madness and the Mad in Russian Culture. Ed. by Angela Britlinger and Ilya Vinitsky. Toronto, Buffalo, London: Univ. of Toronto Press, 2007,  pp. 263-282.

_________________________________________________________________
Сетевой проект "Дар слова" выходит с апреля 2000.  Каждую  неделю  подписчикам  высылается несколько новых слов, с определениями  и примерами  употребления. Этих слов нет ни в одном  словаре, а между тем они обозначают существенные явления и понятия, для которых  в общественном сознании еще не нашлось места. "Дар"  проводит также дискуссии о русском языке, обсуждает письма и предложения читателей. "Дар слова" может служить пособием по словотворчеству  и мыслетворчеству, введением в лингвосферу и концептосферу 21-го века.  Все предыдущие выпуски.

Подписывайте на "Дар" ваших друзей по адресу: http://subscribe.ru/catalog/linguistics.lexicon

Языковод -  сайт Центра творческого развития русского языка.

PreDictionary  -  английскиe неологизы М. Эпштейна.

Ассоциация Искателей Слов и Терминов (АИСТ) - лингвистическое сообщество в Живом Журнале. Открытая площадка для обсуждения новых слов и идей.

Новые публикации  М. Эпштейна (с линками)

Гуманитарная  библиотека (философия, культурология, религиеведение, литературоведение, лингвистика, эссеистика)