Русский Журнал
СегодняОбзорыКолонкиПереводИздательства

Новости | Путешествия | Сумерки просвещения | Другие языки | экс-Пресс
/ Вне рубрик / < Вы здесь
История науки как драма
Дата публикации:  21 Февраля 2000

получить по E-mail получить по E-mail
версия для печати версия для печати

1. Музей и чулан

Пришлось мне недавно принимать вступительный экзамен в аспирантуру у выпускника лингвистического факультета РГГУ. Спрашиваю: почему математическая лингвистика у нас возникла в конце 50-х годов? Ответ: потому что как раз тогда появились мощные компьютеры, и естественно было попробовать решать на них такую задачу, как автоматический перевод текста. Я просто поперхнулась - да и как реагировать, зная, что это "дитя" выросло в окружении программистов? Рассказать, что БЭСМ-1 занимала чуть ли не целый этаж? Что еще в конец 60-х мы обсчитывали экспериментальные данные на арифмометре по прозвищу "железный Феликс" (следуя своим же установкам, не поленюсь пояснить, что это за "зверь": "Феликс" - это марка, арифмометр - это предок калькулятора, а железный он потому, что был цельнометаллический. Кто такой железный Феликс - наверное, еще не забыли.)

Прошлое науки для студентов - это комбинация музея и чулана.

В музее - Выготский с Фрейденберг, Бахтин в гармоническом созвучии с Тыняновым и другими формалистами, которых на самом деле Бахтин терпеть не мог и с которыми он не мог вступать в столь ценимый им диалог. Лотман и Аверинцев тоже уже в музее, потому что имена их знают, но, как я выяснила, это знание пребывает вне всякого контекста - как внутринаучного, так и жизненного. Кстати, не зная жизненный контекст, вообще нельзя оценить ни Лотмана, ни Аверинцева.

В чулане тоже не пусто. Там, по мироощущению филологов, пребывают такие незаурядные мыслители, как психолог С.Л.Рубинштейн, писатель и философ Ф.А.Степун, разносторонний гуманитарий и писатель С.Н.Дурылин, не говоря уже о марксистах разного толка - таких, как М.С.Каган или М.А.Лифшиц.

Не буду винить в этом молодых людей: они вступают в жизнь в эпоху, когда "все смешалось". Более достойно оборотиться на себя - особенно тем, кто волею судеб призван ли, вынужден ли говорить ex cathedra.

Уместно было бы в открытую поставить перед нашими слушателями вопрос о том, возможно ли вообще представить в виде линейной последовательности событий рассказ о том, как в тот или иной период нечто (в моем случае это язык, речь ребенка, структура текста) было предметом внимания ученых.

История любого исследования - это "драма идей", т.е. что-то наподобие пьесы со многими героями, их столкновениями, репликами "в сторону", монологами и диалогами. Участники этого многоактного действа с открытым финалом и без очевидного пролога могут и вовсе не слышать друг друга, не говоря уже о взаимопонимании. Но когда мы пытаемся рассказать об истории изучения какого-либо феномена, то вне зависимости от сложности и запутанности подлинной драматургии событий прошлого, вне зависимости от темы и числа действующих лиц наш рассказ стремится выглядеть как некая непрерывная линия. В крайнем случае - с зигзагами. Ибо таково свойство повествования, "истории". Именно жанр повествования навязывает нам свою логику.

Но ведь эта логика практически никогда не отражает подлинного положения дел!

В науке, а в науках о человеке - в особенности, процесс постижения никогда не представляет собой непрерывной линии. Более того, его даже не стоило бы пытаться изобразить в виде ветвящегося дерева - все-таки дерево имеет один корень. В науке же никто не начинает с чистого листа. Все мы, даже не подозревая этого, стоим на плечах гигантов. Созданное гигантами всегда выше того, что может быть понято персонажами меньшего масштаба, да еще в некоторый ограниченный временной промежуток. Поэтому мы то движемся вперед, то возвращаемся и петляем, пребываем в тупике, плутаем во тьме и принимаем свет случайного фонаря за луч путеводной звезды. Начинающему профессионалу придется в это просто поверить. Иначе он будет понимать слишком буквально выражения типа "До Выготского (Жане, Пиаже, Монтессори, Лурия и т.д.) никто не понимал, что...". Чаще всего и другие ученые понимали или нащупывали, но в ином контексте, с иными акцентами, не вполне, не придавали принципиального значения, считали не столь ценным, вообще преследовали иные цели и т.п.

Неизбежную условность линейного рассказа о деятельности ученых не следует представлять как линейность научного процесса. И не грех многократно повторять это студентам.

И еще одно важное соображение. Развивая предложенную аналогию между научным процессом и многофигурной драмой, подчеркнем, что отношения между учеными как действующими лицами, произносящими некие утверждения, и теми, кто эти монологи и диалоги слышит и хочет понять, не следует уподоблять отношениям между актерами на сцене и пассивно внимающими им зрителями в зале. Согласно известной поговорке, здесь "все люди - актеры" - все, для кого наука существует как вид деятельности, в которой они так или иначе участвуют. Поэтому деятельность любого крупного ученого нельзя рассматривать в изоляции от того, какие научные школы были характерны для того времени, когда он работал, с кем он явно или неявно спорил, каковы были социальные и культурные ожидания того общества, к которому сам он принадлежал. Для наших студентов это не то чтобы новость - чаще они не понимают, зачем им это знать, потому и факты громоздятся в беспорядке, не будучи соотнесены с историей социума, т.е. реальной сценой, где развертывалось действо.

Я уж не говорю о том, что моя характеристика методик Павлова как идеала бихевиористского подхода, вызвала недоумение. Бихевиоризм у нас нынче понимается как ругательство - как, впрочем, и марксизм.

А как быть с тем очевидным фактом, что в эпоху, когда жил и работал Выготский, не подлежал сомнению тезис о том, что классовое бытие формирует классовое сознание? "Измените условия, изменится и человек" - вот подлинный лозунг того времени. Разделяя его, Выготский был энтузиастом "переплавки" человека - это пропагандистское клише он использует вполне искренне.

Надо об этом задуматься и этому поверить. Тогда уже не придется удивляться тому, что страстью Выготского была педагогика, что он был убежден в неограниченных возможностях психологической и педагогической помощи - благодаря чему, кстати, им и была создана крепкая государственная система обучения и реабилитации детей с дефектами зрения, слуха и речи. Куда она делась? Туда же, куда и государство.

А Выготский умер в начале лета 1934 года. Безработным и гонимым, но в своей постели. За несколько месяцев до убийства Кирова и начала террора.


поставить закладкупоставить закладку
написать отзывнаписать отзыв


Предыдущие публикации:
Евгений Сно, Реагировать нельзя игнорировать /18.02/
Физиология прессы. 11-17 февраля 2000 года. Форшмак от Лидии Смирновой. Винегрет от "Вечерней Москвы". Селедка под шубой от "МК". Ликерные конфеты от "Коммерсанта". Ленивые вареники от "Известий".
Александр Зайцев, Программа Магадан-5 /17.02/
Где видано, чтобы здоpовый паpень, тягающий штангу и слушающий Игги Попа, лишался покоя и сна оттого, что семья из двух теток носит тяжелые кожаные шлепанцы? Беззаботный музыкант, я пpевpатился в подавленного маньяка, котоpый вздpагивает пpи малейшем шуpшании на потолке. Может, я люблю своих соседок?
На той далекой, на "холодной" /14.02/
Книга "Россия и Европа" Н.Я.Данилевского до сих пор актуальна, а многое из описанного им в 1869 году напоминает наши дни. "Все самобытное русское... кажется Европе достойным презрения... Прочтите отзывы путешественников - вы увидите симпатию к корякам, якутам, татарам, только не к русскому народу..." Запад традиционно продолжает не любить Россию.
Евгений Сно, Клюквенный опиум /10.02/
Физиология прессы. Фильм "Стигматы" основан на реальных событиях. Сергей Кузнецов поддерживает сальвадорских католиков. Церковь объявила войну театру. Татьяна Толстая - лучшая женщина-критик.
Александр Зайцев, Программа Магадан - 4 /10.02/
Попытку pаскочегаpить pоссиян на пpазднование нового лунного года пpедпpиняла гpуппа "Мумий Тpолль", но с ГУМом обломилось. Стоило ли пеpеться на студию к Питеpу Гэбpиэлу, чтобы записать песню, по котоpой плачет Маша Распутина или "Машина вpемени"? При этом к мелодиям, гаpмониям, словам пpактически нельзя пpидpаться.
предыдущая в начало следующая
Ревекка Фрумкина
Ревекка
ФРУМКИНА
frum@rinet.ru

Поиск
 
 искать:

архив колонки:

Rambler's Top100