Пределы властиWinUnixMacDosсодержание


АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

Максим Мейер


Максим Мейер - историк, сотрудник аналитического центра агентства "Постфактум". Специализируется в области изучения процесса принятия решений и практической политологии.

Понятие "аналитический" или "информационно-аналитический" центр появилось в нашем лексиконе сравнительно недавно.
Еще в 60-е годы мода на создание различных интеллектуально-корпоративных объединений проявлялась в конструировании разнообразных центров негуманитарного профиля - общество решало первичные задачи работы с информацией, в первую очередь цифровой. Ярким примером такого рода деятельности стали ВЦ - вычислительные центры - символ модернизации советского государства в 60-70-х гг.
Создание аналитических центров последнего времени проходит не без косвенного, а в ряде случаев и прямого воздействия западных образцов. Поэтому в словосочетании "аналитический центр" так легко узнается его не менее модный западный аналог "think-tank".
Так исторически сложилось, что в середине - конце 80-х годов, во время возникновения первых АЦ, информационная деятельность была способом знания (сбором информации) о разрушающемся социуме СССР, аналитика же появилась как форма познания нового общества и государства.
От академических институтов системы новые АЦ в основном заимствовали кадры, тематику и частично методологию. От западных - мобильность, малую численность штатных сотрудников (обычно 5-7 человек), установку на коммерческую реализацию продукции и часть словарного инструментария. Партийно-государственные институты сформировали стиль. Таким образом, можно сказать, что современные аналитические центры являют собой синтез всех этих трех вариантов организации научной деятельности.


ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Трансформация частей старой системы
аналитического обеспечения власти

1. Партийно-государственные центры

Неакадемические институты гуманитарного профиля в советском государстве в основном существовали при КПСС и КГБ. Среди партийных институтов лидировала тройка: Академия общественных наук при ЦК КПСС, Институт общественных наук при ЦК, Институт марксизма-ленинизма в последнее время на правах отдела Центрального Комитета партии. Более низкие ступени и по интеллектуальному потенциалу, и по возможностям работы с информацией занимали партийные школы, институты при комсомоле (например, Институт молодежи). КГБ осуществлял аналитическую деятельность как за счет собственных подразделений (хотя это был скорее оперативный анализ, присущий любой спецслужбе), так и при помощи подчиненных ему специальных отделов академических институтов (например, секретный отдел Института социологии АН, находившийся в двойном подчинении, или Военный отдел ИМЭМО). Некоторые научные центры существовали при ведущих министерствах и ведомствах, например, известный социологический центр при Государственном комитете по строительству (Госстрой СССР). Однако, в этих структурах создание подобных служб было делом отдельных энтузиастов.
Аналитические структуры партии, КГБ и части государственных учреждений максимально приближались к современным АЦ по критериям комплексности и прикладного характера исследований. Однако, эти центры были включены в идеологический монолит власти, практически всегда использовавшей экспертов только для подтверждения правильности своих решений. Оперативность работы, структурирование информационных потоков, привлечение широкого круга ученых, мобильность - этот новый опыт составил основу современной экспертной среды.
В данном контексте небезынтересна судьба бывших партийных исследовательских институтов. Большинство из них сохранилось за счет смены форм и статуса. Академия общественных наук последовательно претерпела превращения в Академию управления при правительстве (1991-1994) и Академию государственной службы при президенте (с апреля 1994), потеряв при этом значительную часть кадров. Институт общественных наук сначала превратился в аналитический центр бывшего президента СССР Михаила Горбачева (1991-1992), а затем в Финансовую академию при правительстве РФ. Здесь потеря старых кадров была полной. Часть из них осела в Горбачев-фонде, часть разошлась по независимым АЦ. Институт марксизма-ленинизма сохранился практически полностью под новым названием - Российский независимый институт социальных и национальных проблем.
Относительно центров, работавших в составе КГБ и при нем, известно меньше. Практически единственным фактом преобразования центра такого типа является переход основных кадров закрытого отдела Института социологии АН СССР в Институт социально-политических исследований РАН.
Вне зависимости от структурных преобразований и перетока кадров, партийно-государственным институтам удалось просто передать новым АЦ сложившийсяя стереотип деятельности: более "эффективная" в бюрократической системе группа партийных центров всегда была референтной группой у академических ученых - основного кадрового резерва независимых АЦ. "Референтский" тип работы, характерный для аппарата и научных партийно-государственных центров всегда интриговал общество близостью к власти, конкретным решениям, насыщенности информацией. Стиль и форма подачи результатов исследований в виде аналитических записок, ныне доминирующих в новых АЦ, пришли не с Запада - они были скопированы с образцов научно-аппаратной продукции. Этим, помимо прочего, была достигнута преемственность взаимоотношений аналитиков и власти.
Таким образом, партийно-государственные институты сыграли важную структурообразующую роль по отношению к независимой науке, во многом определив ее стиль и форму на несколько лет вперед.

2. Академическая среда

Варианты трансформации академической системы более разнообразны, чем у структур, обслуживающих органы власти. Реальная перестройка академических институтов началась только в начале 1990-х годов, после разрушения системы государственного финансирования. Однако, задолго до того, как руководство АН СССР - РАН пришло к пониманию необходимости кардинальных перемен, перестройку системы управления наукой начали осуществлять по собственной инициативе ученые на местах. При институтах создавались лаборатории, центры и объединения, специализировавшиеся на какой-либо отдельной проблеме, либо, наоборот, изучая проблему в контексте сопредельных дисциплин. Так, "снизу" был реформирован один из сильнейших академических центров - Институт мировой экономики и международных отношений, долгое время являвшийся головным советским институтом по изучению стран Запада. В его составе были созданы полунезависимые центры (статус которых по отношению к институту до сих пор не определен): Японских и тихоокеанских исследований, Сравнительных социально-экономических и социально-политических исследований и др.
Таким образом, к 1992 году ИМЭМО стал похож на "слоеный пирог" из собственных отделов, центров, изданий и коммерческих структур, сохранив при этом некую целостность и продолжая оставаться в рамках РАН.
Приблизительно такой же путь трансформации (еще не пройденный до конца) повторил давний конкурент ИМЭМО в области изучения внешней политики - Институт США и Канады РАН (ИСКРАН). На базе его отделов был создан Российский научный фонд, специализацией которого стало практическое применение знаний сотрудников ИСКРАН.
На основе ряда отделов Института географии в 1992 году образовалась одна из наиболее известных групп политических географов - "Mercator Group". При Институте востоковедения в том же году начала работать по аналогичной схеме научно-издательская аналитическая фирма "Ист-Консалт", ориентированная на традиционных партнеров института из стран Ближнего и Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии. (Мы говорим здесь только о группах, чью деятельность можно считать лишь частично коммерческой.)
Ключевым содержанием базовой реформы 1992-1993 гг. стало изменение внутренней структуры основных институтов РАН, превращение их отделов в самостоятельные (в том числе финансово самостоятельные) центры, отмена планирования руководством тематики исследований и работы в общих долговременных проектах. Увеличение возможностей институтов и центров РАН не замедлило сказаться на улучшении материального положения институтов и их сотрудников. В данный момент практически половина (!) научных работников гуманитарных отделений РАН получает в той или иной степени помощь за счет западных благотворительных фондов.
В ходе реформ "снизу" и "сверху" был создан определенный "запас прочности" Академии. Сохранив статус ведущей научной корпорации страны, РАН за несколько лет восстановит на новом уровне свои институты, способные через несколько лет заменить некоторые независимые центры-дублеры.

Становление независимых
аналитических центров

До 1988-1989 гг. были лишь попытки созданияя информационных центров при тех или иных узко специализированных группах правозащитного движения: редакция "Хроники текущих событий", российская часть бюллетеня "Вести из СССР" Кронида Любарского и "Бюллетеня В" Сергея Григорянца т.д. Эти группы, кроме "Вестей из СССР", базировавшихся в Мюнхене, к 1986 г. либо закрылись в результате репрессий, либо прекратили работу, став на некоторое время указателем пути для новых центров, возникавших на волне неформального движения в 1987-1988 гг. В 1988 г. под руководством активного деятеля правозащитного движения 70-х годов Вячеслава Игрунова был создан информационно-аналитический центр неформального движения - Московское бюро информационного обмена (М-Био), методику и опыт которого использовали во многом группы, изучавшие неформальное движение, а затем политические партии.
На другом полюсе, в государственных структурах, - некое подобие аналитических групп появилось при уже упоминавшихся аналитических институтах партии и КГБ, либо при комсомоле.
В 1986-1989 гг. в экономике и социологии происходило оживление. До, и особенно после декларированного начала экономических реформ, с 1988-го г. рождаются новые семинары, научные группы, институты (на базе уже существовавших - МГУ, Академгородок в Новосибирске), которые должны были бы в 1989 г. обеспечить экономическую реформу.
Аналитические, но более информационо-консультативные центры понадобились и зарождавшимся легальным коммерческим структурам - кооперативам. Один из масштабных информационных проектов "кооперативного" времени - информационный кооператив "Факт", созданный в 1988 г. Глебом Павловским и Владимиром Яковлевым. Уже в 1989 г. на базе "Факта" было создано первое независимое информационное агентство "Постфактум", а в январе 1990 г. вышел первый номер еженедельника "Коммерсантъ". Помимо этих проектов в области информации, получивших широкую известность, были и другие, менее заметные.
С 1990-го по 1991-й гг. активная профессионализация информационно-аналитических центров, переход их в новое качество, а также решение вопроса о взаимодействиях независимых АЦ и власти обусловили постепенное вхождение их в структуру общества.
Сами АЦ менялись: в эти годы начался процесс откола созданных в первые годы перестройки институтов и центров от базовых структур и концентрации наиболее квалифицированных и оригинально мыслящих специалистов, работавших в них, как правило, на контрактной основе. Этот процесс был ускорен прогрессирующим упадком академических институтов и резким сокращением заказов на фундаментальные и прикладные исследования.
Менялось и содержание деятельности. Информационные задачи были в основном выполнены, и центры начинали тяготеть к анализу. В названиях центров определение "аналитический" все больше вытесняло "информационный".

Утверждение политической роли
аналитических центров.

На рубеже 1990-1991 гг. стала возрастать роль новых аналитических структур в политической сфере. Новая элита на республиканском и региональном уровне имела четко выраженные властные цели и нуждалась для их реализации в квалифицированной информационной и аналитической поддержке. Хорошо оплачиваемый спрос повлек за собой резкий скачок предложений со стороны экспертов. Выборы 1989 г. были первым выходом АЦ в политику. Работая как на демократов (в большем количестве), так и на государство и партию, аналитические группы приобретали опыт, получали средства, становились привычно необходимы политикам. В 1989 г. начали карьеру многие АЦ, например, "ИНДЕМ" (Информатика для демократии), созданный Георгием Сатаровым и Сергеем Станкевичем для информационно-компьютерного обеспечения демократических сил на выборах.
Со стороны власти начал возрастать спрос на независимых экспертов. При правительственном Комитете по экономической реформе Леонида Абалкина, партийных структурах, парламентах Союза и России стали создаваться экспертные группы по самым разнообразным вопросам. В некоторых случаях государство даже инициировало создание новых центров, как это произошло с Российско-американским университетом (РАУ), созданным в 1990 г. в роли "штаба реформ". Незначительное количество подобных центров в 1990-1991 гг., еще имевшееся недоверие большей части ученых к "неформальным" АЦ помогло собрать в них на определенный момент довольно значительные интеллектуальные силы.
Новой власти, оставленной со страной один на один, нужны были "посредники" - эксперты. С весны 1990 г. при Ельцине, в ту пору председателе Госкомитета по строительству и архитектуре СССР, усилиями его помощников начали формироваться аналитические группы. Одной из первых к будущему президенту примкнула группа Игоря Нита - известного экономиста, профессора экономического факультета МГУ, автора концепции "обратимых денег": своеобразной модели перехода к рынку через денежную реформу. Группа Нита, состоявшая из его коллег и учеников, консультировала президента и его команду по экономическим вопросам. Члены группы были одними из авторов знаменитой речи Ельцина, посвященной экономической реформе на I Съезде Советов РСФСР. Летом 1990 г. Геннадий Бурбулис начал работу по организации политического экспертного совета при Ельцине, тогда уже Председателе ВС РСФСР, впоследствии получившго название Высшего координационно-консультационного совета (ВККС). В его рамках разрабатывались планы противодействия союзному центру, налаживались каналы связи с регионами, анализировалась текущая политическая информация. В августе 1991 г. эти аналитические группы влились в состав администрации президента России, составив ядро его аналитических структур. Нужно учесть постоянное сотрудничество с независимыми аналитическими центрами, академическим институтами, государственными системами анализа и информации, включая военные институты и центры КГБ в течение всего 1990 г., и особенно в первой половине 1991 г. Так складывалось нечто большее, чем просто аппаратные аналитические центры, формировалась экспертная среда, питавшая российские структуры власти информацией и ориентировавшая их в политике. В конечном итоге эта среда родила то, что стало известно как "кабинет Гайдара" - первое в новейшей истории России правительство интеллектуалов.
Однако, - и в этом заключается парадокс власти, - добравшись до рычагов управления страной, эксперты быстро потеряли независимость мысли и действия, присущие интеллектуалам, властью не обремененным, что ярко проявилось в повсеместной тенденции вчерашних аналитиков к дальнейшему переходу в аппарат исполнительной власти.
Впоследствии некоторые из них перешли на постоянную работу в администрацию, стали членами Президентского Совета: руководитель центра "Индем" Георгий Сатаров, президент Совета по внешней политике Сергей Караганов, руководитель центра этно-политических исследований Эмиль Паин, специалист по региональной политике, преподаватель географического факультета МГУ Леонид Смирнягин. Однако, в привлечении экспертов Кремль проводил определенную селекцию по политическим взглядам, отсеивая нелояльных сторонников компромиссов, что в частности и определило впоследствии характер кризиса сентября-октября 1993 года.


"Спроектированный кризис": интеллектуальные центры влияния в российском политическом кризисе 1993 г.

1.Аналитические структуры "президентской стороны"

Ключевая роль аналитических служб президентского лагеря в появлении Указа N 1400 и дальнейшем развитии конфликта между президентом и парламентом 21 сентября - 5 октября 1993 г. не подвергается сомнению. Именно на аналитиков - советников президента в первую очередь указывают как на тех, "кто все это выдумал". Однако, в проектировании кризиса, начиная от подготовки планов до разработки конкретного Указа N 1400, участвовало столько людей, аналитических центров и центров влияния, что вопрос о каком-то едином авторе концепции и даже конкретного указа вряд ли может стоять. Достаточно хорошо известно, что подобные планы, включая одновременные выборы, о которых президент говорил еще на IX Съезде в марте 1993 г., обсуждались в президентском окружении по крайней мере с февраля 1993 г. Материалы и документация этих обсуждений время от времени попадали в печать. Так что к осени накопилось достаточное количество как концептуальных, так и тактических "заготовок", которые, после незначительной привязки к конкретной ситуации, могли быть пущены в ход. Эти "заготовки" разрабатывались в системе аналитических служб президента, а что касается конкретного толчка, приведшего их в действие 21 сентября, - то едва ли он исходил от экспертов.
Во время развития кризиса, с 21 сентября по 5 октября 1993 г., единого штаба, координировавшего ВСЮ политику президентской команды в конфликте, также скорее всего не существовало. Кроме того, возможность влияния на решения президента сохраняли различные центры силы, группы давления и отдельные люди, часто имевшие большее влияние, нежели собранные 22 сентября аналитики.
Поэтому, возвращаясь к вопросу "кто же это все-таки выдумал", мы считаем нужным описать все аналитические службы президентского лагеря по состоянию на 21 сентября 1993 г., поскольку каждая из них так или иначе участвовала в принятии решений в ходе конфликта.

Администрация президента

Влияние Администрации в президентском лагере постоянно возрастало в течении 1992 г., и стало особенно явным в начале 1993 г., когда, оставив "реакционный парламентский корпус", в Администрацию перешли бывшие депутаты ВС РФ: Сергей Филатов, Вячеслав Волков, Петр Филиппов. Позже к ним присоединился Сергей Красавченко, на которого с июля 1993 г. было возложено управление и координация работы аналитических структур Администрации.
К 21 сентября 1993 г. в Администрации президента действовало 4 аналитических подразделения: Аналитический центр по общей политике, Аналитический центр по социально-экономической политике с включенной в него Группой экспертов Игоря Нита, Аналитический центр по специальным президентским программам, Центр оперативной информации. На них возлагалось информационно-аналитическое обеспечение президента и его аппарата, подготовка и разработка различных проблемных политических и экономических программ, экспертная оценка выпускаемых постановлений и решений исполнительной власти.
22 сентября при Администрации президента начал работу оперативный аналитический штаб, по окончании кризиса 11 октября превращенный в Рабочую группу по оперативному аналитическому обеспечению мероприятий конституционной реформы.
До 21 сентября 1993 г. собственно аналитической деятельностью в Администрации президента РФ занимались два центра - Аналитический центр по общей политике (АЦОП) и Аналитический центр по социально-экономической политике (АЦСЭП). Основное обеспечение информацией президентской команды осуществлял Центр оперативной информации.

I. Аналитический центр по общей политике.

Возглавляет Анатолий Ильич Ракитов, ранее советник президента РФ по вопросам научно-технологической политики и информатизации, затем руководитель первой аналитической структуры Администрации президента - Информационно-аналитического центра, действовавшего с марта 1992 по февраль 1993 г.
Центр состоит из трех подразделений: стратегических исследований, системной автоматизации, моделирования и прогнозирования.
В Центре работает 18 штатных сотрудников, из них 10 экспертов. Центр привлекает около 15 экспертов к постоянной работе на контрактной основе.
В состав экспертов АЦОП входят квалифицированные специалисты - политологи и экономисты: Александр Лифшиц, Сергей Селивестров, Игорь Яковлев.
Главная задача Центра - обеспечение президента и его "команды" информационными и аналитическими материалами. На АЦОП возложено обеспечение взаимодействия президента РФ с политическими партиями и общественными движениями, а также оценка предполагаемых проектов решений президента РФ.
Основное направление деятельности Центра: разработка сценариев текущих политических процессов. В частности Центр готовил сценарии развития событий на съездах народных депутатов, возможной реакции оппонентов Президента на его действия. АЦОП подготавливает материалы по "социальному самочувствию" населения РФ, расстановке сил в политических партиях и движениях, проблемам миграции.
АЦОП занимается также разработкой сценариев текущих политических процессов, изучением демографических проблем (миграции и эмиграции), проблемой развития коммерческих структур и новых проблемных технологий.

II. Аналитический центр по социально-экономической политике.

Возглавляет АЦСЭП член Координационного совета движения "Демократическая Россия", один из создателей движения "Выбор России" Петр Филиппов. Филиппов известен как один из наиболее радикальных и активных сторонников реформ.
В штате Центра - 30 человек. АЦСЭП активно привлекает к работе экспертов на контрактной основе. АЦСЭП пока не имеет фиксированных отделов, сотрудники делятся по направлениям деятельности.
Главная задача Центра - сбор и анализ социально-экономической информации для аппарата президента.
Направления деятельности Центра: анализ текущего социально-экономического положения в РФ, сбор информации об исполнении министерствами решений президента и правительства, подготовка соответствующих экпертных материалов, экспертиза крупных социально-экономических проектов, а также оценка возможных последствий реализации проектов решений президента, правительства в области экономики.
В составе АСЦЭП достаточно автономно действует Группа экспертов президента РФ по оперативному анализу и прогнозированию социально-экономической ситуации в России (Группа экспертов президента), возглавляемая известным экономистом Игорем Нитом.
Группа экспертов состоит из 9 человек, работающих в ежедневном режиме. Группа готовит экономическую часть всех выступлений президента, в том числе в поездках по стране и за рубеж, отвечает на адресные запросы президента. Осуществляет экспертизу проектов указов президента и распоряжений правительства с точки зрения экономической безопасности, их последствий для экономики. Кроме того, еженедельно готовит записки и ежемесячно - доклады по текущим политико-экономическим проблемам.
Специфика работы группы - оперативный режим и непосредственное участие в составлении текстов выступлений президента - обусловливают ее тесную связь с помошниками президента и руководством Администрации, что указывает на определенную степень влиятельности.
В составе Группы известные экономисты: Михаил Делягин, Павел Медведев. Группа активно привлекает консультантов из экономических НИИ РАН, МГУ.

III. Центр оперативной информации.

Возглавляет Андрей Ремизов. В штате Центра - 50 человек. Режим работы - круглосуточный, оперативный.
Центр готовит ежедневные утренние экспресс-обзоры центральных, московских, городских и областных газет, обзоры информационных выпусков телевидения и радио, сообщений информационных газет. Центр издает также ежедневные хроники важнейших событий в РФ "Россия: день за днем"; обзоры оппозиционной прессы, отчеты о важнейших пресс-конференциях; ежедневные обзоры "В партиях и движениях". В дополнение к основной ежедневной работе Центр выполняет разовые поручения президента, руководителя Администрации президента.
Центр поддерживает ежедневную связь с руководителем Администрации президента Сергеем Филатовым, его помошником Игорем Харичевым, отвечающим за связи Администрации с партиями и движениями.

IV. Рабочая группа по оперативному аналитическому обеспечению мероприятий конституционной реформы.

Группа начала работать 22 сентября 1993 года и осуществляла как оперативный контроль за ситуацией, так и разработку стратегии поведения президентской команды.
Первоначально в Группу вошли трое из членов Президентского Совета: Георгий Сатаров, Эмиль Пайн и Леонид Смирнягин; Михаил Федотов, президент независимого Гуманитарного и политологического центра "Стратегия" Геннадий Бурбулис, советник президента Эдуард Днепров. Позже к Группе присоединились член Президентского Совета Андраник Мигранян и Александр Яковлев. Руководил работой группы заместитель руководителя Администрации президента - Сергей Красавченко.
В течении кризиса 22 сентября-5 октября группа работала в ежедневном режиме. К результатам деятельности Группы относятся решения по трудоустройству бывших депутатов ВС РФ, в том числе указ по льготам и социальным гарантиям. Группа вырабатывала рекомендации для представителей президентской стороны на переговорах в Свято-Даниловом монастыре, рекомендации в отношении "нулевых" вариантов, по взаимодействию с субъектами федерации.
11 октября 1993 г. группа была утверждена официально в качестве Рабочей группы при администрации президента. В ее окончательный состав вошли, помимо уже упоминавшихся участников, члены Президентского Совета: Юрий Карякин, Отто Лацис, Сергей Ковалев, Дмитрий Волкогонов. В Группу вошли также главный научный сотрудник РАН Николай Воронцов, заместитель руководителя Аналитического центра администрации президента по общей политике Александр Лифшиц, начальник управления аппарата Совета безопасности Андрей Макаров, директор Экспертного института Российского союза промышленников и предпринимателей Евгений Ясин. Руководителем Группы назначен Сергей Красавченко.

Советники президента

К 21 сентября 1993 года советниками президента являлись: Валерий Бурков, Дмитрий Волкогонов, Александр Гранберг, Эдуард Днепров, Екатерина Лахова, Николай Малышев, Сергей Станкевич, Шамиль Тарпищев, Алексей Яблоков.

Президентский совет

К 21 сентября 1993 года в Президентском Совете состояло 29 человек: Сергей Алексеев, Евгений Амбарцумов, Владимир Волков, Дмитрий Волкогонов, Егор Гайдар, Михаил Гефтер, Даниил Гранин, Алексей Емельянов, Андрей Жуков, Марк Захаров, Владимир Каданников, Алексей Казанник, Сергей Караганов, Юрий Карякин, Сергей Ковалев, Отто Лацис, Андраник Мигранян, Никита Моисеев, Эмиль Пайн, Гавриил Попов, Юрий Рыжов, Георгий Сатаров, Леонид Смирнягин, Анатолий Собчак, Владимир Тихонов, Петр Филиппов, Алексей Яблоков, Юрий Яременко, Алла Ярошинская.
Деятельность Совета в целом носила представительский характер. Она ограничивалась редкими широко освещаемыми заседаниями, где не принимались решения, но лишь высказывались некоторые предположения и рекомендации.
Информационное обеспечение деятельности Президентского Совета осуществляли, помимо аналитических центров администрации, тематические группы, созданные при Совете специальным приложением к указу президента о Совете. Летом 1993 г. были созданы группы: национальной политики и региональных проблем (Пайн и Смирнягин), группа по экономической политике (Тихонов). В группах велась информационно-аналитическая работа, направленная на поддержку Президентского Совета, подготовку тематических заседаний Совета.
С лета 1993 года основную работу Совета вела достаточно узкая, регулярно собиравшаяся группа. В нее входили Сергей Караганов, Георгий Сатаров, Эмиль Пайн, Леонид Смирнягин, Андраник Мигранян. В тесном контакте с группой работали Петр Филиппов и Дмитрий Волкогонов. Группа практически постоянно работала вместе с группой помошников президента и руководством администрации президента, в основном с Филатовым и Сергем Красавченко. Координация работы Совета была поручена Алексею Яблокову.
Высокий статус части наиболее активных членов Президентского Совета сказался и 22 сентября, когда они оказались в составе оперативной аналитической группы, и 11 октября, когда они были включены в состав Рабочей группы по оперативному аналитическому обеспечению мероприятий конституционной реформы при администрации президента.

Группа помощников президента

Группа помощников президента к сентябрю 1993 состояла из семи человек. Возглавлял группу Первый помощник президента Виктор Илюшин. Помощником по экономическим вопросам был Анатолий Корабельщиков, по юридическим - Юрий Батурин, по международным делам - Дмитрий Рюриков, по работе с политическими партиями и общественностью - Лев Суханов. В группу помощников были включены также два референта: Людмила Пихоя и Александр Ильин.
Помощники считались наиболее высокой по статусу группой. Их возможность влияния на решения, принимаемые президентом, была значительной. Однако, специфика работы - круглосуточный режим, необходимость составления текстов выступлений президента, подготовки материалов к заседаниям Президентского Совета и пр. -лишала группу возможности быть реальным аналитическим центром. Помощники активно работали с членами Президентского Совета, аналитическими центрами администрации, руководством администрации и, на основании поставляемой ими информации и аналитических материалов, составляли материалы для президента. Однако, в момент кризиса группа помощников, как наиболее близкая к президенту и пользующаяся его безусловным доверием, могла оказать влияние на непосредственные решения, в том числе - решение о применении силы.

Аналитические службы Верховного совета,
задействованные в конфликте 21 сентября - 5 октября
1993 года

Аналитические службы Верховного Совета к началу кризиса являлись полностью децентрализованными. Аналитическая деятельность в ВС на протяжении всего его существования была жестко связана с группировками и отдельными фракциями. Единого аналитического центра ВС никогда не существовало. Попытки спикера с осени 1991 по весну 1993 гг. подчинить себе напрямую все аналитические центры и группы удались ему лишь отчасти.
К сентябрю 1993 года собственные аналитические подразделения существовали при каждом из заместителей Председателя ВС - Исправникове, Агафонове, Воронине. В стадии формирования находилась мощная аналитическая структура Председателя Совета Федерации Вениамина Соколова при Совете Национальностей ВС, руководимом Рамазаном Абдулатиповым, с 1991 г. работал сектор анализа и прогнозирования Эдварда Ожиганова. Аналитические группы существовали также при сильных фракциях ВС. Хасбулатов, Руцкой, Воронин, Соколов, Абдулатипов, Исправников, Зорькин вносили свое видение целей, выходов из создавшегося положения, приоритетных действий.
Как и в случае с президентскими аналитическими структурами, мы приводим справку по их состоянию на сентябрь 1993 г. для понимания того, кто и как в аналитических службах ВС противостоял акциям президентской команды.


Аналитическое обеспечение председателя ВС

1. Группа экономических консультантов председателя

Формально статус группы экономических консультантов Председателя ВС РФ, в составе Секретариата Председателя ВС, был утвержден Положением о Секретариате Председателя ВС от 22 мая 1992 г. Однако, как коллектив экспертов, группа сложилась осенью 1991 года.
Профессиональным стартом своей группы ее члены считают подготовку аналитического материала "О дальнейшем развитии экономической реформы в России", который лег в основу известного выступления председателя ВС на совместном заседании Совета Республики и Совета Национальностей Верховного Совета 2 апреля 1992 г.
Выступление, сам материал заложили первые основы самостоятельного курса ВС, его критики методологии реформ, проводимых правительством, и одновременно конкретизировали идеологию самих экспертов.
К 21 сентября 1993 года группа экономических консультантов председателя ВС РФ являлась наиболее авторитетной и влиятельной в системе аналитических центров ВС. В ее составе шесть экспертов: А.И.Милюков, Ю.И.Кашин, В.Г.Баховкин, В.В.Серебрянников, Е.А.Бучельников, В.В.Сиротин.
Группа консультировала председателя ВС по всем экономическим и политическим вопросам - от финансово-банковской сферы до расстановки сил в регионах.
Кроме текущей аналитической работы, консультанты спикера были заняты подготовкой его докладов и выступлений, организацией взаимодействия между председателем и нижестоящими структурами ВС, курировали существовавший при Хасбулатове Научный Совет.
Группе Милюкова, как наиболее близким и доверенным сотрудникам, Хасбулатов давал самые ответственные поручения. Так, начиная с марта 1993 г. А. Милюков лично по поручению председателя ВС направлял работу "круглого стола", итоговым документом которой стала Декларация, подписанная ВС, правительством и Центральным банком.
Группа, совместно с руководством ВЭС и Комиссией по экономической реформе, готовила июльское экономическое совещание и, скорее всего, принимала участие в разработке экономических и политических решений последнего X Съезда народных депутатов.

2.Личные советники председателя ВС

Статус личного советника Хасбулатова всегда был одной из самых больших загадок в системе аналитических структур ВС. Количество и персональный состав советников достаточно искусно скрывались руководством ВС, сведения о них практически не просачивались в прессу. Туманными оставались их права и обязанности.
К сентябрю 1993 г. было известно о существовании пяти советников, среди которых люди с самым разным статусом и степенью влиятельности. Это - Юрий Сенкевич, Артур Чилингаров, Василий Липицкий, Сергей Семенов. С марта по 30 сентября 1993 г., до насильственного лишения Баркашова удостоверения и выдворения его из Белого дома боевиками, советником Хасбулатова был известный политолог Сергей Кургинян.
Советники спикера отчетливо делились на две группы: те, кто заняли должность еще осенью 1991 г., "первый набор", и те, кто пришел намного позднее, в конце 1992 и начале 1993 гг. К первой группе относились Юрий Сенкевич, Артур Чилингаров и Сергей Семенов - уже не просто должностные лица, но личные друзья Хасбулатова, ко второй - Василий Липицкий, Сергей Кургинян.
Юрий Сенкевич и Артур Чилингаров пришли на эту должность осенью 1991 г. Оба были знакомы с Русланом Хасбулатовым еще в период его преподавательской деятельности. Сенкевич и Чилингаров не входят в штат, не имеют кабинетов в Белом доме, продолжают работать по своим профессиональным направлениям. Юрий Александрович Сенкевич является советником по вопросам медицины и международной гуманитарной помощи.
Артур Николаевич Чилингаров - советник по проблемам экологии, Арктики и Антарктики, Севера и северных народов в целом, Герой Советского Союза. Пришел к Хасбулатову с должности зампреда Госкомгидромета СССР. Сейчас - президент Российской Ассоциации полярников. Чилингаров принимал активное участие в разработке законов, касающихся проблем Заполярья. Курировал работу Госкомсевера.
Весной 1993 г. советником Председателя ВС на общественных началах стал председатель исполкома Гражданского союза Василий Семенович Липицкий. В его компетенцию входила работа с политическими партиями и движениями. Однако к сентябрю 1993 г. она еще не развернулась. Кризис помешал планировавшемуся созданию при ВС ряда общественных советов из представителей партий и общественных организаций.
Сергей Михайлович Семенов занимался проблемами мировой экономики и консультировал Хасбулатова в этой области.
Контакты советников с председателем были достаточно неформальными. Они происходили примерно раз в неделю в форме непротоколируемых бесед. Советники часто принимали участие в командировках Хасбулатова. В сферу их деятельности также входила работа на съездах. События 21 сентября - 4 октября 1993 г. подтвердили высокий статус советников и их первостепенное влияние на принятие решений председателем ВС. Известно, что именно советники, в первую очередь Сергей Кургинян, вплоть до последних дней ВС непосредственно участвовали в выработке решений ВС и X Съездом народных депутатов.

3. Научный совет при председателе ВС

Совет был образован распоряжением Председателя ВС РФ от 30 марта 1992 г. Предполагался как аналог Президентского консультативного совета. Согласно распоряжению председателя ВС, имел целью "глубокую научную проработку вопросов национально-государственного устройства, социально-экономического и политического развития Российской Федерации".
Научный Совет считался достаточно влиятельной структурой. Обычно председатель ВС лично присутствовал на заседаниях Совета и достаточно часто встречался с членами Совета в рабочем порядке.
Среди членов Совета - руководители крупнейших академических институтов, занимающихся проблемами экономики и политики: Леонид Абалкин - директор Института экономики РАН, Виталий Журкин - директор Института Европы РАН, Юрий Яременко - директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.
В Совет вошли также руководители объединений промышленников и предпринимателей, банкиры, поддерживающие политику ВС и его спикера: Геннадий Семигин - председатель правления Конгресса российских деловых кругов, Алексей Шулунов - руководитель Лиги оборонных предприятий, Яков Дубинецкий - председатель правления Промстройбанка.
Совет должен был собираться не реже одного раза в месяц, однако, на практике заседания Научного Совета в полном составе проходят гораздо реже. Так в 1993 г. состоялось лишь одно заседание, посвященное итогам VIII Съезда народных депутатов.
В конце 1992 - начале 1993 гг. при Научном Совете начали создаваться тематические секции, в которых и была сконцентрирована основная работа консультативных групп при председателе ВС.
Каждую секцию Совета курировал один из экономических консультантов группы Милюкова. Так, секцию по промышленной политике и предпринимательству курируют Юрий Кашин и Евгений Бучельников; финансово-банковскую - Юрий Кашин.
Формально к сентябрю 1993 г. при Совете функционировали: финансово-банковская, политологическая секции и секция по промышленной политике и предпринимательству.
Однако, окончательно была сформирована лишь секция по промышленной политике и предпринимательству - ее состав утвержден распоряжением Председателя РФ от 21 января 1993 г. В него входили: председатель правления "Инкомбанка" Владимир Виноградов, председатель совета директоров Международного банка торгового сотрудничества, лидер "Предпринимательской инициативы-92" Константин Затулин, председатель совета директоров МФО "Менатеп" Михаил Ходорковский, генеральный директор НПО им. Плешакова, председатель Лиги оборонных предприятий Алексей Шулунов и другие.
Финансово-банковская и политологическая секции находились в процессе формирования. В состав политологической секции вошли: председатель Исполкома ГС Василий Липицкий, председатель Конгресса русских общин и руководитель Союза Возрождения России Дмитрий Рогозин, политолог Александр Ципко.
Роль Совета в принятии решений во время кризиса 21 сентября - 1 октября 1993 года, вероятно, была не велика. Не исключено, что некоторые члены Совета принимали участие в подготовке проектов компромиссных решений, однако Совет как орган не был достаточно мобилен для принятия оперативных решений.

4. Аналитическая группа при организационном отделе ВС РФ
(группа Ачалова)

Группа образована в мае 1992 с целью разработки стратегии ВС и его председателя в вопросах государственной безопасности, оборонной политики, национальных проблем и конфликтов. Руководитель - Владислав Ачалов, генерал-полковник, бывший командующий ВДВ СССР, народный депутат РФ.
Формально группа входила в состав Организационного отдела ВС (ее руководитель по должности является заместителем начальника этого отдела), однако, работала напрямую с Хасбулатовым. Ачалов получал задания непосредственно от председателя ВС.
Очевидно, что Ачалов был чрезвычайно близок к Хасбулатову и оказывал значительное влияние на принятие Председателем ВС политических решений.
До сентября 1993 группа специализировалась на аналитической деятельности в сфере межрегиональных и межнациональных конфликтов, участвовала в выработке договоренностей в процессе приднестровско-молдавских, грузино-абхазских, российско-грузинских и других переговоров, в ходе которых затрагивались и должны были отстаиваться интересы России.


Аналитические структуры палат ВС

Совет национальностей

К аналитическим группам, обслуживавшим палаты ВС, в первую очередь относиться сектор анализа и прогнозирования секретариата Палаты национальностей РФ, руководимый Эдвардом Ожигановым. Сектор был создан сразу после избрания Абдулатипова председателем Палаты, в конце весны 1991 г.
Формально сектор подчинен заведующему секретариатом Палаты - Валентину Румянцеву, но реально аналитики сектора работали напрямую с председателем Палаты.
В секторе, кроме Ожиганова, работали 6 человек, включая квалифицированный технический персонал. Ведущие аналитики - социологи, специализирующиеся на проблеме межнациональных отношений: зав сектором Эдвард Николаевич Ожиганов, Владимир Александрович Барсамов, политолог Александр Максимович Юсуповский.
Аналитики сектора готовили материал практически по всем значимым событиям в сфере межнациональных и межгосударственных (в пределах СНГ) отношений с момента организации сектора.
Сектор оказывал значительное влияние на политику Совета национальностей ВС и его председателя, выступая не только единственным поставщиком аналитической продукции (это единственная аналитическая структура Палаты), но и коллективным автором выступлений Абдулатипова. В момент кризиса сектор Ожиганова оказался чуть ли не единственной профессионально работавшей структурой ВС. Рекомендации аналитиков сектора легли в основу посреднической деятельности Абдулатипова, его попыток изменить соотношение сил в конфликте за счет привлечения на сторону ВС региональных и профсоюзных лидеров, организации промышленников.

Совет республики

К сентябрю 1993 года аналитические структуры Совета республики находились в стадии формирования. Они начали создаваться быстрыми темпами после избрания Вениамина Соколова председателем Совета в феврале 1993 г. и преследовали двоякую цель: с одной стороны, Соколов, бывший глава комиссии Совета Республики по бюджету, плану, налогам и ценам, лучше других осознавал необходимость формирования собственной экономической доктрины ВС и перехода от критики правительственных программ к выдвижению собственных. С другой - Соколов практически сразу занял позицию, не совпадающую с позицией спикера, что выразилось и в желании иметь неподвластный Хасбулатову аналитический центр.
В состав создаваемой аналитической группы Совета вошли эксперты комиссии Совета по бюджету, плану, налогам и ценам, долгое время работавшие вместе с Соколовым, - Юрий Ярмагаев и Андрей Гильбо. К "политическому штабу" Соколова относились также руководитель социологической службы Парламенского центра ВС - Коробейников и главный редактор журнала "Возрождение" - Кириллов.
В условиях отключения коммуникаций резко возрастала информационная уязвимость депутатского корпуса и оппозиционного Ельцину руководства. И роль информационных факторов поражения парламента оказалась исключительно велика.
Сложившаяся "олигархичность" Верховного Совета, противоречия между парламентскими "магнатами" сказались также в делении на "непримиримых" и на умеренных прагматиков, инициировавших переговорный процесс. Основные контуры компромисса подразумевали достижение единой позиции об условиях выхода из кризиса широкой коалиции из субъектов Федерации, ассоциаций промышленников и товаропроизводителей, профсоюзов, умеренных, не завязанных в конфликт исполнительной и законодательных ветвей власти движений и политических сил, подключение авторитетных и способных сохранить нейтралитет, не дав развязаться гражданской войне, священнослужителей, Конституционного суда. Все эти силы могли бы не только выступить с позиций посредника, но и до известной степени продиктовать сторонам формулу компромисса, продумав механизмы гарантий и реализации формулы. Такие планы существовали, и, судя по действующим лицам, разрабатывались в аналитических структурах Совета Национальностей (Абдулатипов), обсуждались и корректировались в кругах, близких к Конституционному суду, заместителю Хасбулатова (Исправникову). Даже силовые структуры, при определенных обстоятельствах, могли выступить гарантами такого соглашения на стороне посредников.
Можно говорить и о поиске моделей "жесткого" политического противостояния. Такие идеи, в частности, прорабатывались в экспертных группах, близких к фракции "Смена - Новая политика" и тех комитетах, где были прочны позиции этой фракции. Суть этой позиции в адекватной и симметричной реакции на эскалацию политического противостояния со стороны радикального президентского окружения. Ими предполагался перевод противостояния в плоскость, где у ВС появлялись большие шансы на выигрыш. В противовес антиконституционным действиям кремлевского правительства, инициируется (уже не в Москве) создание параллельного правительства, либо даже символической фигуры премьера, уполномоченного съездом формировать правительство по группам интересов. Тем самым извлекался урок из неудачных (по мнению этих групп) назначений Руцким "силовых" министров. Это правительство могло попытаться в союзе с регионами приостановить или переключить перечисление налогов в бюджет проельцинского правительства, начать меры по его экономическому блокированию (не только посредством перекрытия Транссиба), применить еще целый комплекс экономических санкций...
Но этот вариант не был принят руководством ВС и даже не обсуждался. Возможно, потому, что уже дележка комитетских портфелей показала, что рациональные, стратегические критерии вряд ли станут в сложившейся ситуации определяющими. В вопросе о формировании правительства свара из-за портфелей принесла бы больше минусов, нежели плюсов. А после 3 октября девальвировались вообще все политические варианты, исключающие применение насилия. (В этой связи необходимо обратить внимание на удаление неизвестными лицами под дулами автоматов 30 сентября одного из советников Хасбулатова С.Кургиняна, также выступавшего за позиционную политическую борьбу, без применения насилия.)
Поэтому, если символически дебют противостояния был разыгран Верховным Советом сравнительно быстро (созыв съезда, принятие соответствующих постановлений, решений, обращений и заявлений), то стать действительным штабом и эффективно осуществить какой-либо политический план даже в Москве, не говоря уже о России, ВС просто не смог. Депутаты вновь продемонстрировали неспособность наладить нормальную работу экспертов и аппарата, подготовку и размножение имеющихся информационных материалов, осуществлять постоянное взаимодействие с участниками митинга, избегая при этом дублирования, суеты и неразберихи.
Лучше других самоорганизовались структуры, которые и до 21 сентября взяли курс на разворачивание в самостоятельную политическую силу (подбирали аппарат, экспертов, имели относительно автономные от ВС пресс-службу и связи за пределами парламента) - "Российское Единство", ФНС, РОС, "Смена - Новая политика". Но ВС в целом, в той роли, в какой он оказался не по своей воле с 21 сентября, сделал все, чтобы дезавуировать официальную версию о "долго подготавливаемой и тщательно спланированной" акции. Напротив, складывалось впечатление, что самыми неожиданными для парламента оказались события, которых все ждали, о которых все говорили после акций президента в декабре 1992 и марте 1993 гг.
Попытки парламента принять брошенный ему вызов носили достаточно хаотический характер, что, вкупе с потерей контроля руководства над процессами в Белом доме, привело конституционный строй РФ 1991-93 гг. к трагическому концу.

Аналитики и выборы 1993

К осени 1993, в отличие от избирательных кампаний предыдущих лет, политики достаточно четко осознали зависимость своего успеха от работы команды экспертов. В течении полугода момента с возникновения самой идеи досрочных выборов в крупнейших партиях и политических объединениях происходил набор экспертных групп, в результате чего к октябрю 1993 все значительные блоки имели свои аналитические группы и договоренности с независимыми центрами.
Выборы в новые органы представительной власти осенью 1993 года характеризовались чрезвычайной активностью аналитических структур. Агентства политичекого консалтинга, экспертные группы начали бомбардировать избирательные блоки предложениями своих услуг еще до того как сами политики разобрались в стратегии ведения кампаниии и выборе союзников. Правда, самые оперативные агентства подыскивали клиентов еще с весны. В результате задействованными в избирательной кампании только по Москве оказались более полусотни аналитических центров и экспертных групп, то есть около 90% имеющихся. Многие из экспертов, баллотировавшихся по партийным спикам, прошли в будущий парламент.
В данном обзоре мы описываем аналитические структуры 4 крупных блоков: "Выбор России", ПРЕС, блока "Явлинский-Болдырев-Лукин", "Гражданский Союз", поскольку только эти объединеия имели реальные аналитические группы. Блоки: ДПР, РДДР, ЛДПР, "Будущее России", "Кедр", "Достоинство и милосердие" ориентировавшиеся не на программы, а на лидеров, соотвественно не имели серьезных анлитических структур и не занимались профессиональным политическим анализом. Из перечисленных блоков, лишь ДПР имела некую экономическую программу, подготовленную Сергеем Глазьевым.
Однако, переходя непосредственно к проблеме "расстановки сил" в лагере аналитиков во время избирательной кампании 1993 года, необходимо сделать одно замечание: в отличие от собственно партийных экспертов, независимые центры в эту кампанию одновременно обслуживали противостоящие друг другу блоки. Поэтому однозначно определить их позицию не представляется возможным.


Расстановка сил

I. Избирательный блок "Выбор России"

Блок "Выбор России" относился к числу наиболее многочисленных, как по списочному составу кандидатов в депутаты, так и по количеству внутренних фракций и группировок, имевших, наряду с общей аналитической командой своих собственных экспертов, аналитиков, и даже целые институты.
Целесообразно выделить "векторные" группы, определившие стратегию в ходе кампании.

Поведение блока в избирательной кампании во многом определялось его штабом, созданным на базе Центра либерально-консервативной политики (ЦЛКП). Аналитическая группа штаба также состояла из сотрудников ЦЛКП. Руководил штабом Игорь Дубов, одновременно отвечавший за предвыборную агитацию в СМИ, ситуацию в регионах контролировал профессор философского факультета МГУ Андрей Шутов - руководитель Отдела региональных исследований Центра. Политической ситуацией в центре и партийной борьбой занимался руководитель Отдела федеральных исследований ЦЛДК Александр Головков, координировал предвыборные поездки членов блока сотрудник ЦЛКП Михаил Резников. Такая ситуация безусловно повышала роль Центра и его руководства - Алексея Головкова и Аркадия Мурашева, занимавших в списке "ВР" далеко не последние места. Однако, другой поворот событий был невозможен, поскольку Алексей Головков, бывший руководитель аппарата Егора Гайдара в 1991 - 1992 гг. и ближайший помощник Госсекретаря Геннадия Бурбулиса по организационным вопросам являлся наиболее профессиональным организатором в лагере радикальных демократов. Именно благодаря ему с весны 1993 года в Центре началось отслеживание политических процессов в регионах и политических партиях, формирование штаба будущей кампании. Работа этих отделов (Федеральных и Региональных исследований), пожалуй, наиболее оперативна и профессиональна. Показателем высокого статуса данных групп является привлечение их экспертов во время кризиса 21 сентября - 4 октября для обработки информации, поступавшей в аппарат Егора Гайдара. Группы А.Головкова и А.Шутова в течении всех дней кризиса осуществляли круглосуточный информационный мониторинг ситуации в стране. Во время избирательной кампании, они, работая практически в том же режиме, обеспечивали потребности блока в оперативной информации.
Однако, деятельность экспертных групп ЦДКЛ и штаба в целом носила более информационный, нежели аналитический характер. Анализом ситуации занимались в основном личные аналитики и аналитические группы, существовавшие при каждом из высокопоставленных участников "Выбора России". В частности, лидера блока - Егора Гайдара консультировала группа помощников, сложившаяся еще в 1991-1992гг. - Владимир Мау, Алексей Улюкаев, Сергей Синельников. Поскольку они одновременно входят в совет Института экономических проблем переходного периода, то можно смело сказать, что коллектив института работал и на своего директора и на "Выбор России".
Идеологию разрабатывала и во многом определяла группа Геннадия Бурбулиса, базировавшаяся в Центре гуманитарно-политических исследований "Стратегия". Поскольку, после подписания декларации об образовании блока "Выбор России" в марте 1993, Геннадий Бурбулис практически сразу отошел от его дел и не участвовал в создании единой аналитической службы, Центр остался как бы в стороне. Реально, "Стратегия" всегда так или иначе участвовала в делах блока, но весной и летом 1993 это участие было минимальным. Возвращение Бурбулиса и "Стратегии" в блок началось де-факто в конце августа-начале сентября 1993, непосредственно перед кризисом 21 сентября - 4 октября. После того, как Бурбулис вошел в состав Группы по аналитическому обеспечению поэтапной конституционной реформы Администрации президента под руководством Сергея Красавченко, его возвращение в "Выбор России" было предопределено. Стало понятно также, что на него и его центр будет возложена значительная часть аналитической работы, программного плана. В кампании блока "Стратегия" и лично Г.Бурбулис работали над краткими программными тезисами блока. Очевидно, эти задачи наиболее соотвествовали интересам Геннадия Бурбулиса, определяющего себя как теоретика новой либеральной идеологии российского общества. Доктрина либерализма, призванная, по мысли ее творцов, заполнить вакуум, образовавшийся в результате крушения коммунистической идеологии, разрабатывается "Стратегией" совместно с достаточно большой группой аналитиков и ученых либерального направления: Центром философских исследований российского реформаторства Института философии РАН (Леонид Поляков, Алексей Кара-Мурза), Либеральным фондом (Александр Осовцов), Ассоциацией "Общество и политика"(Валерий Писигин), Центром социально-стратегических исследований, Российским научным фондом.
С "Выбором России" сотрудничает Институт экономических проблем переходного периода, возглавляемый Егором Гайдаром и Институт национальной безопасности и стратегических исследований, руководимый доктором экономических наук, заместителем директора Института мировой экономики и международных отношений Евгением Благоволиным. Определенные отношения связывают "ВР" и Рабочий центр экономическах реформ при правительстве РФ - детище Гайдара в пору премьерства, при Черномырдине по-прежнему руководимый Сергеем Васильевым - личным другом Гайдара, его коллегой по экономическим семинарам 80-х годов.
Необходимо также отметить, что определенную роль в информационно-аналитическом обеспечении деятельности блока играли аналитические центры Администрации президента, хотя бы в силу участия в блоке руководителя Администрации - Сергея Филатова и куратора ее аналитических структур Сергея Красавченко.

2. Избирательный блок российского единства и согласия ("ПРЕС")

Блок С.Шахрая - А.Шохина - К.Затулина значительно отличался от "ВР" по принципам внутренней организации. Если "ВР" представлял собой союз большого числа личных "команд" - "клик", но при этом составлял единое целое, то ПРЕС был сконструирован из двух больших групп, имевших разные интересы. Конечно, деление ПРЕС на две группы - Объединение предпринимателей за новую Россию (ОПНР) Константина Затулина и собственно ПРЕС Сергея Шахрая, и Александра Шохина достаточно условно. "Команда" Затулина выглядела монолитной, а внутри ПРЕС многие первые лица безусловно имели собственных сторонников и собственных аналитиков. Различался и принцип информационно - аналитического "питания" блоков. ПРЕС работал с независимыми аналитическими центрами, госструктурами и информационными службами правительства. Кроме того, в идеологии ПРЕС отсуствовал жесткий стержень, (что в конечном итоге и предопределило поражение блока на выборах) в то время, как именно идеология сплачивала их конкурентов из "Выбора России".
Руководство избирательной кампанией блока в целом осуществлялось российским и московским штабами. Российским штабом управлял Анатолий Котенков - руководитель Государственно-правового управления Администрации президента; московским - советник президента Сергей Станкевич. Оба, сразу после выборов, поплатились за активное участие в кампании ПРЕС своими должностями. Аппараты штабов, однако, были практически полностью укомплектованы сотрудниками структур Шохина и Шахрая, аналитические подразделения в них отсуствовали.
При российском штабе работали эксперты агенства политического консультирования "Нике", руководимого советником фонда "Реформа" и президентом "Клуба-93" Вячеславом Никоновым (стоял девятым в общероссийском списке ПРЕС). При московском штабе действовала группа аналитиков Центра стратегического анализа и прогнозирования под руководством Дмитрия Ольшанского (стоял 92 в общероссийском и 4 в московском списке). В контакте с московским и российским штабами работал Институт политических технологий Владимира Лепехина (стоял 12 в общероссийском списке) и Институт организованных рынков Михаила Рожкова. Естественно, что разделения на московский и российский штабы практически не существовало - аналитики представляли единую команду, - но по сути разделились иначе: Никонов, и особенно Лепехин, несмотря на тесные контакты с Шахраем и Шохиным, все же работали по преимуществу с Затулиным и именно с его объединением пришли в блок. Центр Дмитрия Ольшанского в основном сотрудничал с Александром Шохиным.
Таким образом, можно сказать, что основные силы экспертов были сосредоточены не собственно в ПРЕС, а в ОПНР, заключившем временный договор с ПРЕС о сотрудничестве. Именно ОПНР в ходе кампании пользовалось симпатиями аналитиков. В результате ПРЕС пришлось работать с ними, используя связи ОПНР. Это кажется тем более верным, поскольку даже тезисы для экономической части программы блока готовил друг и коллега Владимира Лепехина по Ассоциации политических экспертов, консультант отдела экономической политики РСПП и блока Гражданский союз Олег Григорьев. Правда, саму экономическую программу блока разрабатывали консультанты ОПНР Владимир Лепехин, Иван Сухий (сотрудник созданного В.Лепехиным Института политических технологий) и Сергей Попов заместитель председателя Экспертного совета Инкомбанка.
При ОПНР действовал также Экспертный Совет, включавший, помимо лидеров объединения, ведущих консультантов таких коммерческих структур, как Инкомбанк (Сергей Попов), АО "Росинвест" (Владимир Преображенский). В совете участвовали эксперты АО "Волхов", корпораций "НИПЕК" и "МИКРОДИН", Альфа-банка, АО "Мосэкспо", МТБ.
Помимо экспертов, работавших с Затулиным, Шахрай безусловно имел доступ к результатам анализа, осуществляемого сотрудниками Госкомнаца. Определенную помощь блоку оказывал и член Президентского Совета, руководитель центра ИНДЕМ Георгий Сатаров, связанный с Сергеем Станкевичем давней дружбой. Информационное обеспечение ПРЕС (имея в виду именно партию Шахрая) в основном базируется на правительственных каналах.

3. Блок "Явлинский - Болдырев - Лукин"

Относительно блока Явлинского-Болдырева-Лукина правомерно было бы сказать, что их блок сам по себе представлял аналитический центр. Костяк списка "ЯБЛ" во многом состоял из сотрудников ЭПИцентра Явлинского. Они занимали места с третьего по седьмое в общероссийском списке блока. Правда, девятое и десятое места принадлежали независимым от ЭПИцентра экспертам академику Николаю Петракову, директору Института рынка РАН и Вячеславу Игрунову руководителю Института гуманитарно-политических исследований, осуществляющему экспертно-аналитическую поддержку Юрия Болдырев и блока в целом.
Таким образом, аналитический костяк блока состоял из экспертов ЭПИцентра с вкраплениями академических и независимых специалистов.
Сами эксперты ЭПИцентра, разделившие 5 первых мест в списке, считаются одними из наиболее квалифицированных экономистов.
Однако, помимо ЭПИцентра, в блоке присуствовали независимые эксперты Института гуманитарно-политических исследований Вячеслава Игрунова - личной аналитической группы Юрия Болдырева. Появление еще одной аналитической структуры в уже казалось бы насыщенном экспертами пространстве не выглядит так уж пародоксально. Институт гуманитарно-политических иследований был важен для блока и ЭПИцентра конкретным знанием ситуации, далеко не всегда доступным академичному ЭПИцентру.
Роль академика Николая Петракова в блоке представляется двоякой. С одной стороны, он и его институт оказывал помощь блоку и его аналитикам из ЭПИцентра в составлении программы и плана действий, с другой - эти контакты носили чисто политический характер. Наличие в блоке Петракова не только подчеркивало элементы центризма в позиции Явлинского, но и символизировало принятие его программы "старой гвардией" экономистов. Кроме того, Петраков, имеющий крайне широкие связи и значимый статус в академическом, по преимуществу центристки настроенном истеблишменте, был прекрасной фигурой для ведения переговоров от имени блока. Поэтому именно он участвовал от "ЯБЛ" в организации межблоковой встречи по экономической проблематике 2 декабря 1993.

4. Блок "Гражданский Союз"

Блок "Гражданский союз" во имя стабильности, справедливости и прогресса" являлся наиболее интеллектуально оснащенным объединением центристской оппозиции. ГС имел собственный аналитический центр - Экспертный институт РСПП, сложившиеся группы советников и консультантов первых лиц, аппараты РСПП и Всероссийского союза "Обновление", имеющие аналитические отделы и иногда работающие в режиме информационно-аналитических служб. Кроме того, ГС достаточно свободно использовал материалы, подготавливаемые в фонде "Реформа", штаты аналитиков которого равняются среднему академическому институту советского времени. Тесные контакты сложились у ГС с Горбачев-Фондом и его экспертами, в первую очередь с Александром Ципко и сотрудниками его Отдела политологических исследований. Ципко даже вошел в общероссийский список ГС под восьмым номером.
Подобная полицентричность аналитических служб ГС создает определенные трудности в том, чтобы назвать того, кто конкретно отвечал за аналитику блока. Однако, наиболее влиятельными были, по видимому, личные команды первых лиц - группы консультантов Вольского и Владиславлева и эксперты инстутута Ясина.
Присуствие такого количества экспертов на единицу политической площади ГС незамедлили сказаться. Руководство блока в своих действиях следовало советам аналитиков, ГС имел налаженный мониторинг ситуации не только в центре, но и на местах, и, наконец, у блока была детально разработанная социально-экономическая программа, что выгодно отличало его от многих соперников (в частности, от ПРЕС).
В самом штабе Владиславлева ведущую роль играли сотрудники его же собственного аппарата "Обновления", в частности Анатолий Дерягин отвечавший за пропагандистскую кампанию блока, и Леонид Опенкин, специализирующийся в области политико-экономической аналитики. При штабе работали и сами депутаты от ГС, бывшие члены фракции "Смена-Новая политика" ВС РФ - Виктор Балала, Сергей Полозков, Муравьев, бывший депутат ВС, лидер РСДЦ - Олег Румянцев. Эта группа участвовала в избирательной кампании не только как депутаты, но и как аналитики.
"Параллельный штаб" блока, впрочем тесно связанный с "основным", базировался в ЭИ РСПП и взаимодействующих с Институтом Дирекциях РСПП.
В избирательной кампании блока "Гражданский Союз" значительную роль играли именно сотрудники Института. Анализ конкретной политической ситуации осуществлялся Андреем Нещадиным, Михаилом Малютиным и Олегом Григорьевым. Над коррекцией проекта экономической программы ГС, подготовленного Юрием Яременко и экспертами Института народнохозяйственного прогнозирования, работал весь коллектив Экспертного института.
Однако, несмотря на наличие у ГС специальных аналитических структур и избирательного штаба, наибольшей степенью влияния на его политическую линию пользовалась группа личных советников Аркадия Вольского. Среди них выделялись люди "старой команды", которую Вольский привел с собой из ЦК КПСС. За идеологию и политическую аналитику отвечал Александр Дягтерев, сотрудник аналитического центра Российской Академии Управления, бывший заведующий Отделом идеологии ЦК КПСС. Помимо Дягтерева, определенную роль в формировании политики ГС играл Борис Владимиров, также консультант Вольского по политическим вопросам, бывший Первый помошник Генерального серетаря ЦК КПСС Ю.В.Андропова. Помошник Аркадия Вольского по экономическим вопросам - Виктор Огрызко, бывший заместитель заведующего сельскохозяйственным Отделом ЦК.

Необходимое послесловие

В современной российской политической ситуации аналитические структуры практически не влияют на победу на результаты выборов. Судьба Гражанского Союза в этом смысле чрезвычайно характерна. В 1992 году Гражданский Союз был практически наиболее сильной неправительственной политической группировкой. В составе блока работали Вице-президент страны, наиболее мобильная, профессиональная и политически удачливая фракция паламента, его поддерживали промышленники. Именно вокруг ГС сгруппировались общественные силы, оппозиционные правительству Гайдара, начала вырабатываться новая концепция развития общества. Но наиболее интеллектуальная часть оппозиции потерпела поражение. Не помогли ведущие академические институты, работашие на ГС, фонд "Реформа" собственные аналитические центры, аппарат РСПП и "Обновления", с 1990 года вскармливавшиеся промышленниками. Аналитика и экономические программы оказались бессильными против политической конъюнктуры. Выиграли крайние - коммунисты и радикальные демократы. В конечном итоге проигрыш ГС и центристов в парламенте предопределил события сентября-октября 1993 года.

После выборов. Необходимое состояние

Выборы в Федеральное Собрание 12 декабря 1993 года завершили значительный этап в существовании АЦ. Лидеры центров, пытавшихся совместить политические амбиции с работой по анализу ситуации, сделали свой выбор. Количество руководителей и сотрудников АЦ, баллотировавшихся в Государственную Думу и Совет Федерации было значительным. Из 20 ведущих московских независимых АЦ своих кандидатов в депутаты выставили 14. Депутатами Государственной Думы стали эксперты: Алексей Мельников, Михаил Задорнов, Татьяна Ярыгина (ЭПИцентр), Вячеслав Игрунов и Сергей Митрохин (Институт гуманитарно-политических исследований), Владимир Лепехин (Аналитическое агентство "Ай-Кью"). Аналитики, не желавшие избираться или непрошедшие в депутаты были достаточно быстро инкорпорированы структурами Думы и Совета Федерации. Консультантами комитетов палат парламента и их фракций стали эксперты Института национальной безопасности и стратегических исследований, Международного института геополитики, Центра аналитической информации по политической конъюктуре России, Экспертного института Российского союза промышленников и предпринимателей и др.
К весне 1994 года практически все столичные независимые аналитические центры оказались включены в работу по консультированию (или еще более тесному воздействию) власти. Этот процесс, на наш взгляд, носит объективный характер и свидетельствует о структурировании не только рынка аналитической продукции, но и целеполагания самих его участников. Отношения аналитиков с государством непроизвольно принимают конфигурацию схожую с положением десятилетней давности, когда вся значимая аналитическая работа замыкалась на партийные органы, правда, с существенной коммерческой поправкой.
Неразвитость институтов, характерных для демократического общества - партийная система, профессиональные объединения, нормальная организация науки - обуславливают естественное стремление любого аналитического центра сотрудничать с государством, по-прежнему наиболее мощным и солидным клиентом.
Наряду с этим наметилась и обратная тенденция. Многие центры, особенно связанные с областью экономики и социологии, постепенно начинают снижать долю политики в своих исследованиях, не стараются получить заказы от структур исполнительной или представительской власти. Независимые центры, обслуживающие в том числе парламент и правительство, стремятся зарекомендовать себя "объективными наблюдателями" (для примера можно взять ситуационные анализы Центра аналитической информации по политической конъюктуре России), что нехарактерно еще для прошлого года. Определенная "деполитизация" работы АЦ, на наш взгляд, связана с ослаблением противостояния в обществе, отсутствием организованной оппозиции президенту и правительству, а также с тем, что эксперты, стремившиеся влиять на политические процессы, а не изучать их, в ходе событий прошлого года реализовали свои амбиции, став полноправными членами (или консультантами) представительской и исполнительной власти.
Наряду с государством, ведущее место на рынке заказов занимают структуры бизнеса. Эта тенденция проявилась в 1992 году и в течении 1993-1994 гг. нарастает. Если в 1991 -1992 гг. экспертные разработки, заказанные коммерческими структурами исчислялись единицами для каждого центра в год, то теперь заказы коммерческих кругов составляют более половины дохода каждого АЦ. В 1993 - 1994 гг. бизнесмены начали активно создавать аналитические центры при банках, крупных компаниях. К настоящему времени каждый пятый московский банк (в Москве сосредоточено около 60% банков страны) имеет собственный АЦ. Наибольшую известность получили мощные аналитические структуры при Ассоциации российских банков, Инкомбанке, группе "МОСТ", банке "Столичный", Тверьуниверсалбанке, ОНЕКСИМ банке, "Оргбанке" и пр. Эти группы, насчитывающие десятки экспертов, проводят ежедневный анализ текущих экономических и политических событий, советники первых лиц банков.

Средний независимый аналитический центр образца 1994 года, согласно проведенному нами исследованию, создан в период с 1991 по 1993 год, имеет около 10 человек штатных сотрудников, офис размером от 50 до 200 кв. метров в центре, либо в престижных районах Москвы; регулярно публикует свои материалы в виде докладов или обзоров политической и экономической ситуации, как правило, ежемесячных. Кадры центра сформированы из бывших (а часто и продолжающих параллельно трудиться на старом месте) сотрудников академических институтов и вузов. Средняя заработная плата привлекаемых экспертов колеблется от $5 до $25 за страницу текста. Средняя стоимость доклада центра - от $50 до $100. Средняя стоимость, проведенной центром заказной разработки (без социологическихисследований) - от $500 до $2000.
Российский независимый аналитический центр, как правило, имеет зарубежные связи. Его продукция была приобретена несколькими зарубежными научными центрами или посольствами. По крайней мере с каким-либо одним зарубежным центром он ведет переговоры о постоянном сотрудничестве.
Центр хотя бы раз выполнял заказы со стороны структур власти и неоднократно - коммерческих фирм, банков и пр.
Основная функция среднего АЦ, впрочем, как и большинства центров, не столько научная, сколько научно-менеджерская. Российские АЦ, получая заказ, обычно выступают посредниками, распределяя его по другим центрам, академическим институтам, а затем суммируют полученные результаты. Доход центров образуется за счет разницы в сумме оплаты за конечную продукцию и суммы, выплаченной исполнителям.
Современные АЦ достаточно трудно классифицировать по сферам деятельности, поскольку процесс специализации центров не завершен. Однако, очевидно, что в большинстве случаев АЦ занимаются либо политологическими исследованиями и практической социологией, либо макроэкономикой, либо проблемами безопасности.
Четко просматривается несколько центров либеральной направленности: независимый фонд "Центр политических технологий", Институт национальной модели экономики, Институт экономических проблем переходного периода; оппозиционный МОФ Корпорации "Экспериментальный творческий центр"; и центристские - Горбачев-фонд, фонд "Реформа".
Однако, у обширной среды АЦ в целом есть серьезные проблемы. Основная проблема большинства АЦ - неопределенность собственного статуса. Совмещать научную деятельность с оперативным режимом работы на коммерческих заказчиков (и)или государство удается далеко не всем. Многие центры, созданные первоначально как специализирующиеся на политологии или макроэкономике постепенно превратились в чисто информационные фирмы, обслуживающие конфиденциальные заказы коммерческих структур.
Организация научных исследований как правило оказывается не по карману АЦ. Примеров успешной деятельности в этой области крайне мало: независимый фонд "Центр политических технологий", четвертый год занимающийся изучением предпринимательской элиты и ведущий издательскую программу; Экспертный институт РСПП, известный в первую очередь своими научными докладами, Институт экономических проблем переходного периода - одним из самых крупных научных экономико-политологических центров; Школа культурной политики, проводящая масштабные исследования в области культурологии и ряд других центров. В общем массиве центров количество таких незначительно.
Одной из причин отсутствия полноценной научной работы в АЦ является дефицит контактов с международными благотворительными научными фондами. Связи в этой области отечественные АЦ начали развивать давно, однако довольно бессистемно, на что в частности оказывает влияние отсутствие координации между самими центрами. Различные проекты организации независимого интеллектуального сообщества - "интеллектуальная корпорация", предложенная руководителем центра "Интерлигал" Ниной Беляевой и Ассоциация политических экспертов, созданная по инициативе экспертов ИЭ РСПП, аналитического центра ФНПР, "Института политических технологий" и др., - пока не смогли объединить работающих экспертов АЦ. Одним из немногих, кто пытается решить проблему контактов АЦ с западными Фондами, является Российский научный фонд Андрея Кортунова, однако его усилий явно недостаточно.
Тем не менее, работу с западными фондами и научными институтами следует считать одним из магистральных направлений деятельности АЦ. Авторы надеются, что данный обзор работы российских центров, будучи переведен на европейские языки, также поможет налаживанию связей между заинтересованными научными центрами на Западе и отечественными АЦ.

* * *

За прошедшие 6 лет с начала создания первых АЦ, экспертные группы превратились в реально функционирующий научный институт, заполнивший нишу между гуманитарной наукой и практикой. Экспертное сообщество развилось в новую социальную группу, отличную и от академической науки и от аналитиков, работающих в структурах власти, имеющую большое влияние на принятие решений в области управления государством. Вклад АЦ в развитие некоторых областей знания, особенно политологии и макроэкономики, очень высок. За 6 лет своей истории независимые центры открыли целый ряд тем, имевших первостепенную важность для общества. Так, изучение новых общественных "неформальных" движений началось именно в независимых АЦ. История развития АЦ еще не завершена, и есть все основания полагать, что их деятельность ускорит трансформацию и модернизацию отечественной науки.
Политическая структуризация российской демократии далека от завершения. Развитие политического сознания идет как бы наоборот: сначала создание партии, затем поиск подходящей идеологии. Сейчас поиск идеологической идентификации, только начинается. И в конечном итоге выиграют те политические силы, которым удасться выработать идеологическую программу, отвечающую времени и желаниям общества. Процесс этот может растянуться на годы, но он идет. И главной фигурой этого поиска, его организатором становится эксперт, аналитик, - тот, кто формирует не только тактику борьбы, но и стратегию развития своей партии.
В начало страницы
© Печатное издание - "Век ХХ и мир", 1994. © Электронная публикация - Русский Журнал, 1997

Антологии. Пределы власти. # 1.
Максим Мейер. Аналитические центры в системе российской демократии.
http://old.russ.ru/antolog/predely/1/iz_knigi.htm