Русский Журнал
СегодняОбзорыКолонкиПереводИздательства

Сеть | Периодика | Литература | Кино | Выставки | Музыка | Театр | Образование | Оппозиция | Идеологии | Медиа: Россия | Юстиция и право | Политическая мысль
/ Обзоры / Выставки < Вы здесь
Мифологии
Дата публикации:  16 Июля 2005

получить по E-mail получить по E-mail
версия для печати версия для печати

В принципе, выставки Анатолия Зверева можно было б открывать каждую неделю одновременно в десяти галереях. И еще осталось бы; таков был почти промышленный размах творчества этого художника, каждая экспозиция которого непременно снабжена громким названием. Недавно был наследник Ван Гога, теперь гений графики. Конечно гений - потому что "когда он говорил "Я - ученик Леонардо Да Винчи", - это означало, что он досконально изучил все творчество Леонардо Да Винчи, это вовсе не дилетантизм был. Мы считаем его гением графики". Эти слова сказала куратор выставки Полина Лобачевская Никите Татарскому на "Радио Свобода" (14.05.). Повторим вслед за другим куратором выставки Еленой Юреневой: "Для широкого зрителя, который следит за творчеством Зверева, эта выставка будет своеобразным откровением" (Федор Дмитриев, ""В галерее "Кино" открылась выставка Зверева", "Радио Маяк", 14.07.).

После таких слов критику остается только пересказать официальную биографию художника. "Несколько месяцев учебы в Московском областном художественном училище памяти 1905 года, исключение из него и золотая медаль, полученная в дни VI Всемирного фестиваля молодежи из рук знаменитого Сикейроса, годы бездомных скитаний по знакомым, похвалы Пикассо и первые зарубежные выставки, организованные в 1965-м дирижером Игорем Маркевичем в Париже и Женеве. И смерть от апоплексического удара в малогабаритной квартирке где-то в Свиблово" (Сергей Сафонов, "Пересчитывая заново", "Газета" от 13.07.).

Здесь можно перейти к истинной интриге каждой выставки Зверева: обсуждению вопроса о подлинности работ, представленных в экспозиции. Конечно, покупатели и продавцы зело волнуются: фальшаков море. "Все очень запутанно, и для того чтобы понять и осознать величие художника Зверева, следует впасть в недельный запой... и только потом идти смотреть его очередную выставку" (Василиса Соловьева, "Без бутылки", "Московские новости" # 27 от 15.07.). Способ атрибуции, несомненно, хороший и перспективный, но тем, кто не намерен рискнуть здоровьем, гораздо интереснее задуматься над тем, откуда фальшаки взялись. Потребности рынка весьма ограниченны, и есть смысл предположить, что массивы поддельных Зверевых подделкой как таковой не являются, а представляют собой характерный случай подражания в том смысле, в каком люди Возрождения были заняты подражанием древним. Вспоминается раннепостмодернистский проект написания "Дон-Кихота" и много чего еще интересного.

Причину бесконечности корпуса работ, приписываемых Звереву, объяснить сложно, но можно. "Культовость Анатолия Зверева во многом объясняется тем, что этот персонаж идеально соответствует чрезвычайно живучим, хотя и не вполне осознанным представлениям интеллигентского большинства об авангардном искусстве, согласно которым хороший авангардист должен быть буйным, спонтанным, диковатым, на лицо ужасным, но добрым изнутри. Зверев оказывается... более удобным авангардистом, чем... менее странные в манерах и... более вменяемые личности, чье нежелание следовать традиции не объясняется никакими смягчающими обстоятельствами" (Ирина Кулик, "Зверские опыты", "Коммерсант" от 15.07.) Обозревателю "Коммерсанта" вторит Василиса Соловьева: "Зверев, в сущности, работал под прикрытием - прикрытием имиджа, который сам себе и создал. Именно таким и должен быть истинный Русский Гений - вечно пьяным и разгульным, заботиться только лишь о том, чтобы собрать денег на бутылочку" ("МН" от 15.07., ссылку см. выше).

И самое интересное: гений незадолго до смерти подтвердил, что рисование красивых картиночек вовсе не было для него первостатейной задачей. "Я никогда не жил. Я существовал. Жил я только среди тех, у кого и для кого писал, кто слагал обо мне мифы" (Борис Андреев, "Гений и нищий", "Страна.Ru", 12.07.). Жизнь ради мифа скорее относится к поэтике богемы XIX века, как правильно отметила Ирина Кулик. Но что касается идеологии советской интеллигенции, которую материализовал художник Зверев, - есть определенная тонкость. На выставке в галерее "Кино" представлены ранние работы, при лицезрении которых Федор Ромер определил типовой модус советского нонконформизма, для которого был "неподъемен экстремизм исчезавшего авангарда и одновременно омерзителен заглаженный лоск набиравшего силу соцреализма. С этой камерной эстетикой "тихого сопротивления" буйный Зверев, "человек-перформанс", работавший на износ самого себя и окружающих, никогда не сопрягался и не ассоциировался" ("Без шлака", "Время новостей" от 14.07.).

Как ни печально, сопротивление проклятому режиму в Салоне было неотъемлемой частью этого режима. Что касается стилистической эволюции - и тут все непросто. Как отметил Андрей Ковалев (с типичным для него преувеличением) по поводу выставки Николая Чернышева, "соцреализм как стиль естественно вырос из предреволюционного салона". А сам художник Чернышев "на протяжении многих десятилетий говорил только об истинных традициях и настоящем искусстве. Но именно такие декларации и являются наилучшим маркетинговым ходом для салонного художника. Другое дело, что однажды покупатель, которому принято рассказывать такие истории, исчез. И декларации стали важной символической ценностью, способом тихого сопротивления Режиму... При любом другом раскладе прекрасные сами по себе картины прекрасного художника Николая Чернышева в музей вряд ли попали бы, оставшись на стенах приемных дорогих адвокатов и дантистов" ("Правда настоящего", "Московские новости" # 24 от 24.06).

Впрочем, каждому художнику - свое алиби. Если Зверева можно простить за безудержный соцреализм, то высоколобый эстет Николай Чернышев получит индульгенцию не за духовность, а вследствие литературно корректного пристрастия к юным девам. "Вот почему и полощущие белье молодые крестьянки, и продающие мороженое юные горожанки, и пионерки с флагами и транспарантами Чернышева - воплощение возвышенной красоты, "спорящей с антиками". В этом художник близок Набокову в "Лолите", вернее его лирическому герою, приметившему в вульгарной американской тинейджерше Венеру Боттичелли" (Владимир Сальников, "Советские Лолиты полощут белье", "Вечерняя Москва" от 17.06.).

Более того, с официальной точки зрения и соцреализм теперь будет оправдан. Доктор искусствоведения Михаил Швыдкой в своем эссе для каталога выставки "Россия!", которая откроется 16 сентября с.г. в Музее Соломона Гугенхайма (Нью-Йорк, США), помянул о третьем пути, свойственном для российского духа, и заявил от имени правительства: "И как бы в последнюю четверть века ни иронизировали по поводу этого имперско-сталинского стиля, нельзя не признать, что в большевистской советской сказке, этом утопическом реализме, тоже живет вечная мечта о лучшей жизни и прекрасном идеальном человеке" ("Урок русского", "Российская газета" от 08.07.).


поставить закладкупоставить закладку
написать отзывнаписать отзыв ( )


Предыдущие публикации:
Андрей Ковалев, Брудастые понты /08.07/
Где теперь все эти бренеры-осмоловские-кулики? А питерские неоакадемики, теперь под заново стилизованным именем "Неоклассицизм" и c мемориальной добавкой "Художники круга Тимура Новикова", выступают широким фронтом в роскошной московской галерее RuArt.
Андрей Ковалев, Волобуев! Вот твой меч! /04.07/
Для истинного диаматчика все ясно: постиндустриальная экономика вызывает к жизни блестящие и дорогие фантазмы Тони Крэгга. А наш предельно прозрачный, логичный и благоустроенный экономический базис - пышные завитушки Зураба Церетели.
Александр Мильштейн, Фарсификатор /28.06/
Выйдя на улицу, я увидел мальчика, которого рвало прямо на асфальт, рядом стояла его перепуганная мать. Не знаю... Если вам уже есть восемнадцать и вы до конца августа попадете в Мюнхен, посетить экспозицию Пола Маккарти, наверное, стоит.
Андрей Ковалев, Засудили /18.06/
У нас гонимых антинародной властью народных олигархов пруд пруди. Но никто из них современное искусство не поддерживает. А то появилась бы хоть какая-то интрига, в противовес экстатическому благолепию нынешнего русского павильона в Венеции.
Андрей Ковалев, О дружбе, иронии и романтизме /10.06/
В каталоге выставки "Земляные работы" Андрей Монастырский без ужимок рассказывает о том, насколько важной для творческого метода была тематизация его собственного умопомешательства. Концептуализм становился методом аутотерапии - самолечения и изживания тяжелой болезни.
предыдущая в начало следующая
Андрей Ковалев
Андрей
КОВАЛЕВ
художественный критик
aakovalev@yahoo.com
URL

Поиск
 
 искать:

архив колонки:





Рассылка раздела 'Выставки' на Subscribe.ru