Русский Журнал
СегодняОбзорыКолонкиПереводИздательства

Новости | Путешествия | Сумерки просвещения | Другие языки | экс-Пресс
/ Вне рубрик / < Вы здесь
Циклы научного исследования
Исходные различения:
описание, анализ, теоретический и эмпирический
уровни исследования


Дата публикации:  16 Мая 2001

получить по E-mail получить по E-mail
версия для печати версия для печати

В методологии науки сложилось определенное, хотя и неявное представление о науке и научной деятельности, в которой, по мнению методологов, доминирующее место занимают создание объясняющих теорий, экспликация следствий из них, описание социокультурных последствий функционирования объясняющих теорий в роли "картин мира", осмысление результатов исследований и аналитическая работа6. Классификация, эмпирическое исследование (как компонент определения принадлежности особи к таксону), диагностика если и включаются в круг интересов методологов, то скорее как предпосылки объясняющей и предсказывающей деятельности.

Другой существенной особенностью представлений о науке в ее методологии можно считать практическое отсутствие исследований описания как структурного, а не исторически преходящего компонента исследовательской деятельности. Значение описания не подвергается сомнению во внутринаучной рефлексии и в социальной организации науки: минералогия, микробиология, ботаника, зоология, антропология в их многочисленных специализациях выступают как необходимые составляющие науки в целом, а описывающие виды деятельности, такие как классификация, считаются вполне самостоятельными и самоценными. В то же время в методологии науки за описанием признаются только вспомогательные функции. Классификация и другие процедуры считаются предшествующими "настоящей" научной работе, а сами описывающие науки рассматриваются как предваряющие аналитическое исследование. Чаще всего методологи отождествляют описание с эмпирическим уровнем исследования, в то время как анализ считают сугубо теоретическим занятием7.

По моему мнению, эмпирический и теоретический уровни исследования есть и в описании, и в анализе, и каждому уровню исследования в описании и в анализе соответствуют специфичные только для них объекты и отношения.

Исходное различение в представляемой работе состоит в выделение описания и анализа как методов исследования, с одной стороны, и эмпирического и теоретического уровней организации знания, с другой. При этом я абстрагируюсь от многообразия методологических интерпретаций теоретического, эмпирического описания и анализа, ограничиваясь признанием несомненности их существования. Объекты науки - в рамках развиваемой логики - вводятся в ткань исследования как отношения между методами исследования и уровнями организации знания.

Переходы от эмпирического к теоретическому, опосредованные методами описания и анализа - при таком подходе, - интерпретируются мной как собственно исследование. Эти переходы, повторяясь, образуют циклы научного исследования, внутри себя сопряженные тем, что с одним объектом исследования (порожденным каким-либо фиксированным отношением между методами и уровнями организации знания) связывается пара отношений - переходов. Одно отношение объект исследования порождает, другое из существования объекта следует. Объекты исследования, таким образом, фиксируются отношениями исследования, а отношения в свою очередь конституируют объект. Поэтому в равной степени бессмысленны попытки исследовать отношения научного исследования помимо тех объектов, которые в них возникают, и исследовать объекты науки как самодостаточные реалии - вне тех отношений, только в которых они и существуют.

Внутренняя циклическая организация науки обеспечивает воспроизводство объектов исследования каждым последующим поколением ученых и достижение общепринятых идеалов научности, т.е. верификацию научных фактов и фальсификацию описывающих теорий. Теоретические и эмпирические компоненты науки при таком ее представлении вплетены в циклы деятельности: они ее структурируют, и они же воспроизводятся при каждой итерации циклов в обновленной форме.

Примечания:


Вернуться6
См.: Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. - М., 1995.


Вернуться7
См.: Митрофанова С.С. Классификационная проблема в современной науке. - Новосибирск, 1986.


поставить закладкупоставить закладку
написать отзывнаписать отзыв


Предыдущие публикации:
Ксения Зорина, Шведское ассорти #4 /01.12/
Особенности национального управления в XVII веке; психология солдата; российские бизнесмены открывают Америку; студент как маргинал; теория и практика жертвенности в индийском исполнении; муки историка.
Ксения Зорина, Шведское ассорти #3 /27.11/
Блеск и нищета варваров; повседневная жизнь средневекового города; война и мир с татарами; Китай глазами русского эмигранта; мифы Зимней войны; легенда о Бизерте.
Дмитрий Стахов, Халява, сэр! /22.11/
Шариковский принцип "все поделить" остается верным ориентиром. С верой в доброго "царя", с красным - по примеру нового курского губернатора - бантом, халявщики ждут новой раздачи. Печальная история метаморфоз Клима Чугункина их не исправит.
Ревекка Фрумкина, Размышления о честном слове дворянина /21.11/
Некогда один дворянин сказал известному математику: "Зачем мне доказательство Вашей теоремы? Вы √ дворянин, и я - дворянин, мне достаточно Вашего честного слова". Шутки - шутками, но этот апокриф остается поучительным.
Вадим Белов, Империя тела: идеологические модели сексуальности /17.11/
Культура устанавливает норму, предлагает, описывает, наконец, диктует личности как она должна выглядеть. Культура становится зеркалом, посмотревшись в которое, можно увидеть свой образ, свое социальное "Я".
предыдущая в начало следующая
Поиск
 
 искать:

архив колонки:

Rambler's Top100