Русский Журнал / Вне рубрик / Другие языки
www.russ.ru/ist_sovr/other_lang/20020526.html

Религии, проповедующие терпимость
Воле Шойинка

Дата публикации:  26 Мая 2002

Будь кто-нибудь достаточно опрометчив, чтобы назначить меня генеральным секретарем ООН, я бы сделал так, чтобы год 2000 или 2001 был объявлен Годом мирских богов. Богохульный оксюморон, скажете вы? Ничего подобного. Позволю себе заметить, что я ничуть не преувеличиваю, утверждая, что наш мир крайне нуждается в популяризации мирских богов. Те из нас, кто твердо верят в единство и даже неделимость человеческого сообщества, - несмотря на то, что за минувший век этой идее изрядно досталось, в первую очередь благодаря антигуманным идеологическим и религиозным перегибам и сепаратистским теориям, - должны быть просто счастливы, если нам случится унаследовать систему верований, которая выжила вопреки всем самонадеянным течениям, стремящимся поделить мир между собой.

Все их можно представить в виде системы противопоставлений: коммунизм и капитализм, буддизм и индуизм, иудаизм и христианство, христианство и ислам, римское католичество и протестантство, крестовый поход и джихад, фашизм и демократия, иудейско-христианский/евроамериканский мир и арабско-исламский и т.д. и т.п., плюс все их разросшиеся семейства и агрессивные боковые ветви. В той или иной степени, все они, несмотря на явственные и вопиющие недостатки их учений и действий, продолжают утверждать свою монополию на истину, совершенство и/или превосходство.

Благодаря принципу бинарной организации становится легче легкого упростить Другую сторону, демонизировать ее и сосредоточить на ней внимание как на единственной помехе собственному выживанию. С другой стороны, эта Другая сторона также молчаливо признается - из тактических соображений - равным соперником в борьбе за господство над умами. И горе остальным обитателям реального мира, в котором совсем некстати царит плюрализм! Они просто испаряются, когда Супердуэт отводит от них глаза, сберегая силы для решающей схватки между двумя монолитами.

Однако, согласно одной африканской пословице, когда дерутся два слона, страдает трава у них под ногами. На самом деле, трава эта попросту исчезает! И я убежден, что пришло время привлечь внимание к этим Невидимым религиям, в особенности к поучительным религиям "мирского" - то есть гуманистического - толка, и высветить многочисленные хитроумные способы делать их невидимыми.

Против них выставлен целый оружейный арсенал "бинарного" заговора. Взгляните на историю человечества, начиная с древнейших времен и заканчивая настоящим; не принимая в расчет мелкие исключения, вы обнаружите, что любые две соперничающие системы убеждений всегда "сотрудничали" по этой схеме. Фактически, они словно бы говорили друг другу: давайте объединим усилия и займемся этой мелкой рыбешкой, чтобы мы могли плыть в нашем океане, куда нам заблагорассудится, и всякая мелочь нам не досаждала - вы забирайте себе запад, мы берем восток. Немного утешает лишь то, что, вопреки этой исторической схеме определения главенства и буйству связанного с ней разрушения, некоторое количество малоизвестных систем верований - в Азии, Африке, Океании и обеих Америках - выжили и продолжают существовать.

Наш рассказ пойдет об одном из таких миров - мире народности йоруба. На примере Нигерии, родины йоруба, можно наблюдать, как работает бинарная схема в современном мире, поскольку в этой стране, руководство которой сделалось светским в колониальный период, один из штатов не так давно объявил себя мусульманским. Результат последовал незамедлительно: две самые напористые религии выступили на арену, задвинув в угол древние системы верований - ориса, породившую поклонение природе, и другие - и поспособствовав их невидимости.

Как и следовало ожидать, между соперниками разгорелся спор. "Действующая у нас правовая система строится на христианских законах, и мы должны противопоставить ей свою юридическую систему", - заявляет Совет имамов, которому вторят другие мусульманские организации. Христианская ассоциация Нигерии не остается в долгу и демонстрирует решимость теми же методами защищать свою территорию. Тех и других поддерживают и подстрекают средства массовой информации по всему миру, которые не могут упомянуть о Нигерии, не употребив выражений "мусульманский север" и "христианский юг". И никто не вспоминает о том, что в штате Замфара, о котором идет речь, существуют и другие религии - дохристианские и доисламские верования, от которых так охотно отмахиваются, относя их к разряду язычества, вымирающего и неуместного в наше время. Такие народы северной Нигерии, как юкум, тив и борнос, и сейчас исповедуют (порой в соседстве с мусульманами и христианами) религии своих предков. И когда штат решает провозгласить теократию, никто не удосуживается спросить: а что по этому поводу думают представители традиционных религий? Какова будет реакция людей, жизнь которых строится на учениях этих религий, на внедрение теократии в сообществе или штате? Ответ ясен: отвращение!

Знакомство с миром йоруба мы начнем с устройства сознания представителя этой народности. В этом мире никому не навязывают свою волю, в чем можно убедиться, изучив самый главный его жизненный аспект: вступление в мир новорожденного существа и вверение его духовной опеке незримых сил. Вот рождается ребенок. Довольно скоро, когда родители начинают различать в нем зачатки личности, которые впоследствии должны оформиться в характер (ива), маленького ребенка приносят к бабалаво, жрецу-прорицателю, который с высоты своего опыта добавляет свои наблюдения к уже подмеченным признакам. Бабалаво решает, какому божеству вручить ребенка: Осуну, Санго, Обатале. Неважно, что родители ребенка, возможно, не являются последователями какого-либо из этих божеств и что никто из родственников или предков не был ему посвящен. Считается, что ребенок приносит вместе с собою в мир свое ори - предназначение. И бесполезно пытаться изменить его или навязать другое.

Но и это решение, характеризующее духовную ауру ребенка, не является окончательным и бесповоротным. Дальнейшие события его жизни - неудачи, пробуждение таланта, рано развившееся тяготение к творчеству или лидерству, проявление скрытых особенностей, таких как склонность к ясновидению или привычка говорить загадками, - могут побудить бабалаво заключить, что ребенку покровительствует другое божество или же несколько божеств. Таким образом, в семью входит еще один бог. Это событие не вызывает ни разногласий, ни враждебности. Представители народности йоруба верят, что все божества есть проявления неких универсальных сущностей, частью которых является и само человечество.

"Ифа", стихотворное собрание текстов-предсказаний йоруба, в котором предрекается будущее и даются советы и наставления ищущим, включает в себя всевозможные оду (указания): это поучительные предания и исторические рассказы, которые изобилуют целительными назиданиями. Они повествуют о том, что происходило со смертными и бессмертными, которым "Ифа" предсказывала будущее и давала советы и которые послушались ее или пренебрегли ею. Скептиков не наказывают, и сверхъестественные силы им тоже не докучают. В текстах просто говорится, какой они избрали для себя путь.

Сами божества выступают как действующие лица большого свода традиционных драматических произведений, подобных классическим древнегреческим текстам, но исторически с последними никак не связанных: это "Оба Косо" и "Оба Вайа" (автор Дуро Ладипо), "Пленение Обаталы" (Оботунде Лжимере), "Эсу Элегбара" (Вале Огуньеми) и многочисленные эпические сказания и повествования о рискованных путешествиях. Моя собственная поэма "Огун Абибиман" написана в духе древних традиций, хоть и использованных мною в политических целях.

"Ифа", как и ориса, не пытается обращать заблудших. Она не проклинает неверующих - напротив, есть в ней тексты, которые предостерегают против неуважения к другим религиям. Разумеется, и в "Ифе" не обходится без некоторой доли саморекламы, и в ней есть повествования об упрямцах и циниках, которые игнорируют указания "Ифы" и все глубже погружаются в пучину невзгод, пока, наконец, не возвращаются на путь, указанный Орунмилой, богом-прорицателем "Ифы".

Есть, однако, огромная разница между этим причинно-следственным процессом и тем, что навязывают нам религии, которые я называю ревнивыми. Ни Орунмила, ни его посредники никогда не несут ответственности за несчастья героев. Нет, виной тому их ори, предназначение, которое герой принес вместе с собой в этот мир, - самая суть его бытия, которую "Ифа" просто выявляет, прежде чем предоставить героя самому себе и оставить за ним право выбирать. Богам совершенно безразлично, кто из смертных следует (или не следует) по их пути, воздает (или не воздает) им дань.

Понимание истины у йоруба вызывает в памяти ведические тексты еще одного древнего мира - индийского, - в которых говорится: "Мудр тот, кто признает, что Истина одна, но еще мудрее тот, кто понимает, что у Истины много имен и что к ней ведет несметное множество дорог". Дух примирения, который свойствен богам йоруба, - это наследие для нашего мира, разрываемого на части нетерпимостью, ксенофобией и подозрениями.

Главенствующие мировые религии и их теологические системы в том виде, в каком они дошли до нас, не проповедуют ни поиск, ни любовь к истине, а лишь благоговение - достигаемое любыми средствами, вплоть до пыток и убийств, - перед тем, что они объявляют истиной, называют откровением. Они манипулируют истиной, возводят письменный текст в ранг догмы и абсолюта - зовись этот текст хоть писанием, хоть катехизисом, - они отказываются понимать, что эти унаследованные тексты, изобилующие туманностями и намеками, - не более чем указания, притчи, которые могут побудить человека глубже задуматься над его местом в этом мире, над противоречиями и внезапными озарениями, заставить его по-новому взглянуть на историю и человеческие устремления. Именно это непонимание привело к замене живой пытливой духовности догмой. И тут божествам йоруба есть что сказать остальному миру.

Это очень насущный вопрос, поскольку самые опасные проявления верности догме все дальше и дальше распространяются в нашем мире. За 12 месяцев с момента провозглашения шариата в нигерийском штате было потеряно по меньшей мере 15 тысяч жизней, и способы его насаждения часто бывали самые кровавые. Однако приверженцы орисы не отступают от своей веры, говоря: предоставьте богам воевать между собой. Надеюсь, это небольшое путешествие в мир орисы побудит чьи-нибудь глаза и уши подвергнуть серьезной, трезвой критике мир, в котором мы живем.

До времен ислама и христианства, до времен порабощения, осуществленного арабами и европейцами, африканский мир шел по пути духовного примирения с неведомым, формировал свои собственные социально-экономические системы, гармоничные системы общественных отношений и строил свое материальное существование в соответствии со своим цельным мировоззрением. Эти системы оказывали влияние на ритуалы и установления пришлых религий - кое-какие из них иногда даже перенимались и одомашнивались. И когда главенствующие мировые религии обнаруживали свою враждебность, мы всегда обращались к нашим исконным верованиям с их непреходящими достоинствами, высшее из которых - терпимость. Я имею в виду, конечно же, подлинную терпимость, которая отражается в самих преданиях о наших божествах - об их мучениях, ошибках и возвращениях на истинный путь - о том, как они подстраиваются к изменениям текучего окружающего мира.

Ориса - это голос, само воплощение терпимости. И в основу текстов "Ифы" заложена следующая идея: познание истины - это цель, к которой неизменно стремятся люди; человеческое существование - это путь к конечной истине, и притязать на обладание этой истиной значит отдалять себя от цели. Непреходящее достоинство "Ифы" в том, что она признает текучесть знания.

Guardian, 4 мая 2002 г.

Перевод Ольги Юрченко