Русский Журнал
Win
19.01.1998
Отзывы
Архивист
Андрей Новиков Магия нового времени
 


Превращение политики, всей нашей жизни в театр - страшный, захватывающий процесс. В любом театре есть сюжеты, повторяющиеся из столетия в столетие с загадочным постоянством; именно их наличие означает, что мир дан.

Но эстетические законы, по которым развивается политический театр - только синоним древних, сакральных знаний. Четырехмерное пространство-время политики застывает, как картинка вечности, и никто не может точно сказать, где мы находимся: в Москве 1993 года, или в Московском царстве начала XVII столетия, или в неведомой Гиперборее. И мы ничему уже не удивляемся: ни Самозванцу, ни русской смуте, ни витающему над Россией духу Антихриста.

Театр - суперсистема, развивающаяся по собственным, эстетическим законам. Здесь нет уже политологии - есть политическая культурология, политическая метафизика.

Метафизика ТВ - вот что превращает его в наваждение, в бред наяву, в почти религиозное миропредставление.

Метафизика - это область объективно-абстрактного, она очень напоминает мир информации. Телевизионной информации - особенно, ибо ТВ есть именно та область информации, где абстракция получает предметность.

В тонком мире телевизионного астрала творится таинственный процесс формосозидания вещей. По сути это - разновидность магии. Перенося на экраны телевизоров изображения, телевидение разрушает прежние астральные оболочки вещей, создает вместо них иные формы, новые невозможные смысловые комбинации. Так рождаются вещи-мутанты: секс, политика, эстрада, насилие, война. Все соединяется воедино, в один безумный метафизический клип 1.

ТВ - это особая, виртуальная метафизика, создаваемая телевизионным экспериментом. Наивысшее свое воплощение она находит, пожалуй, в кибернетике. Современное ТВ в сущности и есть разновидность кибернетики. Больше того: я бы сказал, что в лице ТВ мы, возможно, имеем дело с первой попыткой создания кибернетического общества.

* * *

В 50-80-х годах фантасты писали о грядущей кибернетической революции, о роботехнике и искусственном интеллекте, призванных, по их мнению, изменить саму природу человека 2. Вполне возможно, именно теперь мы присутствуем при осуществлении "кибернетического общества", в котором главную роль играет именно ТВ - социальный аналог искусственного "супермозга".

В самом деле, что есть ТВ, как не дисплей гигантского национального компьютера? Видя на экране изображение, думаем ли мы о том, изображением ЧЕГО является оно! Что за сила управляет беспорядочным информационным потоком?

* * *

ТВ как форма социальной кибернетики. Возможности, открываемые формулой "ТВ плюс компьютер". Вот к чему мы подошли.

У меня всегда было ощущение телевизора как детали иной, невидимой суперсистемы. Но если, думал я, телевизор только монитор, визуализирующий некоторую трансцендентную информацию, то где в таком случае сам дисковод? Не принимаем ли мы, подобно детям, за компьютер то, что в действительности является лишь частью его?

Вопросы эти могут показаться надуманными, но меня не оставляет чувство, что большинству населения вместо "полноценных" компьютеров продают заведомо неполноценные безделушки. Нечто вроде приставки "Денди" - системы с очень суженным объемом функций. Их можно смотреть, в них можно играть, но ими невозможно управлять.

Вот такой системой и является современное ТВ. В строгом понимании это даже не техника, а субтехника, погремушка, рассчитанная либо на детей, либо на идиотов. Полный потенциал ТВ нам недоступен. Мы видим перед собой лишь внешнюю, массовую его сторону, играем в игры, значения которых не понимаем. Возможно, именно в феномене ТВ находит сегодня воплощение идея супермозга, социальной роботизации и искусственного интеллекта. Мы присутствуем при воплощении самой ужасающей формы тоталитаризма - тоталитаризма информационного. Это тоталитаризм, отождествляющий предмет с его изображением, общество - со зрителями, событие - с новостью, реальность - с виртуальностью.

Станет ли ТВ новой религией, новой идеологией - Драконом Будущего? То, что мы видим сейчас, есть лишь чешуи этого грядущего Дракона. Мы весело играем ими, катаемся на компьютерных горках виртуальной реальности, не сознавая размеров этого чудовища, не видя Его лика, не ведая Его предназначения...

* * *

Будущее всегда приходит в образе техники, а остается как культура.

Что видели современники в изобретении Гутенберга? Главным образом техническую сторону, книгопечатание. То есть, как сказали бы сейчас, средство массовой информации.

Но книгопечатание стало не средством размножения, оно произвело культурную революцию в истории. Книга, тиражируемая индустриальным методом, не просто вытеснила рукопись - вместе с нею она уничтожила молитву, создала неведомую ранее "массовую религию". Произошла стремительная секуляризация Слова, ставшего отныне не только Божьим, но и человеческим, печатным. Печатная книга, в свою очередь, рационализировала знание, породила науку. Книга подорвала авторитет Церкви, она упразднила монархию и вызвала к жизни демократию (в которой, впрочем, и сама она превратилась в газету). Таковы последствия культурной революции, начатой Гутенбергом.

Какие последствия будет иметь ТВ, можно только догадываться. Но уже сейчас мы видим, как оно уничтожает книжную культуру. Телевидение создает новый тип прессы. Появляются газеты, имеющие "телевизионный вариант". Создано новое поколение иллюстрированных журналов - еще одна мутация, к которой причастно ТВ (журналы эти хочется уже не столько читать, сколько просматривать - так ничтожно в них значение текста). И - как вершина этого процесса - ФЕНОМЕН ТЕЛЕТЕКСТА. Безумие, рожденное ТВ и компьютером!

Но если бы изображение заменяло текст! (Такую замену можно было бы считать возвращением в древний мир образных искусств, предшествующих книге.) Но не изображение приходит на смену ТЕКСТУ, а иной, неведомый, разговаривающий пискливым компьютерным голосом ТЕЛЕТЕКСТ.

Пушкин и Толстой, переведенные на телетекст и превращенные в комиксы 3. Вот страшный псевдоморфоз книжной культуры, создаваемый телекультурой. Упрощенные грамматические конструкции, слова, больше похожие на указатели, - кажется, что телетекст повторяет судьбу рукописи, превратившейся из Откровения и молитвы в записную книгу.

Но только теперь уже исчезает и книга.

* * *

Впрочем, главное в ТВ, я думаю, все-таки феномен рекламы. Вот его главный культурный продукт, основная его социальная доминанта.

Реклама ли?

Грандиозный исторический сериал, созданный банком "Империал", - разве это реклама? А если реклама - то чего именно: товаров, фирм или образа жизни, ценностей?

Но мы очень быстро "национализировали" такой тип рекламы: вслед за сериалом банка "Империал", вызвавшим духов Тамерлана и Наполеона 4, появилось нечто безумное - "Русский проект", рекламирующий национальные ценности. Минифильмы, телекино - вот новый жанр, созданный телевизионной революцией.

Так мы "национализировали" рекламу, фактически превратив ее в новую разновидность идеологии.

Велика ли разница между лозунгом "Коммунизм - наше будущее" и сегодняшним рекламным щитом "Новое слово на букву "Х"? Или - между ковбоем фирмы "Мальборо" и наклеенным на московский небоскреб портретом Георгия Жукова? 5

Собственно, сам феномен коммунистической идеологии можно считать первым опытом рекламной продукции, с той лишь разницей, что коммунистическая идеология рекламировала абстрактные лозунги, а капиталистическая реклама оперирует материальной предметностью, товарами 6. Сейчас же сама идеология становится товаром.

Именно ТВ превратило рекламу в особый социальный императив, предметом которого стали не товары, но "духовные", национальные ценности; не лубочные рассказы, но - история. Не фирма, но - Родина.

Следует признать, что "Русский проект" фактически воспроизвел феномен государственной идеологии.


Примечания


Вернуться1
"Клиповое сознание" (как назвал кто-то из культурологов информационную реальность, порождаемую ТВ) в последнее время вообще приобретает черты нового культурного универсума. В клип превращена эстрада, к клиповому жанру начинает тяготеть и кино. Вполне возможно, именно в клипе мы видим первый культурный продукт ТВ - то есть телевидение здесь уже не средство массовой информации, но род искусства. Другой культурный продукт ТВ - реклама.


Вернуться2
Весьма забавно, что перспективы, экстраполируемые большинством тех фантастов, относились либо к неопределенному будущему, либо к сегодняшним дням, то есть к концу ХХ - началу XXI столетия. Трудно поверить, что этот отрезок был выбран ими наобум: скорее всего эти авторы бессознательно были ограничены концом столетия. Казалось бы, многое из того, о чем они писали, выступая, таким образом, в роли социальных, а не научно-технических футурологов, так или иначе осуществилось, с той лишь поправкой, что на первое место оказалась поставлена не сама техника, которая была только метафорой будущего, а ее социальные функции.


Вернуться3
Комикс - это, в сущности, первый опыт телетекста, его как бы культурный (неприкладной) вариант.


Вернуться4
Вот уж поистине образ банка, оперирующего не капиталами, а ИДЕЕЙ МИРОВОЙ ВЛАСТИ. То есть первое признание: деньги - это даже не время, деньги - ИСТОРИЯ. Субстанция, в которой "растворены", словно в протоплазме, диктаторы прошлого и будущего: императоры Нерон, Петр Первый, Наполеон. Собственно, что именно здесь рекламируется: собственность или власть?


Вернуться5
Помню, как меня поразила в 95-м году во время празднования 50-летия Победы новая технология идеологической рекламы: мало того, что на каждой московской девятиэтажке было по портрету Жукова - на Тверской улице Москвы аккуратно, через каждые 50 метров стояли рекламные щиты с изображением ветерана войны, виднелись выполненные по последнему слову техники пластиковые изображения "Родина-мать зовет!". Все это производило дикое впечатление. Особенно если учесть, что Жуковы совмещались с мальборовскими ковбоями, а ветераны - с Сидоровым, придумывающим новое слово на букву "Х". Монструозный облик этой новой рекламы-идеологии создал кентавра с ковбойскими сапогами и головой маршала Жукова, постмодерновый образ русского фашизма или хитро подмигивающего ветерана, который грозил прохожим кулаком, как бы предлагая им выдумать слово на букву "Х". Или - Родины-матери со штыками на заднем плане, которая никак не подмигивала, но смотрела величественно и сурово...


Вернуться6
Впрочем, и эта материальная предметность при внимательном рассмотрении оказывалась не столь уж материальной. В лозунге "Новое поколение выбирает Пепси" и в лозунге "Коммунизм - наше будущее" рекламируются, строго говоря, не сами вещи, а отношение к вещам. Черты идеологии, таким образом, содержатся в любой рекламе, но в России рекламный жанр, пожалуй, в буквальном смысле оказался формой идеологии.

Другие статьи из цикла "Чешуя дракона":
1. Погружение во тьму.
2. Мир хаоса и безумия.
4. Телевизионный сталинизм.
5. Боги хаоса.




В начало страницы
Русский Журнал. 19.01.1998. Андрей Новиков.
Магия нового времени.
http://www.russ.ru/journal/zloba_dn/98-01-19/novik.htm
Пишите нам: russ@russ.ru