Russian Journal winkoimacdos
31.07.98
Содержание
www.russ.ru www.russ.ru
Книга на завтра архивпоискотзыв

Ефим Курганов
Анекдот как жанр

Спб.: Академический проект, 1997. - 123 с.; тираж 2000 экз.; серия "Современная западная русистика"; ISBN 5-7331-0084-2.

Государь Александр Павлович прогуливался однажды по саду в Царском Селе, шел дождик, однако это не помешало собраться толпе дам посмотреть на царя, обожаемого женским полом. Когда он поравнялся с ними, то многие в знак почтения опустили вниз зонтики.

- Пожалуйста, - говорил государь, - поднимите зонтики, не мочитесь.

- Для Вашего Императорского Величества мы готовы и помочиться, - отвечали дамы.

Когда анекдот становится жанром?

Естественно, когда его рассказывают.

А когда жанр становится анекдотом?

Когда ты уже знаешь, чем закончится анекдот, а его все еще продолжают рассказывать.

Это значит - старый анекдот.

Еще есть "очень старый анекдот", который называется историческим.

В книге, посвященной "Ефиму Григорьевичу Эткинду с любовью и признательностью от тезки - в качестве дополнительной реплики к нашим разговорам о судьбах анекдота", Ефим Курганов пробует рассматривать анекдот как жанр на примерах малоизвестных исторических казусов.

Один улан, еще в старинной обтянутой форме, танцевал кадриль. Во второй фигуре у него внезапно встал хуй, и он, чтобы скрыть неприятное положение, накрывал по возможности предательские панталоны рукою, на которой блистал какой-то перстень.

- Что это у вас, опал? - спросила вдруг его дама.

- Стекло, сударыня, стекло!..

Анекдот сам по себе не нужен и вряд ли интересен.

Анекдот - это паразит жанра. Он живет внутри него. Но, в отличие от прочих словососущих, анекдот не столько питается за счет других жанров речи, сколько питает сам, привнося пикантность и глубину в окололитературную ситуацию...

Особенно ценной для нас является связь анекдота с историко-биографической и фольклорной прозой.

Гоголь, движимый потребностью видеть поэта, который занимал все его воображение еще на школьной скамье, прямо из дома отправился к нему. Чем ближе подходил он к квартире Пушкина, тем более овладевала им робость и наконец у самых дверей квартиры развилась до того, что он убежал в кондитерскую и потребовал рюмку ликера... Подкрепленный им, он снова возвратился на приступ, смело позвонил, и на вопрос свой: "Дома ли хозяин?", услыхал ответ слуги: "Почивают!" Было уже поздно на дворе. Гоголь с великим участием спросил: "Верно, всю ночь работал?" - "Как же, работал, - отвечал слуга, - в картишки играл".

Но главным содержимым книги Ефима Курганова стали приложения - рукописные и малоизвестные сборники анекдотов XIX века.

...Жил-был в Гамбурге некий господин - Ян д`Акоста, адвокат. Но наскучило ему быть простым адвокатом: человек он был свойств живых и забавных - прирожденный шут. И пристал он к российскому, там бывшему, резиденту, сел однажды вместе с ним на корабль и приехал в Петербург, где его смешные ухватки полюбились Государю Петру Первому, и был д`Акоста приобщен к числу придворных шутов.

Посолонее и повеселее истории, представленные в приложении как "Анекдоты для одного мужского пола".

- Маменька! Что это у рака под хвостиком?
- Яйца, душенька, яйца.
- Что же это значит?
- Это значит, моя милая, что этот рак - самка.
- Вот что! Ну, теперь я понимаю. Значит и гувернер наш самка. И у него под хвостиком яйца.

Так вот чему, может быть, в достопамятные времена смеялись предки, собираясь за партией в покер...

Примером того, как анекдот разрастается в новеллу, Е. Курганов поминает произведения современников - "Легенды Невского проспекта" Михаила Веллера, прозу Сергея Довлатова, и приводит несколько историй из книг М. Окуня.

На троллейбусной остановке у интуристовской гостиницы "Карелия" приклеено объявление: "Продаются щенки боксера (рыжие девочки)". "Щенки боксера" тщательно зачеркнуты. Зато приписано: "и не только рыжие. Обращаться в "Карелию".

Здесь ничуть не уступает ему анекдот почти двухвековой давности...

Одна разгульная барыня, еще довольно свежая и благообразная, вместе с взрослою и миловидною дочерью завели трактир, а чтобы дать публике понятие о двойном их промысле, наняли квартиру в большом доме, на углу повесили вывеску: ЗДЕСЬ ОБЕ-------ДАЮТ.

Литература - дура.

Поэзия, естественно, - проза, вставшая в позу.

Это общеизвестно.

Книжка Ефима Курганова может стать верным попутчиком для сочинителей анекдотов. Или для студентов-филологов.

Или, не дай Бог, писателей.

С таким же успехом вы можете встретить ее в руках пассажира электрички "Москва - Подлипки дачные".

"Анекдот, рассказанный непонятно по какому поводу, оскорбителен", - заметил однажды Андре Моруа.

Пускай оскорбителен. Лишь бы смешной был.

Анекдот, препарированный уважаемым филологом под тем предлогом, что предлог к написанию книги должен быть понят правильно, тоже не весть какой вежливый жанр.

Константин Парамонов

книга на вчера Отзыв книжные обзоры

www.russ.ru Содержание РЖ Архив Форумы Антологии Книга на завтра Пушкин Объявления Досье
Бессрочная ссылка Новости электронных библиотек Монокль Пегас Light Русский университет
© Русский Журнал, 1998 russ@russ.ru
www.russ.ru www.russ.ru