Русский Журнал
СегодняОбзорыКолонкиПереводИздательства

Новости | Путешествия | Сумерки просвещения | Другие языки | экс-Пресс
/ Вне рубрик / < Вы здесь
Если они есть, пусть услышат
Дата публикации:  5 Марта 2002

получить по E-mail получить по E-mail
версия для печати версия для печати

Ругать телевидение и модно, и не модно. С одной стороны, ныне это прекрасная тема для беседы, на манер английской погоды: только ленивый не прошелся по шоу "За стеклом". С другой стороны, в критике телевидения всегда ощущается какое-то ретроградство, ну переключись на другую программу, если не нравится, а то, понимаешь, раскричались: цензура, мораль, порнография.

Лично меня в передаче "За стеклом" поразила вовсе не сама передача, ну какая там порнография - сплошная и неизбывная скука, и говорить, в общем-то, не о чем. Меня поразило, как сотрудники этого канала - люди с вполне интеллигентными лицами и манерами - либо в этой передаче участвовали, либо ее рекламировали, либо, по крайней мере, ее защищали. Один из аргументов - каналу нужен рейтинг. Передача рейтинг дает, значит, ее делают профессионалы (что вообще-то не факт). А рейтинг нужен для того, чтобы выходили передачи хорошие и нужные. Невольно мысль философически доходила до равновесия добра и зла: дабы добро существовало, необходимо соответствующее количество зла (в смысле - рейтинга).

Кстати, о добре. У одной телепередачи (убей, не помню какой) был юбилей, на котором почтенные гости поздравляли ведущего. И один из гостей сказал что-то банальное, вроде того, что если эта передача принесла пользу хоть одному человеку (имелось в виду - зрителю), если она изменила хоть одну судьбу (имелась в виду зрительская), то передача эта существует не напрасно. А юбилярша именно такая - и изменила, и принесла. Ведущий с достоинством улыбнулся и перешел к следующему гостю. А я выключил телевизор и, как это ни покажется глупым, задумался.

Извините, что не наскандалил

Конечно, думал я, все это фарс. Но телевизионщики-то все-таки люди, ну не совсем же они виртуальные. Они же существуют, едят, получают деньги и хотя бы иногда думают. Раз так, то они, возможно, задумываются о себе, о своей роли в жизни смотрящего на них человечества, о, простите за выражение, воспитательном эффекте, который они на это человечество (особенно юное) производят. Вот и встает вопрос: что же они об этом эффекте думают, есть он - или его нет? Потому как при положительной оценке передачи телевизионщики скромно признают наличие собственного влияния. Да, мол, положительно повлияли, правда, всего на одну человеческую душу, но повлияли, вот и на улицах узнают, и спасибо говорят. А при отрицательной оценке (когда на улицах узнают, но говорят не спасибо, а что-то еще) свое влияние как бы и отрицают и советуют переключить программу, если не нравится.

Серия про урок труда - одна из самых клевых! Впрочем, я не против телевизионщиков, если они, конечно, существуют. Я только хочу, чтобы они понимали, что влияние их велико, потому что это влияние образца. Образцам подражают в прическах, в словах, в манерах, в самом образе жизни. Но самые влиятельные все же вовсе не Познер, Меньшова, Киселев, Миткова, Парфенов, Сорокина, а - Бивис и Батхед. Во-первых, они влияют на молодежь во всем мире, а во-вторых, на самих ведущих.

Тенденция усиления агрессии (а можно сказать - и хамства) на нашем телевидении появилась в самое последнее время. Агрессивные журналисты на российском телевидении, конечно же, встречались и встречаются. Достаточно вспомнить "раннего" Невзорова, Доренко и Леонтьева. Но их агрессия всегда была направлена на то, о чем (или на тех, о ком) они говорили. А кроме того, она была достаточно органична. Действительно, разные бывают люди. Кто мягче, кто жестче. Почему бы и журналистам не быть разными. Так даже интереснее. Сейчас ситуация принципиально изменилась. Ореол "крутизны" вошел в моду, манеру эту заимствуют ведущие, для которых она совершенно не характерна, и выглядит все это крайне странно и неестественно. Агрессивную манеру переняли Сванидзе, Киселев и даже Сорокина. Причем их агрессивность часто обращена на собеседника. Практически любой ведущий считает себя вправе прервать собеседника, особенно безымянного - выступающего из зала, звонящего по телефону в студию. Причиной прерывания, как правило, бывает не затянутость речи, а скорее ее содержание, не дай бог говорить то, что не нравится ведущему.

В передаче "Кома", где речь шла об описании наркотиков в художественных произведениях, доктор Брандт, высказав свое мнение и выслушав гостя, взывает к аудитории: "Так неужели мы все за цензуру?" Раздается голос из зала, пытающийся объяснить, чем плохи запреты. Ведущий тут же перебивает его: "Это словоблудие. Дайте, я скажу". Откровенно по-хамски обращался Кирилл Набутов к участникам передачи "За стеклом", не вызывая при этом никакой реакции ни самих участников, ни зала. Возможно, это входило в правила игры. Возможно, существовало распределение ролей, и "плохих" персонажей по сценарию следовало наказать. Однако едва ли можно оправдать "реальное" унижение и "реальные" оскорбления в "реальном" телевидении одного, пусть не слишком симпатичного человека, перед многомиллионной публикой (рейтинг-то высокий). В этой же передаче такое действие было замечательно и емко названо: "Опустить ниже плинтуса перед всей страной", - что тут же стало фольклором.

Хамство как правило хорошего тона

Итак, похоже, что правила игры (и в переносном, и в прямом смысле) изменились. Агрессия и хамство не просто вошли в моду, а стали обязательными. Это своего рода правила хорошего телевизионного тона. Достаточно взглянуть на несколько телевизионных игр нового поколения. Самый яркий пример - игра "Слабое звено". Здесь не только ведущая травит и оскорбляет всех участников, но и участники старательно и не всегда умело обижают друг друга. Интересен и выбор ведущего. Во-первых, это женщина, во-вторых, это олимпийская чемпионка в таком "нежном" виде спорта (практически - искусстве), как синхронное плавание. Мария Киселева замечательно вжилась в образ мегеры, но суть не в этом. Множество передач, в которых ведущий царь и Бог, а участники должны уничтожать (пока в переносном смысле) друг друга, появилось именно в этом сезоне. Достаточно назвать "Алчность", "За стеклом" и "Последнего героя". Не буду углубляться в идеологию этих передач - она очевидна. Меня интересуют гораздо более поверхностные и вместе с тем более опасные вещи.

Во всех этих передачах культивируется особая манера поведения ведущего по отношению к участникам и участников - друг к другу. Я могу только повторить уже сказанные слова: агрессия, оскорбления, хамство, унижение. Все это предлагается как норма поведения для участников, а по существу - для всех зрителей. И поверьте, что хотя бы один из миллиона зрителей сымитирует эту манеру в жизни, а следовательно, возвращаясь к описанной выше логике, "передача существует не напрасно". Конечно, в телевизор эта агрессия пришла из жизни ("какая жизнь - такое телевидение"), но телевизор возвращает ее обратно, усилив во много раз, транслируя ее во все уголки нашей многострадальной родины.

Подумаешь, ерунда какая, - скажут мне. Все это было и будет в нашем мире, все это было и будет в кино, в литературе, в спорте и т.д. Согласен, но теперь это появилось в "реальном" телевидении, то есть предлагается мне и еще паре или десятку миллионов граждан (в зависимости от рейтинга) в качестве образца.

- Да какой образец, это игра, - скажут мне.

- Да какая игра, это образец, - отвечу я.

- Не хочешь смотреть, переключи, - скажут мне.

- Так некуда, - отвечу я и выключу телевизор.

А вот дети мои чего-то не выключают. А запретить им смотреть я не решаюсь, все-таки свободные люди в свободной стране.


поставить закладкупоставить закладку
написать отзывнаписать отзыв


Предыдущие публикации:
Виктор Перельман, Памяти Карлсона /04.03/
Главная заслуга Астрид Линдгрен перед Россией - это создание Карлсона, за книги о котором ей ничего не заплатили. Государство! Ты издавало ее книги, снимало по ним и мультфильмы, ничего не давая ей взамен. Но может быть, ты на эти украденные деньги поможешь хотя бы себе - организуешь фонд развития детской литературы?
Михаил Кордонский, Почему я не демократ /28.02/
Я не против этой политической системы, пусть будет. Просто есть вещи и поважнее: уровень жизни, ее продолжительность, детская смертность, наркомания. А демократы - это те, для кого демократия является высшей ценностью. Выше страданий человеческих. Что и следует из динамики параметров жизни за время их пребывания у власти.
Тамара Эйдельман, Независимость, энтузиазм и подписка /28.02/
Четвертый выпуск сборника "Казус" - блестящий пример увлекательного издания, состоящего из "серьезных" статей. В круглом столе, организованном "О.Г.И.", участвовали около тридцати редакторов исторических журналов, преследуюших схожую задачу - соединение "читабельности", обеспечивающей тиражи, с глубиной и научностью.
Дмитрий Быков, Быков-quickly: взгляд-30 /22.02/
Спорта и спортсменов терпеть не могу. Забота о спортивном результате кажется мне смешной и неприличной, а национальная гордость на почве рекордов - необоснованной. Но при всей ненависти к спортивному патриотизму я поеживаюсь, когда кто-то радуется нашим поражениям. И когда наши будут играть с американцами - буду болеть за наших.
Илья Григорьев, Чем пахнут мертвые пчелы? /19.02/
Заявление Буша-младшего о девальвации иены, что вызвало легкую панику на бирже. Если бы подобный казус произошел в России, все газеты сделали бы выводы относительно ситуации в верхних эшелонах. Счастлива нация, которая легче верит в непросвещенность президента, чем во всемирный заговор.
предыдущая в начало следующая
Максим Кронгауз
Максим
КРОНГАУЗ
URL

Поиск
 
 искать:

архив колонки:

Rambler's Top100