Russian Journal winkoimacdos
3.11.98
Содержание
www.russ.ru www.russ.ru
 Политика архивпоискотзыв

Украина за год до президентских выборов

Михаил Погребинский

Финансовый кризис

Мировой финансовый кризис не обошел стороной и стагнирующую украинскую экономику. Правда, в отличие от России, Украине пока удалось удержаться на краю пропасти. Хотя курс гривны и провалился за три месяца на 60% - это все же не обвал рубля. Никакой паники. Вкладчики банков не бросились скопом выгребать свои кровные. За сентябрь вклады населения уменьшились всего на 4,5%. Да и заметной инфляции не случилось, если не считать резкий рост цен на импорт. Цены на отечественные товары в сентябре возросли не более чем на 10% (официальная статистика показывает 4-процентную инфляцию). Никаких массовых увольнений, пустых прилавков и т.п. Банки, несмотря на "добровольную" реструктуризацию краткосрочных облигаций внутреннего госзайма, сохранили уровень ликвидности и не прекращали операций все время с начала кризиса. Более того, украинскому руководству удалось договориться с большинством нерезидентов о приемлемой для них схеме реструктуризации обязательств по ОВГЗ. Все это позволяет рассчитывать на продолжение внешних заимствований для покрытия хронического дефицита бюджета - иных источников финансовых ресурсов никто не видит.

Так что российский сценарий пока у нас не повторился. А ведь до сих пор Украине ни разу не удавалось "сыграть свою игру". Удастся ли на этот раз?

Вряд ли кто-то решится ответить на этот вопрос утвердительно. Объявленные на днях антикризисные меры правительства не внушают особого оптимизма. Остается надеяться на то, что Леонид Кучма на этот раз выполнит свое обещание и не подпишет "нереальный" бюджет на 1999 год.

Только две цифры для характеристики тезиса "жизни не по средствам". На Украине за последние пять лет при падении ВВП в реальном исчислении в полтора раза примерно во столько же раз возросла доля государственного потребления в ВВП - с 16 до 23 процентов. А в результате перманентного "улучшения" налогового законодательства и "сокращения" налогового пресса за это же время доля чистых налогов в ВВП возросла почти в пять(!) раз.

Чрезвычайные обстоятельства - чрезвычайные меры - ужесточение режима "ручного управления" - естественная среда обитания посткоммунистических управленцев. Первым делом - усилить административный контроль над всем более-менее стоящим. В результате - перекройка сложившейся в последние годы структуры экономических интересов, передел сфер влияния, разрушение старых союзов и притирка новых. И все это на фоне собирания сил перед стартом президентской избирательной кампании.

Власть и оппозиция

Четвертое по счету за время правления Леонида Кучмы правительство, возглавляемое бывшим руководителем его избирательного штаба Валерием Пустовойтенко, успешно прошло в октябре испытание на вотум недоверия в Верховной Раде - украинском однопалатном парламенте. Оппозиции не удалось собрать необходимое число голосов для отставки правительства. Точнее, наибольшая оппозиционная фракция - коммунистическая - не была настроена слишком решительно, да и ее тактическим планам не противоречит сохранение нынешнего кабинета министров вплоть до президентских выборов, которые должны состояться в ноябре следующего года. Таким образом, угроза политического кризиса миновала.

Премьер-министр Валерий Пустовойтенко - один из немногих в близком окружении Леонида Кучмы, на кого он может положиться при всех обстоятельствах. Поэтому крайне сомнительно, чтобы президент решился сменить премьера в разгар избирательной кампании. В крайнем случае (вынесение вотума недоверия правительству на следующей сессии Верховной Рады) у президента сохраняется возможность удерживать Пустовойтенко в кресле премьера вплоть до дня выборов как и.о.

Премьер, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Владимир Горбулин и группа руководителей силовых ведомств - вот, пожалуй, костяк команды, составляющий сегодня опору президента в исполнительной власти. Опорой в регионах должны были бы быть главы областных администраций (губернаторы), назначаемые президентом. Однако, как показывает опыт, лидерам исполнительной власти рассчитывать на "верность" губернаторов, особенно в период избирательных кампаний, вряд ли стоит.

В Верховной Раде главная опора исполнительной власти - фракция Народно-демократической партии (украинский аналог НДР), вторая по численности после коммунистов. Эта фракция практически полностью контролируется премьером, который занимал первую строчку в партийном списке НДП во время мартовских парламентских выборов и сыграл решающую роль в преодолении партией 4-процентного барьера. Фракция НДП на две трети состоит из депутатов, избранных не по списку партии, а в мажоритарных округах. Три другие "нелевые" фракции - Социал-демократической партии Украины (объединенной) - СДПУ(о), Партии зеленых (ПЗУ) и партии Народный Рух Украины (НРУ) - контролируются исполнительной властью только частично и готовы поддержать правительство или президента на определенных условиях. Но даже все вместе эти четыре фракции не в состоянии собрать коалицию большинства.

Что до оппозиции, то на Украине она имеет весьма специфическую структуру. Есть левая оппозиция, состоящая из коммунистического ядра (лидер - Петр Симоненко) и трех его "спутников". Первый - социалисты во главе с бывшим спикером Верховной Рады Александром Морозом. Второй - селяне, неформальным лидером которых является нынешний глава украинского парламента Александр Ткаченко. И третий - Наталья Витренко со своей мини-партией "прогрессивных социалистов". Взаимные деноминации отражают смысл отношений между Витренко и ее оппонентами в левом лагере. Витренко считает Симоненко и Мороза неправильными левыми, "предателями интересов трудового народа", а те, в свою очередь, определяют Витренко и ее друзей как "пятую колонну" в левом движении.

Ни "правой", ни "демократической" (а la "Явлинский and Co") оппозиции у нас нет. Точнее, "демократической" совсем нет, а "правая", радикал-либеральная (a la "Гайдар-Чубайс and Co"), представлена столь незначительной по численности и маловлиятельной группой, что о них не стоит и говорить. Столь же слаба и "правая оппозиция" - украинская националистическая, критикующая власти "как недостаточно украинские". Наиболее влиятельная национал-демократическая партия "Народный Рух Украины" давно участвует во власти, так что декларируемая ею "конструктивная оппозиционность" уже не способна никого обмануть.

Все четыре левые фракции последовательно демонстрируют "непримиримость" по отношению к президенту и проводимому им "антинародному курсу". Но "непримиримость" селян - чисто символическая: реформ на селе как не было, так и нет. Так что их протест, скорее, против намерений, а не против дел. О делах же они умеют договариваться с властями - долги сельхозпредприятий по-прежнему каждый год списываются.

Самые "непримиримые" оппозиционеры - это бывший премьер Павел Лазаренко со своей партией "Громада", представленной в Верховной Раде довольно большой фракцией. Но их оппозиционность скорее сродни "опале", у них нет идеологических разногласий с действующей властью. По существу, они претендуют не на изменение курса, а на то, что, придя к власти, этот же курс проведут лучше, чем Кучма и Пустовойтенко. Говоря так, я не имею в виду, что у Кучмы и Пустовойтенко есть какой-то определенный курс или ясная стратегическая программа действий. Я всего лишь хочу сказать, что точно так же обстоит дело и у "Громады". Конфликт "Громады" с властью - это конфликт частных интересов, и возникни возможность уладить эти интересы - конфликт был бы исчерпан.

Анализируя взаимоотношения оппозиции и власти на Украине, стоит иметь в виду, что там, в отличие от России, либералы за все годы независимости ни разу не получали реальных рычагов власти в свои руки. Все восемь правительств с 1991 года возглавлялись как бы одним Маслюковым, только с разными фамилиями. Разок, правда, случился свой Черномырдин по фамилии Лазаренко. Но, во-первых, он был всего год. И, во-вторых, никаких Чубайсов-Гайдаров при нем не было, как не было их при других премьерах. Наши либерал-реформаторы Лановой и Пинзеник - не в счет. Реальной власти им никогда не доверяли, хотя свои глупости, как, впрочем, и некоторые полезные вещи, они успели сделать.

Так что, в принципе, премьерам все эти годы не было трудно договариваться с левой парламентской оппозицией. Непреодолимые сложности возникали, когда общий язык с левыми приходилось искать Леониду Кучме, которому особенно не нравилось договариваться с бывшим спикером Александром Морозом. Всякий раз отношения приобретали антагонистический характер. Ситуация резко изменилась после весенних парламентских выборов, которые прошли по смешанной партийно-мажоритарной системе. Четыре левые партии вместе получили немногим более 40% мест, что давало возможность сформировать антилевую коалицию большинства и избрать нелевое руководство парламента. Такая коалиция не сложилась по разным причинам, но решающую роль в этом, без сомнения, сыграла фракция "Громады".

После двух месяцев тщетных попыток избрать спикера дело таки закончились компромиссом - главой парламента был избран достаточно левый, но в то же время вполне "примиримый" и приемлемый для президента Александр Ткаченко.

Теперь Леониду Кучме будет гораздо легче договориться со спикером. В отличие от теоретика-идеолога Мороза, Ткаченко - практик, прошедший все ступени советской управленческой иерархии - от председателя колхоза до министра. Да и в новой эпохе Ткаченко успешно нашел свое место: работая в бизнесе, лихо научился брать крупные кредиты и налаживать дело. "Об отдавать" кредиты речи нет - этому у нас пока рынок не учит. Не лишенный честолюбия Александр Ткаченко, заняв кресло спикера, вряд ли посчитал, что достиг своего уровня некомпетентности. В ближайший год он, вероятно, постарается показать, что ему удается быть эффективным на любом руководящем посту. А для этого ему потребуется согласовывать свои шаги с президентом. По крайней мере до тех пор, пока Ткаченко не решит, что он уже созрел для самостоятельной "Большой игры". И нельзя исключить, что эта игра будет называться президентскими выборами 99-го года.

Большая игра - карты розданы?

Хотя до официального начала избирательной кампании осталось немногим более полугода, тема будущих выборов медленно, но верно перемещается к центру общественного внимания, не говоря уже о кулуарах парламента и кабинетах руководителей исполнительной власти, каковые она практически и не покидала после окончания парламентских выборов. Только финансовый кризис сумел временно вытеснить эту тему на второй план.

Итак, с чем же приближаются основные политические силы к старту кампании?

Левые. На этом поле значимый урожай могут собрать четыре политические фигуры: Витренко, Мороз, Симоненко и Ткаченко. Последний пока недостаточно известен, но его должность и характер с лихвой компенсируют этот недостаток за время, оставшееся до выборов. Если сохранятся нынешние темпы полевения украинского электората, этой четверке придется делить голоса почти половины избирателей. Поэтому, даже если левым не удастся договориться о едином кандидате (Витренко - не в счет, она в любом случае выйдет на старт), один из них наберет в первом туре от 15 до 20% голосов избирателей, необходимые для прохождения во второй тур.

Дискуссия в левом лагере будет вестись вплоть до начала кампании. Формально самые сильные козыри у лидера компартии Петра Симоненко. За его спиной наиболее многочисленная партия, получившая на парламентских выборах четверть голосов избирателей, то есть в 2,5 раза больше, чем блок социалистической (Мороза) и селянской (Ткаченко) партий. Однако по личностным качествам Симоненко уступает и Морозу и Ткаченко, о чем ему мягко и настойчиво будут говорить его партийные товарищи, убеждая уступить Морозу (или Ткаченко) возможность победить Кучму.

Экономические взгляды четверки левых кандидатов мало различаются. Витренко, Мороза и Симоненко роднит еще и полное отсутствие управленческого опыта - "управление" Морозом Верховной Радой прошлого созыва - не в счет. Все они прежде всего идеологи, комиссары. Мороз в этой тройке, без сомнения, самый умеренный и рассудительный, даже немного "социал-демократичный" и уже поэтому - наименее неприемлемый для тех избирателей, которые не голосовали за левые партии.

А ведь победить во втором туре без этих избирателей невозможно!

По вопросу об интеграции с Россией Мороз также занимает самую умеренную (можно даже сказать - вполне реалистическую) позицию, что дает ему возможность рассчитывать на голоса избирателей Центра и даже, отчасти, Запада Украины, у которых интеграционная риторика вызывает резко отрицательную реакцию.

Правые. Здесь попытки выдвинуть единого альтернативного Кучме кандидата, скорее всего, обречены на провал. Единственная надежда на то, что каким-то чудом удастся все-таки уговорить Виктора Ющенко, главу Нацбанка - пока не очень известного, но, тем не менее, единственного украинского политика, имеющего устойчиво положительную репутацию в кругах "лидеров общественного мнения". Ющенко каким-то странным образом удалось совместить в себе образ профессионала-реформатора и политика, не несущего ответственности за "реформаторские безобразия". К тому же он известен как "украинофил", живописец-любитель, излюбленный образ которого - "садок вишневий коло хати".

Одна малость - ну не хочет человек быть президентом - и все тут! Впрочем, Леонид Кучма тоже долго не хотел быть президентом. А вот уговорили - и стал.

Не исключено и появление на поле правого центра некоего лихого бизнесмена с простым и понятным людям лозунгом "Ввести 10-процентный налог - и всем гарантирована зарплата 500 долларов, а пенсия 200".

Намерен выставить свою кандидатуру Сергей Головатый, еще вполне молодой человек, но ветеран украинской политической сцены, национал-демократ, бывший министр юстиции, а ныне непримиримый противник Кучмы.

Возможны и другие кандидаты либеральной и/или националистической ориентации, но самое большее, на что они могут рассчитывать - это создать трудности для прохождения Леонида Кучмы во второй тур выборов.

Центр. Здесь Леонид Кучма вне конкуренции. Если до выборов не случится катастрофического обвала национальной валюты и скачка инфляции, Л. Кучма, скорее всего, пройдет во второй тур. Если его соперником во втором туре окажется Симоненко или Витренко, шансы Кучмы на победу сегодня можно оценить как предпочтительные. Конкурировать с Морозом или Ткаченко во втором туре Кучме будет значительно труднее. Его главная проблема - консолидация "партии власти" в ближайшие полгода. НДП - только одна из ее ветвей. Объединить (а тем более удовлетворить) противоречивые интересы различных финансово-промышленных групп, претендующих на свой "кусок пирога", будет чрезвычайно трудно. Особенно, если на роль главного конкурента будет выдвигаться Александр Мороз или Александр Ткаченко, не воспринимаемые бизнесом как "тотальное зло".

Еще две фигуры в центре политического спектра могут попытать счастье в президентской гонке, впрочем, с ничтожно малыми шансами на успех. Это экс-премьер-министры Евгений Марчук и Павел Лазаренко.

Евгений Марчук в поисках базы политической поддержки год назад начал осваивать социал-демократическую нишу. В парламент он прошел по списку СДПУ(о) - вторым номером - и возглавил партийную фракцию. Однако получить контроль над партией ему не удалось. На недавно прошедшем партийном съезде лидером партии стал амбициозный политик - бизнесмен Виктор Медведчук, которому в результате сложной интриги удалось получить пост заместителя спикера (по Конституции в Верховной Раде у спикера только два зама). Теперь шансы Марчука на поддержку СДПУ(о) на президентских выборах практически равны нулю. Это не означает, что Марчук непременно выйдет из борьбы. Его по-прежнему поддерживают (не публично!) ряд влиятельных предпринимательских структур, он имеет своих сторонников среди политического актива ряда непарламентских партий, владельцы некоторых СМИ открыто "поставили на Марчука".

Павел Лазаренко ведет упорную борьбу не только за политическое выживание, но и за личную свободу. Депутатская неприкосновенность пока обеспечивает ему такую возможность. Поэтому его участие в президентской кампании, скорее всего, ограничится поддержкой оппонента Кучмы - кто бы им ни был. Недаром в украинских СМИ уже прижился термин "лево-громадовская оппозиция". Этакий жареный лед - союз партии торгово-промышленного капитала и будущих экспроприаторов этого капитала. Наиболее вероятно, что Лазаренко и "Громада", обладающая серьезным организационным ресурсом, собрав под свои знамена бизнесменов и бывших начальников, обиженных действующей властью, поддержат Александра Мороза.

P.S.

Динамика доверия к президенту Украины (по данным опросов 1994-98 гг.), %


 ДоверяютТрудно сказатьНе доверяют
май 1995342937
май 199623 3146
май 1997183250
май 199810 2961

По данным центра "Социальный мониторинг", ежемесячно отслеживавшего уровни доверия президенту Л. Кучме и А. Морозу, индексы доверия обоих политических лидеров практически сравнялись уже в январе 1998 года на весьма низком уровне.

Особенно резко упало доверие к Л. Кучме в тех регионах востока и юга Украины, где он собрал львиную долю голосов во время президентских выборов. По данным опроса, проведенного Киевским центром политических исследований и конфликтологии в конце 1997 года, в котором участвовали более 10 000 респондентов всех областей Украины, Киева и Республики Крым (в каждой области опрошено около 400 человек), наиболее низкий уровень доверия к Л. Кучме был зафиксирован именно в тех областях юга и востока Украины, где он набрал больше всего голосов на выборах 1994 года.

Региональное распределение оценок доверия и недоверия к Л. Кучме и А. Морозу в ноябре 1997 года, %


 Л. КучмеА. Морозу
 ДоверяютНе доверяютДоверяютНе доверяют
Республика Крым7711350
г.Киев19541852
Киевская14531547
Винницкая18522049
Волынская28431948
Днепропетровская12561641
Донецкая13691161
Житомирская16361736
Закарпатская30371244
Запорожская166881
Ивано-Франковская3923955
Кировоградская11713047
Луганская7681253
Львовская4031959
Николаевская11651249
Одесская19541944
Полтавская13541147
Ровенская24391447
Сумская14541744
Тернопольская2830658
Харьковская470960
Херсонская13491836
Хмельницкая15561553
Черкасская16521648
Черновицкая19421047
Черниговская13521345
 18521450
Всего1827527814485058

При этом следует подчеркнуть, что доверие к политическому лидеру само по себе не является показателем, достаточным для оценки шансов на выборах. Многие избиратели в ходе голосования руководствуются другими критериями, прежде всего прагматическими. Оценки доверия должны дополняться оценками деятельности, результаты которой прежде всего сказываются на положении избирателей в тот момент, когда они принимают решение о голосовании за того или иного кандидата.

В этой связи интересна динамика оценок населением деятельности президентов Украины, начиная с первых месяцев правления Л. Кравчука и заканчивая оценками деятельности Л. Кучмы после четырех лет пребывания у власти.

Динамика оценок деятельности Президента Украины (в опросах 1992-98 гг.)


Оценкиапрель1992ноябрь1993май1994май1995май1996май1997май1998
Безусловно положительная158510742
Скорее положительная33201628191710
Трудно сказать, положительная или отрицательная31243139373835
Скорее отрицательная12273016222631
Безусловно отрицательная921188141522

Близость рейтингов в положительной части оценочной шкалы через два года после президентских выборов показывает, что первоначальной поддержки президентов хватает ненадолго.

Киевский международный институт социологии в сотрудничестве с Киевским центром политических исследований и конфликтологии с 10 по 20 октября провели опрос 2020 лиц, которые пропорционально представляют все основные социальные категории населения в возрасте выше 17 лет.

На вопрос "Если бы сегодня были выборы Президента Украины и в бюллетень для голосования были включены эти кандидаты, то пошли бы Вы на выборы, и если да, то за кого бы Вы проголосовали?" получены следующие ответы:

Всего респондентов 2020. Ответили 1975.


 Процент к числу ответивших
Витренко Н.6,9
Головатый С.2,7
Кучма Л.15,0
Марчук Е.2,9
Мороз А.11,6
Симоненко П.9,0
Тимошенко Ю.0,5
Ткаченко А.1,6
Чорновил В.4,1
Против всех11,5
Не пошел бы голосовать7,6
Не определился26,5

Ссылки:


© Русский Журнал, 1998 russ@russ.ru
www.russ.ru www.russ.ru