Русский Журнал / Круг чтения /
www.russ.ru/krug/20010917.html

Портреты издателей на фоне ярмарки
Материал подготовлен Еленой Калашниковой


Дата публикации:  17 Сентября 2001

Разные издатели, разные издательства (от универсальных гигантов до специализированных и небольших) - на фоне 14-й МКЯ. Отбор интервьюируемых был прост: известные и не очень, но зарекомендовавшие себя на книжном рынке замечательными книгами, интересными проектами. Некоторые "именитые", такие как "Ad Marginem", "Б.С.Г.-Пресс", "У-Фактория", на ярмарку так и не попали. Причины разные, чаще - материальные. К сведению читателей: стенд на Московской ярмарке в 2 раза дороже стенда на самой престижной книжной - международной Франкфуртской. Кто же они, лидеры современного книжного бизнеса - мужчины и женщины, агрессивные и мягкие, клоуны и шоу-мены, открытые и загадочные?

Новый роман Марининой покупают лучше, чем книгу Гейтса...

Интервью с Алексеем Брагинским, руководителем пресс-службы издательства "Эксмо".

Издательство "ЭКСМО" родилось в 1991 году в Москве, за прошедшие десять лет стало одним из крупнейших в России. Издания "ЭКСМО" отличает высокое полиграфическое качество и низкая цена. Позиция издательства - выпускать только те книги, которые нравятся читателям, будь то русская или зарубежная классика, остросюжетная литература или сентиментальные романы, фантастика или книги для детей. При этом их книги универсальны и специализированны.

Если в первые годы существования издательство выпускало одну новую книгу в 2 месяца, то сегодня - более 2500 в год. "ЭКСМО" издает книги для всех - для мужчин и женщин, для детей и взрослых, для любителей популярных жанров и поклонников серьезной литературы.

В 2001 году издательство "ЭКСМО" четвертый раз подряд получает почетный диплом и приз в номинации "Издательство # 1 в России".

РЖ: Какова доля зарубежной литературы в вашем издательстве?

Алексей Брагинский: Около 30-35%, это классика, философия, фантастика, сентиментальный роман.

Мы, универсальное издательство, несмотря на то что у нас большой выбор литературы, стараемся, чтобы книга была хорошей и доступной читателю. Если мы хотим сделать ее недорогой, то печатаем на более дешевой бумаге.

РЖ: Какая серия наиболее успешная?

А.Б.: У каждого издания своя группа спроса, пропорциональная для данного жанра и тематики. Например, первый тираж нового романа Марининой 250 тыс. экземпляров, тираж книги Билла Гейтса "Бизнес со скоростью мысли", по моим данным, около 50 тысяч. Сравните аудиторию.

РЖ: Какие самые успешные книги, на ваш взгляд, за последний год выпустило "Эксмо"?

А.Б.: Их очень много. Ежемесячно "Эксмо" издает около 300 книг.

РЖ: Часто у вас бывают проколы?

А.Б.: Мы не можем себе их позволить - мы коммерческое издательство. При издательстве есть аналитический институт, в который входят маркетологи, специалисты по сбыту, пиарщики, рекламисты, редакторы. Они ощущают конъюнктуру и держат обратную связь с аудиторией.

РЖ: Что чаще - вы ищете автора или автор приходит к вам?

А.Б.: Последние несколько лет устанавливается следующая тенденция: мы уже не ищем автора, авторы приходят "с улицы", по рекомендации издававшихся у нас людей, из других издательств.

РЖ: Большая конкуренция в покупке авторских прав?

А.Б.: Наверное, как таковой ее нет. Издательский бизнес перерос понятие конкуренции в прежней трактовке, сейчас идет хорошее соперничество, которое генерирует новые идеи, ускоряет процесс развития издательских структур. Проблемы покупки прав решаются за столом переговоров, которые подразумевают компромисс.

РЖ: Тиражи каких книг допечатывались в последнее время чаще других?

А.Б.: У нас около 100 серийных проектов - массовая, классическая, философская, детская, поэтическая, прикладная литература.


"Мы предлагаем пакет книг для всей семьи"

Интервью с Олегом Ткачем, генеральным директором издательства "Олма".

Издательский дом "ОЛМА-ПРЕСС" основан 5 июня 1991 года. В том же году вышла первая книга, помеченная торговой маркой "ОЛМА-ПРЕСС": "Сказки, легенды, предания" (тираж - 100000 экземпляров). Вторая книга издательства - роман Колин Маккалоу "Поющие в терновнике" - вышел из печати уже в следующем, 1992 году.

В течение последующих двух лет "ОЛМА-ПРЕСС" становится одним из крупнейших издательств России, лидером рынка женского романа. Именно серии "ОЛМА-ПРЕСС" "Купидон" и "Волшебный Купидон" открыли для России этот популярный жанр и его лучших авторов - Д.Деверо, Д.Блейк, К.Харт, Э.Гейдж... Наряду с любовными романами в сериях "ОЛМА-ПРЕСС" публиковались и лучшие произведения "мужских" жанров - триллера, классического детектива, боевика - также представленные романами самых лучших и известных зарубежных авторов: С.Шелдона, К.Касслера, Д,Кунца, С.Вудза, Д.Клавелла и многих других.

С 1996 года "ОЛМА-ПРЕСС" кардинально обновляет весь спектр своей продукции, превратившись в классическое "семейное" издательство, ориентированное на работу с отечественными авторами.

РЖ: Изменилась ли политика "Олмы" за 10 лет?

Олег Ткач: Стратегически мы стараемся увидеть себя в разрезе трех пятилеток. В тактике мы стараемся быть максимально гибкими. Но не все получается в первом и втором случае.

РЖ: Каково приоритетное направление издательства?

О.Т.: Самое главное - более профессиональная подготовка и подача книги.

РЖ: Какой вы видите образ своего издательства? "Олма" рассчитана на широкую читательскую аудиторию?

О.Т.: Мы универсальное издательство, которое предлагает пакет книг для всей семьи.

РЖ: Много у вас конкурентов среди универсальных издателей?

О.Т.: Два наших основных конкурента - "Эксмо" и "АСТ".

РЖ: Вам знакома конкуренция в области покупки прав?

О.Т.: Конечно, она очень серьезна. В России 15 тыс. организаций с издательской лицензией, несколько десятков серьезных издателей, способных перехватить интересного автора.

РЖ: Существует ли у вас экспертный совет по отбору книг, авторов?

О.Т.: Да. Это малый редсовет - заведующие редакциями, руководители маркетинговой службы, коммерческий директор, я, еще несколько человек.

РЖ: Какие книги "Олмы" за последний год вы считаете самые успешными?

О.Т.: Из неожиданных проектов - книга "Пресвятая Богородица", светское издание. Ее первый тираж был 5 тыс., потом мы 2 раза его допечатывали, что в совокупности дало около 100 тыс.

РЖ: А были те книги, на которые вы рассчитывали, но они не оправдали ожиданий?

О.Т.: Мы впервые издали словарь Даля в современной орфографии, улучшили инструментарий. Книга неплохо реализуется, но я думал, что она вызовет читательский взрыв. Также я большего ожидал от "Энциклопедии раннего развития".

РЖ: Часто ли бывают у "Олмы" проколы - например, книги не покупают?

О.Т.: Подчас темпы реализации книг "Олмы", причем любого жанра, медленнее ожидаемых, но глобальных проколов благодаря успешной тиражной политике у нас не было. Думаешь, что 5 тыс. экземпляров продашь за месяц, а продается только 3 тыс., а 2 тыс. - через месяц или даже год. Но при наших объемах это сложно назвать проколом.

РЖ: Какова гонорарная политика вашего издательства?

О.Т.: Мы мало работаем с переводными книгами. Что касается авторов, они получает часть от реализации. Из-за небольших тиражей это могут быть небольшие деньги.

РЖ: Не собираетесь ли в ближайшее время менять курс "Олмы"?

О.Т.: Универсальному издательству нужно расширяться, но это количественное измерение, в качестве не теряешь. Мы боремся за каждый сегмент рынка.


Востребованность книги не зависит от ее качества

Интервью с Алексеем Костаняном, главным редактором издательства "Вагриус".

Издательство "Вагриус" на книжном рынке более девяти лет. Его девиз - хорошо издавать хорошие книги.

"Вагриус" сегодня - это миллионные тиражи книг, среди которых художественная проза, мемуары, биографическая литература, собрания сочинений, научная фантастика, боевики и детективы, женские романы, справочно-энциклопедические издания и художественные альбомы.

РЖ: Каков издательский курс "Вагриуса"?

Алексей Костанян: Если издавать книги, которые раскупаются массовыми тиражами, это будет только массовая литература. У нас другие задачи. 10 лет мы выпускаем достаточно интеллектуальную литературу - современную российскую прозу, мемуары и коммерческую литературу, потому что предыдущие серии более или менее убыточны.

РЖ: Кто ваши конкуренты на издательском поле?

А.К.: Раньше были небольшие - "Лимбус Пресс", "Ad Marginem", сейчас "Эксмо", "Олма-пресс".

РЖ: В связи с этим будет как-то меняться политика "Вагриуса"?

А.К.: Это скажется на гонорарной политике - будет более гибкий подход. Я боюсь снижения планки - ведь хороших авторов на всех не хватит. Когда на этом пятачке столпятся много издательств, километрами будет издаваться интернетовская проза.

РЖ: На сегодняшний день, какова доля массовой литературы в вашем издательстве?

А.К.: Небольшая. Массовая литература еще долго будет оставаться на рынке, она так или иначе будет развиваться.

Чтобы держать серию, я сейчас я выпускаю 15 книг современной прозы в год. А что будет, если таких серий будет 5-10?!

РЖ: Существует экспертный совет "Вагриуса"?

А.К.: Достаточно меня самого и редакторов.

РЖ: Кто ваши читатели?

А.К.: Интеллигенция, у которой сейчас нет денег.

РЖ: Что за последний год вы считаете самыми успешными коммерческими проектами "Вагриуса"?

А.К.: Книги Пелевина.

РЖ: А какие книги за последний год самые успешные?

А.К.: Того же Пелевина. Каждая книга из серии "Мой ХХ век" (мемуаристика) и "Современная российская проза" отбирается кропотливо - и хорошо покупается.

РЖ: Бывают ли неудачи - невостребованные книги?

А.К.: Востребованность книги сейчас не зависит от того, хороша она или плоха. Главное - может ли читатель за нее заплатить.

РЖ: Какие гонорары вы выплачиваете авторам, переводчикам?

А.К.: Как и везде в мире - до 10% с тиража.

РЖ: Как происходит чаще - вы ищете автора или он приходит к вам сам?

А.К.: Чаще всего это взаимообразный процесс.

РЖ: Тираж каких книг допечатывался чаще остальных?

А.К.: Книги Доценко, Пелевина, Радзинского, Венедикта Ерофеева.

РЖ: Большая конкуренция при покупке прав?

А.К.: Безусловно, большая. Сейчас в эту нишу, которую мы почти монопольно занимали 7-8 лет, идут другие издательства.


"Куда бы спрятаться от авторов..."

Интервью с Николаем Науменко, главным редактором издательства "АСТ".

Существует с 1991 года. Каждый месяц "АСТ" выпускает 150-200 новых книг. Специализация: художественная, детская и учебная литература - как отечественная, так и зарубежная. Среди популярных серий - детская энциклопедия познаю мир", учебники "Обеспечение безопасности жизнедеятельности", справочные серии "Школа классики", "Справочник школьника", известнейшие серии любовных романов "Шарм", "Страсть", серия отечественных детективов "Марш Турецкого" и многие, многие другие.

РЖ: Как происходит отбор автора?

Николай Науменко: Есть редакционный совет. Мы просматриваем все, что нам присылают.

РЖ: В основном вы издаете жанровую литературу и рассчитываете на массового читателя. Каким вы его себе видите?

Н.Н.: Массовому читателю интересны детективы, любовные романы, фантастика, историческая проза...

РЖ: Гонорарная политика?

Н.Н.: Как у всех - определенный процент от оптовый цены тиража. Это немного тормозит тех, ко любит писать большие опусы, ведь книги продаются примерно по одной цене. А дальше - рынок судья...

РЖ: Что чаще - вы ищете авторов или они вас?

Н.Н.: Куда бы от них спрятаться - электронная почта, обычная, сами приходят...

РЖ: Часты у "АСТ" проколы - невостребованные книги?

Н.Н.: Конечно, причем почти во всех сериях.

РЖ: Часто допечатываете тиражи?

Н.Н.: Часто, но количество авторов ограничено. Если взять фантастику, это примерно десять авторов, постоянно допечатываем книги Лукьяненко.

РЖ: Какова доля зарубежной литературы?

Н.Н.: У нас большая и многопрофильная группа. Если брать любовный роман, то здесь переводных книг намного больше, чем отечественных. Если фантастику, то доля зарубежной литературы составит 60% , если детективы, то10%.

РЖ: А доля художественной литературы?

Н.Н.: Наверное, 50 на 50.

РЖ: Какие авторы из художественной литературы больше всего покупаются?

Н.Н.: Дашкова, Лукьяненко, Кинг, Шелдон.


"Мы издаем школьную программу в полном объеме"

Интервью с Василисой Скляровой, генеральным директором издательства "Дрофа".

Издательство "Дрофа" образовано в 1991 году. За сравнительно небольшой срок оно стало одним из ведущих издательств, выпускающих учебную литературу.

Сегодня "Дрофа" производит более половины всей учебной литературы, издающейся в России. По книгам "Дрофы" учатся школьники начальной основной и средней школы практически всех регионов страны. Это учебники и учебные пособия, по всем предметам и классам, методические разработки для учителей, рабочие тетради, официальные школьные программы и экзаменационные билеты для подготовки и проведения устных и письменных экзаменов. Справочные издания и дидактические пособия, задачники, словари, всевозможные школьные энциклопедии, универсальные справочники - для тех, кто учится и учит.

РЖ: Кто решает, какие книги вам печатать, - или вы полностью подчиняетесь решениям Министерства Образования РФ?

Василисой Скляровой: Издательство формирует план, исходя из потребностей школы.

РЖ: То есть вы ориентированы на школьников?

В.С.: Да, на школьников, их родителей, учителей. Мы изучаем рынок, встречаемся с учителями, методистами. Есть три вида литературы - только один подлежит грифованию в Министерстве образования, на основании которого впоследствии составляют федеральный перечень. Это учебники и то, что выступает в роли учебников, - тетради, прописи. Второй тип литературы: методическая библиотека учителя - сборники диктантов, изложения - то есть то, что поддерживает учебный процесс. Третий тип - литература для учащихся - сборники упражнений, тесты, научно-познавательная литература.

РЖ: Какова доля художественной литературы в общем объеме литературы, выпускаемой "Дрофой"?

В.С.: Мы только начали выпускать детскую литературу (сказки).

Мы издаем полный объем того, что требуется ученику по программе. К этой школьной программе есть вторая часть - разбор произведения, варианты сочинений. Третья часть для учителя - как изучать творчество писателя (например, Чехова) в разных классах.

РЖ: Ваше издательство государственное?

В.С.: Нет, частное.

РЖ: Часто бывают проколы - книга издана, а покупателя на нее нет?

В.С.: У нас такого не было. У нас хорошие связи с регионами - в издательстве работает методический отдел. Вместе с методистами на места выезжают авторы наших учебников, проводят лекции и семинары, учат, как по ним работать. Поэтому мы знаем потребности школы.


"Поэтическая серия не приносит прибыли, но важна для имиджа"

Интервью с Наталией Аветисовой, президентом издательства "Слово/Slovo".

"Слово/Slovo" - одно из первых российских частных независимых издательств, было создано в Москве в 1989 г., с 1994 - закрытое акционерное общество.

География зарубежного сотрудничества "Слова" чрезвычайно широка. Многолетние деловые контакты связывают его с издательствами Великобритании ("Phadion", "Dorling Kindersley"), Германии ("Bertelsmann"), Италии ("Skala", "Magnus"), США ("Abrams"), Франции. Несколько книг издательства переведено на немецкий язык. "Слово/Slovo" сотрудничает с типографиями Бельгии, Германии, Испании, Италии, Франции, Словакии и других стран.

В 1997 г. "Слову" вручили премию и диплом Комиссии ЮНЕСКО на конкурсе "Самые красивые книги мира" за серию "Самые мои стихи".

РЖ: Меняется ли со временем политика издательства "Слово/Slovo"?

Наталия Аветисова: Мы начинали как издательство художественной литературы, у нас была большая программа по изданию российских авторов. Мы много напечатали произведений эмигрантов. Постепенно "Слово" изменило курс - мы стали печатать информационные книги, non fiction для детей. В то время мы первые занялись этим сектором рынка, наши книги были очень популярны. Потом мы расширились - появилась редакция "Искусство", которая готовит альбомы. Сейчас это очень сильное направление.

Еще у нас отдельная редакция хроник, справочников - в этом году выходит книга "Хронология человеческой цивилизации", над которой мы работали 6 лет, она рассказывает об истории человечества, начиная с доисторических времен и заканчивая 1996-м.

РЖ: Какие книги вашего издательства наиболее востребованы?

Н.А.: Издания высокого полиграфического качества. Это, например, "Красота в изгнании" А.Васильева. Направление, к которому принадлежит эта книга - история культуры в самом широком понимании - самое интересное для нашего издательства.

Невостребованных книг у нас нет - есть те, которые не приносят прибыли. Мы часто идем на это сознательно - выпускаем их для культуры. Наша поэтическая серия, в которой вышли произведения Симонова, Евтушенко, Рождественского, Ахмадуллиной, Ахматовой. В 1997 г. на Лейпцигской международной книжной ярмарке "Слову" вручили премию и диплом Комиссии ЮНЕСКО на конкурсе "Самые красивые книги мира" за серию "Самые мои стихи". До этого ни одно русское издательство не получало подобной премии. Хотя издание стихов прибыли нам не приносят, одни убытки, эти книги важны для нас в отношении имиджа.

РЖ: Какая серия пользуется самым большим успехом у читателя?

Н.А.: "Великие музеи мира" - Ватикан, Прадо, Уффици, Эрмитаж... Правда, это дорогие книги, мы издаем их небольшими тиражами и быстро продаем.

РЖ: А какой самый большой тираж "Слова", например, в серии "Музеи мира"?

Н.А.: 2-3 тысячи. Но если печатаем их 5-6 раз, общий тираж большой.

РЖ: Часто допечатываете тиражи? Какие книги допечатывали больше всего?

Н.А.: Когда мы делали детскую серию "Что есть что", на рынке было мало книг для детей жанра non fiction. Мы печатали эти книги тиражом 200 тыс. экземпляров. А если вспомнить 1989-1990 гг., когда мы только начинали, то не редки бывали тиражи по 500 тысяч.

РЖ: Существует ли в вашем издательстве экспертный совет, который решает, какие книги печатать, а какие нет, или вы приглашаете людей со стороны?

Н.А.: У нас есть мозговой центр, который участвует в отборе книг и утверждении планов, но он не называется "экспертный совет".

РЖ: Часты ли проколы - вы рассчитываете, что книга будет хорошо продаваться, а она лежит на прилавках?

Н.А.: Стараемся свести такие явления до минимума. Один раз в 1998 г. был большой прокол. Мы издали книжку, не свойственную нашему издательству, о том, как Джеймс Кэмерон снимал фильм "Титаник". Мы хотели успеть к выходу фильма, но типография задержала печать, в итоге книга была не востребована.

РЖ: Сталкиваетесь ли вы с большой конкуренцией со стороны других издательств при покупке прав?

Н.А.: Пока не сталкивалась - и это понятно. Мы издаем эксклюзивные книги, рассчитанные на высокий интеллектуальный уровень.

РЖ: Как бывает чаще: вы ищете авторов или они приходят к вам?

Н.А.: Наше издательство программное - мы придумываем проект и чаще сами ищем авторов. Хотя бывают и исключения: книга Г.Н.Рождественского "Треугольники" - его замысел. Он пришел к нам с этой задумкой и готовой первой главой 4 года назад. 4 года шла работа с редактором, потом мы 2 года работали над тем, чтобы ее выпустить в свет. Это, несомненно, авторский проект, но его образ и подача - идея нашего издательство.

РЖ: А каковы средние гонорары авторам, переводчикам?

Н.А.: Цифры мы не разглашаем. Думаю, расценки не очень отличаются от других издательств.


многих детей сколиоз - книга не должна быть тяжелой"

Интервью с Ириной Котуновой, заместителем директора издательства "Детская литература".

"Детская литература", крупнейшее в СССР специализированное издательство, выпускающее книги для детей и подростков. Создано по постановлению ЦК ВКП(б) в 1933 году (до 1963 - Детгиз). В организации и работе издательства активное участие принимал М.Горький.

Сейчас "Д.л." остается государственным издательством; издает произведения классиков русской и мировой литературы, отечественных и зарубежных современных писателей.

РЖ: В каких условиях сейчас существует ваше государственное издательство?

Ирина Котунова: На тех же условиях, что и коммерческие - государственная поддержка минимальна. Мы работаем с теми же торговыми организациями, что и другие, издаем литературу, которую надо продать и которая пользуется спросом.

РЖ: По вашим наблюдениям, какая литература самая раскупаемая в России на сегодняшний день?

И.К.: У нас своя ниша, мы старое академическое издание. Наша ниша - текстологически выверенные издания, с вступительной статьей, комментариями: часто современному школьнику сложно понять произведение XVIII, XIX, даже ХХ в. Мы стараемся помочь прочитать и понять произведение - как ребенку, так и педагогу.

Пользуется спросом и наша известная старая серия "Школьная библиотека", рассчитанная на школьников с 1-го по 11 класс.

РЖ: Значит, ваши серии пересекаются с продукцией других издательств, ориентирующихся на школьную программу?

И.К.: Да, но наши издания отличаются грамотной подготовкой.

РЖ: Серия для подростков "Опасный возраст" - коммерческая литература?

И.К.: Она пользуется большой популярностью, на эту серию приходит много писем от ребят.

Также популярны серии "Мои первые книги", "Книга за книгой", знаменитая "Библиотека приключений и фантастики". Мы хотим издать ретроспективу приключенческой литературы, которая издавалась у нас с 1936 года. Ведь нынешние ребята больше знакомы с зарубежной, особенно американской фантастикой, а нашу знают мало.

РЖ: Вам знакома конкуренция в области покупки прав?

И.К.: Конкуренции мы не ощущаем. Мы очень знаменитое издательство, у нас с удовольствием печатаются многие авторы.

РЖ: Как бывает чаще: к вам приходят авторы или вы их ищете?

И.К.: По-разному. Мы издаем много классики. А авторы серии "Опасный возраст" немногочисленны. В этой серии нет традиционных детских детективов, "Детская литература" всегда держала высокую планку. В этом проекте печатаются как известные авторы, например Владислав Крапивин, так и молодые - книга Елены Мурашовой "Барабашка - это я", рассказы Ирины Полянской "Между Бродвеем и Пятой авеню", сборник повестей и рассказов Татьяны Пономаревой "Трудное время для попугаев". Книга Пономаревой выдвинута на международный конкурс им.Януша Корчика.

РЖ: Какова ваша гонорарная политика?

И.К.: Как и многие издательства, мы платим проценты от тиража и объема произведения.

РЖ: Тиражи каких книг "ДЛ" за последний год допечатывала больше всего?

И.К.: Это разные книги. Большим спросом пользуется классика, как русская, так и зарубежная, произведения советского периода.

РЖ: С какими трудностями сталкивается "Детская литература"?

И.К.: Как всегда, с финансовыми. Идей много, но не хватает оборотных средств, все зависит от распространения. Разрушилась система распространения по огромной России, что многим издателям мешает осуществить их творческие планы. В некоторых городах вообще нет книжной торговли.

РЖ: Где больше покупают ваши книги - в крупных городах или на периферии?

И.К.: Мы торгуем со всеми регионами России. Наверное, по традиции большая часть тиража уходит в регионы. По-видимому, из-за ценовой политики.

Нам как знаменитому государственному предприятию сложнее - мы не можем уйти от налогов. В отличие от новых издательств у нас нет льгот.

РЖ: Вы не собираетесь издавать массовую литературу (любовные романы)?

И.К.: Мы делаем ставку на академизм в изданиях, не хотим снижать планку.

РЖ: Какие книги приносят вам прибыль?

И.К.: Все. Мы не можем себе позволить издавать то, что не приносит деньги.

РЖ: Значит, вам не знакомы издательское разочарование, когда книга непопулярна у читателя?

И.К.: Одни книги продаются быстрее, другие медленнее. Бывают и всплески интереса к какому-нибудь автору - сейчас, например, заметный интерес к Шекспиру.

Принцип серии "Школьная библиотеке" - не издавать собрание сочинений, только одно произведение с комментарием, чтобы эту книгу можно было носить с учебником в портфеле. У многих детей сколиоз, книги не должны быть тяжелыми.

Также пользуются популярностью книги русских современных писателей, таких как Распутин, Астафьев.

Популярны сборники поэзии Серебряного века, поэтов пушкинской поры, сборник стихов о войне, книга для малышей о природе "Времена года". Все время допечатываем их тиражи.

Последние несколько лет мы завершаем крупный проект - серию "Библиотека мировой литературы для детей" в 50 томах. Это самые лучшие произведений мировой литературы для детей.

РЖ: У кого-то были похожие проекты?

И.К.: 20 лет назад "ДЛ" выпустило первое издание этих книг. Оно было подписное, за ним стояли ночами, разыгрывали на 20-30 человек на предприятиях. Новое издание вышло на основе того, но мы пересмотрели свое отношение, даже в подходе к классике. От социальных моментов перешли к нравственным, у серии также новый состав и комментарии. Уже выпущено 40 томов. Один из будущих томов очень серьезный - "Библия и жития святых", впервые подобную книгу выпускает светское издательство, над этой книгой мы работаем совместно с Патриархией.

РЖ: Это дорогие книги?

И.К.: Здесь, на ярмарке, около 70-80 рублей, а так все зависит от политики книготорговцев.

РЖ: Все-таки, школьники - ваша основная аудитория?

И.К.: Да, для малышей книг меньше.


Якутии каждый алмаз меняют на книгу "Махаона"

Интервью с Натальей Драновой, генеральным директором издательства "Махаон".

Раньше "Махаон" специализировался на детской литературе, сейчас издательство активно осваивает "взрослый" рынок - это художественные, научно-популярные книги.

РЖ: С чем связано расширение вашего издательского поля, серии "Современная классика", "Мужчина и женщина"?

Наталья Дранова: Сейчас заметна тенденция издательств к универсализации. "Взрослые" издательства выпускают детскую литературу, а мы решили издавать художественную, научно-популярную литературу для взрослых. У нас теперь более широкий спектр книг.

РЖ: Какая литература для вас стала коммерческой?

Н.Д.: Мы всегда хорошо жили на детской литературе. Даже в неблагоприятных экономических условиях детям покупают книги. Я не ожидала, что таким успехом будет пользоваться серия "Современная классика" и серьезная литература.

РЖ: Собираетесь ли вы больше выпускать художественной литературы, если да, то чем эти книги будут отличаться от книг других издательств?

Н.Д.: Да, серьезной литературы собираемся выпускать намного больше. Мы постарались найти свое лицо в оформлении. А в серии "Современная классика" мы сделали более простой способ издания - красивая обложка, газета внутри - зато попали в другую ценовую нишу, в десятки раз увеличились тиражи. Мы играем на соотношении "цена-качество".

РЖ: Какова средняя цена на художественную литературу "Махаона"?

Н.Д.: Нижняя граница оптовой цены - 30-35 рублей, толстые энциклопедии - от 80-100 руб. Средние детские книги - 30-35.

РЖ: Как происходит в "Махаоне" отбор авторов или книг? Существует ли экспертный совет?

Н.Д.: В экспертный совет входят 3 руководителя редакционных отделов (лицензионной, оригинальной и научно-популярной литературы), коммерческий директор и я.

РЖ: Как бывает чаще - вы ищете авторов или автор приходит к вам?

Н.Д.: Чаще ищем мы, ведь раньше "Махаон" издавал только детскую литературу, а круг "детских" авторов ограничен. Это авторы прошлых лет, сейчас в основном мы работаем с их наследниками.

Но у нас и новые серии - мы выходим на рынок "взрослой" литературы.

РЖ: Какова ваша гонорарная политика?

Н.Д.: Традиционно мы много платим автору, переводчику. Так как хороших авторов и переводчиков не много и они работают со "взрослыми" издателями, мы их "заманиваем".

РЖ: У вас много конкурентов на издательском поле?

Н.Д.: На поле детсокой литературы по-прежнему "Росмэн", во "взрослой" - такие гиганты, как "АСТ", "Эксмо", Олма".

РЖ: Большая конкуренция при покупке прав?

Н.Д.: Да, но мы здесь сильны и не ощущаем конкуренции.

РЖ: Какие книги "Махаона" последнего времени самые успешные?

Н.Д.: Серия "Современная классика", "Семейная библиотека", "Мужчина и женщина". Безусловно, также популярны наши энциклопедии - например "Большая иллюстированная энциклопедия школьника".

РЖ: За последнее время вы часто допечатываете тиражи?

Н.Д.: Постоянно.

РЖ: Эти вышеперечисленные книги?

Н.Д.: Энциклопедии, недорогие книги для детей, детские классики - Барто, Чуковский. Хорошо покупают "Современную классику", хотя художественная литература считается малотиражным изданием. Например, роман Джона Фаулза "Волхв" печатается у нас уже 12-м тиражом!..

РЖ: Какой самый большой тираж "Махаона"?

Н.Д.: "Том и Джерри" - сборники кроссвордов, обучающие книги - 2 миллиона 200 тысяч.

РЖ: Где лучше покупают ваши книги - в крупных городах, в провинции?

Н.Д.: Махаоновские книги всегда лучше всего покупали за Уралом. Мы шутим: "В Якутии каждый алмаз меняют на книгу "Махаона". Наши книги туда отгружали вагонами. На этот год перед коммерческим отделом поставлена задача - укрепить московскую и питерскую реализацию. В прошлом году мы открыли питерский филиал, который оказался очень успешным. Давно работает украинское отделение, выпускающее книги на украинском. Мы собираемся тиражировать свои отделения.


"Дистрибуция - наша главная внешняя проблема"

Интервью с Виктором Топоровым, главным редактором издательства "Лимбус Пресс"

Питерское издательство, которое, с одной стороны, интересуется верхней частью mainstream'а, а с другой стороны, издает книги эстетического и политического экстремизма, проявляющегося в качественной литературной форме. Существует около 13-ти лет.

РЖ: Как вы определите профиль "Лимбус Пресс"?

Виктор Топоров: С одной стороны, это верхняя часть mainstream'а, а с другой стороны, мы издаем книги эстетического и политического экстремизма, который проявляется в качественной литературной форме. Это, например, книги Лимонова, автобиографическая книга Че Гевары...

РЖ: Какова доля массовой литературы в "Лимбус Пресс"?

В.Т.: Массового чтения как такового у нас нет. Есть серия детективов "На одном дыхании" - это высшие образцы детектива, например, произведения Жапризо.

РЖ: Какими книгами "Лимбусс Пресс" вы как главный редактор довольны больше всего?

В.Т.: Если говорить о том годичном периоде, что я тут работаю, - это прежде всего оживление "Мастер серии", в которой вышли романы Михаила Кононова "Голая пионерка" и Юрия Мамлеева "Блуждающее время". Также хочу отметить 2 яркие книги Эдуарда Лимонова - мемуары "Книга мертвых" и "Охота на Быкова", "30 интервью" Ярослава Могутина, альбом "Тюремная татуировка". Недавно у нас вышел в новом качественном переводе Ларисы Жидковой роман Генри Миллера "Нексус".

РЖ: Как происходит отбор авторов, переводчиков? Кто чаще приходит: автор к вам или вы к автору?

В.Т.: Что касается оригинальных авторов, у нас, как и у всех, огромный самотек. Мы (редакторы и я) все читаем. Есть авторы, которых мы хотим печатать, а есть те, кого не хотим, а они все равно приходят.

На переводную литературу мы в основном покупаем авторские права, проходим через агентства. С агентствами свои трудности - непростая монополистическая политика ряда агентств по авторским правам.

Переводчиков мы подбираем опытных, чтобы за ними была минимальная редактура, чтобы тексты не переписывать.

РЖ: Чем вы руководствуетесь при отборе авторов, книг?

В.Т.: Критериями нашего коллективного вкуса, они должны совпадать с профилем нашего издательства, критериями качества, и в последнюю очередь - отсутствием пересечений на книжном рынке.

РЖ: У вашего издательства есть экспертный круг при отборе книг для печати?

В.Т.: В значительной мере этим занимаюсь я, но, конечно, мы принимаем решения коллегиально, редсоветом - редакторы, специалисты по правам. Иногда на меня наваливаются, и печатаем то, что мне не нравится.

РЖ: "Лимбус Пресс" сталкивается с большой конкуренцией в области покупки прав?

В.Т.: Реальной конкуренции в этой области нет. Тут, на мой взгляд, не очень удачная работа агентств, которые держат права, чтобы их выгоднее продать, ведь они получают с этого проценты.

РЖ: Часто ли у вас бывают проколы: вы рассчитываете на успех книги, а она непопулярна у читателя?

В.Т.: Во избежание этого на успех никогда не рассчитываем. Мы не знаем, как пойдет та или иная книга.

РЖ: Какие внешние проблемы у вашего издательства?

В.Т.: Главным образом, это дистрибуция. Мы не идем в крупные дистрибутивные фирмы - опыт показывает, что рано или поздно фирма "съедает" креативное издательство, начинает диктовать свою волю. Поэтому наши тиражи небольшие, они расходятся довольно трудно. Хотя у нас, по нашим меркам, есть и бестселерры...

РЖ: Какие, например?

В.Т.: "Голая пионерка" Кононова, "Охота на Быкова" Лимонова, "Нексус" Миллера.

РЖ: Какие у вашего издательства средние тиражи книг?

В.Т.: Как правило, наш обычный тираж - 3-5 тысяч, он реализуется в течение года. Это долго и мало рентабельно. У некоторых наших книг тираж больше 10-ти тысяч экземпляров и они продаются за 2-3 месяца.

РЖ: Тиражи каких книг допечатывались больше всего?

В.Т.: За этот год "Альбом татуировок", 2 раза "Охота на Быкова" Лимонова, Кононова, Мамлеева, а также старые книги, например Берберову.


нас очень субъективное издательство"

Интервью с Ириной Богат, директором издательства "Захаров".

"Захаров" специализируется в основном на выпуске "стильных детективов" Б.Акунина (японовед, переводчик, литературовед Григорий Чхартишвили). В 1999 году в издательстве вышел сборник воспоминаний Фаины Раневской. В начале марта 2000 - ранний вариант романа Льва Толстого "Война и мир". Его отличает несколько меньший объем, а кроме того, в этом варианте романа Андрей Болконский и Петя Ростов останутся живы. "Почти каждая книга - откровенная провокация, вызов общественному мнению. В ответ читающая публика негодует, возмущается - и выстраивается за их книгами в очередь" (www.profil.orc.ru/archive/n208/text6.html).

РЖ: Каков профиль издательства "Захаров"?

Ирина Богат: Мы начинали как издательство, выпускавшее биографии и мемуары. Потом стали раскручивать детективы Бориса Акунина. Сейчас мы работаем для всех. Мы не издаем умные книги, мы работаем на массового читателя, считая, что массовый читатель скорее умный, чем глупый. То есть у нас можно найти книги широкого профиля.

РЖ: Каким образом происходит отбор авторов и книг в вашем издательстве?

И.Б.: Все делает сам Захаров. План издания составляет он сам. Мы не печатаем готовые рукописи современных авторов, только заказываем. Как, например, Марии Арбатовой, Татьяне Егоровой, Александру Бовину. В нашем случае издатель принимает большое участие в рождении книги.

Что касается переизданий книг, вышедших в конце XIX-ХХ веков, серии "Русские злодеи", в которой вышли книги Аркадия Кошко, тут также все решения принимает Захаров. У нас очень субъективное издательство: все решает один человек, иногда что-то я поправляю.

РЖ: Бывает такое, что какие-то книги "Захарова" не востребованы?

И.Б.: На первой стадии издания для нас не важен успех продажи, мы думаем об этом на серединной стадии. Мы издаем только то, что интересно читать нам самим, и то, что по каким-то причинам не сделают другие издательства. Мы дилетанты в этом бизнесе. Мы ничего не просчитываем на этапе определения количества тиража. Вначале мы издаем книгу 10-тысячным тиражом, потом делаем опрос магазинов-оптовиков - иногда оказывается, что купили только 3 тыс. книг.

РЖ: Велика ли конкуренция при покупке прав на отечественную и зарубежную литературу?

И.Б.: Сейчас мы мало печатаем зарубежную литературу. Нам принадлежат права на тетралогию Джона Апдайка о Кролике, на произведения Роальда Даля, еще нескольких писателей. Зарубежные книги не очень покупают, даже зарубежные детективы, в отличие от ситуации середины 90-х. Была конкуренция на серию книг о Гарри Поттере, мы подавали заявку, но выбрали "Росмэн".

Вообще на покупку прав не очень большая конкуренция - все знают, что это невыгодно: права дорогие, книги в России по сравнению с мировыми ценами стоят дешево (там $15-30, у нас и $2 - дорого).

РЖ: Издательство "Захаров" существует преимущественно на деньги от продаж детективов Акунина?

И.Б.: У нас нет ни одной книги, которая бы себя не окупила. Мы допечатываем тиражи всех книг.

Плохо продаются 2-3 книги - биография Евгения Рубина, известного спортивного журналиста 70-х, который эмигрировал в Америку, воспоминания дочери литературоведа Михаила Гершензона об отце и воспоминания композитора Александра Журбина.

РЖ: Какова ваша гонорарная политика?

И.Б.: Автору мы платим 10% от отпускной цены издательства, такова общая практика в России. Некоторые платят 8%.


"Пока издательство занимает пассивную позицию..."

Интервью с Евгением Сосновским, генеральным директором издательства "Росмэн".

Издательство существует с 1992 года. Сегодня РОСМЭН становится классическим "семейным" издательством. Рядом с книгами для детей стоят книги об их воспитании, о домашнем быте и досуге, подарочные издания и альбомы.

Также издательству принадлежат права на серию книг о приключениях Гарри Поттера.

РЖ: Как происходит запуск конкретного проекта в "Росмэне"? Существует ли экспертный совет?

Евгений Сосновский: Вначале в издательство поступает идея, ее обсуждают, делают технико-экономические расчеты, в работу включается отдел маркетинга, потом она в обработанном виде выносится на издательский совет, после чего принимают решение о ее дальнейшей судьбе.

РЖ: Какова доля выпускаемой вами художественной литературы?

Е.С.: Так сложилось, что наша специализация - детские, обучающие книги, книжки-игрушки. Но уже 3-4 года развивается проект "Дом. Быт. Досуг" - подарочные книги для семьи, их примерно 15-20%. 60% художественной литературы, как отечественной, так и зарубежной, "детских" авторов.

РЖ: Часто ли бывают проколы?

Е.С.: Без проколов не работает ни одно издательство. Вопрос в их частоте и серьезности. Это зависит от опыта - насколько хорошо отработаны маркетинг и продвижение продукции. Раньше у нас проколов было намного больше.

РЖ: Что чаще - вы ищете автора или они вас?

Е.С.: Пока издательство занимает пассивную позицию - авторы приходят сами. Но при этом у нас есть проекты, по которым мы ищем авторов.

РЖ: Каковы минимальные цены на ваши детские книги в магазинах?

Е.С.: Раскраски от 5 рублей, а новые энциклопедии "Ландшафтный дизайн" из проекта "Стиль жизни" в супермаркете недалеко от моего дома стоят 674 руб.

РЖ: Большая конкуренция при покупке прав?

Е.С.: Она существует, и от нее никуда не уйти. Чем дальше, тем конкуренции будет больше.

РЖ: Тиражи каких книг допечатывались больше всего?

Е.С.: Наиболее востребован наш крупнейший проект "Школа для дошколят", "Ужастики", восходящий бестселлер о Гарри Поттере.

Мы не получаем дотаций, работаем на хозрасчетной основе - и окупаемся.


"Основной доход приносит массовая литература..."

Интервью с Александром Богуславским, заведующим отделом готовой продукции издательства "Радуга"

"Радуге" уже 20 лет. Основное направление - книги на иностранных языках, двуязычные издания. Но доход приносит массовая литература, издаваемая совместно с канадской фирмой "Арлекин".

РЖ: Как бы вы охарактеризовали направленность "Радуги"?

Александр Богуславский: Наша ниша - книги на иностранных языках и переводная литература, переводная классика. Если предложат хорошую книгу не нашего профиля, но с ожидаемой реализацией, мы возьмем. У нас нет рамок. Отечественных авторов, если это рискованно, печатаем за их счет. У нас, например, вышла книга "Отдушина" - стихи российских дипломатов. Стихи Байдова, книга Виноградова "Осечка".

РЖ: Какие книги приносят основной доход?

А.Б.: Книги на иностранных языках. С неадаптированным иностранным текстом и двуязычные.

РЖ: Большая доля массовой зарубежной литературы в "Радуге"?

А.Б.: Да, приличная. Ее мы издаем совместно с канадской фирмой "Арлекин", которая представила нам на это право. Это основной доход, хотя книги недорогие.

РЖ: Какие книги продаются лучше всего?

А.Б.: Двуязычные. На английском, итальянском, испанском, немецком. Также серия Перрюшо о художниках: "Жизнь Гогена," Жизнь Ренуара"; в серии "Сквозь призму времени" вышли несколько книг Юрия Безелянского. Например, его "Вера, Надежда, Любовь..." выдержала уже 4-й тираж. Хорошо покупают и книгу Лидии Либединской "Зеленая лампа".

РЖ: За последний год какие книги самые популярные?

А.Б.: "Вера, Надежда, Любовь..." и сказки Афанасьева на иностранных языках.

РЖ: Какие книги не востребованы?

А.Б.: Например, книга Гордера "Мир Софии" - история девочки, изучающей философию. В книге рассматриваются основные философские течения в развлекательной форме.

РЖ: Самая низкая и самая высокая цена книг в вашем издательстве?

А.Б.: Продажная цена от 20-25 руб. до 60-65 руб. Альбомы по искусству дороже.


"Основные деньги приносит художественная литература..."

Интервью с Олегом Вавиловым, исполнительным директором издательства "София".

Фактически киевское издательство "София" существует с декабря 1991 года. На сегодняшний день "СОФИЯ" - наиболее известное издательство эзотерической литературы.

РЖ: Что приносит вам прибыль?

Олег Вавилов: В нашем понимании бестселлеры - книги Карлоса Кастанеды, 12 работ которого мы издали тиражом более миллиона, романы Ричарда Баха и, конечно, его "Чайка Джонатан Ливингстон", тут суммарный тираж приближается к миллиону, и последняя наша находка - Пауло Коэльо. Основные деньги "Софии" приносит художественная литература. Причем 90% наших книг - переводные.

РЖ: Часто ли бывают неожиданные удачи - вы не рассчитываете на успех книги, а она популярна?

О.В.: Да, это произошло в случае с книгой Нила Доналда Уолша "Беседы с Богом".

РЖ: Ваша гонорарная политика?

О.В.: Когда мы работаем с зарубежными авторами, то, как правило, - через литагентства. У литагентств свои гонорарные сетки - аванс и около 10% от продажи.

РЖ: Велика ли конкуренция в области покупки прав?

О.В.: Сейчас она очень большая. На бестселлеры и книги некоторых авторов, популярных на Западе, проводят аукционы.

РЖ: Кто ваши главные конкуренты?

О.В.: У нас определенная ниша, но и у нас они есть - это московское издательство "Гранд-фаир", последнее время интеллектуальной и духовной литературой заинтересовались издательства-гиганты, такие как "Эксмо", "АСТ". А у них больше финансовых возможностей.

РЖ: Вы собираетесь расширять какое-нибудь направление?

О.В.: Сейчас нас интересует зарубежная научно-популярная литература для юношества. Аналогичная советской "Библиотеке приключений", где выходили книги Алена Бомбара, Букреева, наших первопроходцев. Мы сейчас ведем переговоры с одним крупным научно-популярным журналом о совместном издании подобной библиотеки.

РЖ: Какая серия "Софии" самая популярная?

О.В.: Недорогие книги серии "Око возрождения", в которых - практические советы по поведению в обществе, психологии, здоровью. Вообще очень популярны труды по психологии, западному шаманизму, книги Чогьям Трунгпа.

РЖ: Экспертный совет?

О.В.: Как такового экспертного совета у нас нет. Главный редактор, генеральный директор, я следим за конъюнктурой, ездим на выставки, друзья из литературных агентств приносят новинки, после чего мы совместно обсуждаем наши идеи.

РЖ: Как по-вашему, в каком направлении развивается потребительский рынок?

О.В.: Уменьшается количество бестселлеров - детективов, легкого криминального чтива. И наоборот, растет художественный уровень. Неслучайно столь популярен Акунин, Толстая, наш Коэльо, книги которого за год разошлись 200-тысячным тиражом.

РЖ: Самый большой тираж ваших книг?

О.В.: В 1991-93 годах произведения Кастанеды, первый тираж этого автора был 100 тыс. - и быстро продался.


Переиздания для нас не характерны

Интервью с Игорем Немировским, директором издательства "Академический проект".

Издательство "Академический проект" специализируется на издании книг гуманитарного профиля: по философии, филологии, истории. Существует с 1991 года.

РЖ: Какова гонорарная политика издательства "Академический проект"?

Игорь Немировский: Обычно 7-8%. Все зависит от книги, издательство получило грант на какую-то книгу, гонорар за нее не полагается.

РЖ: Например, на какие книги вы получили гранты?

И.Н.: На справочное издание, посвященное всем памятникам Пушкину, - "Памятники А.С.Пушкину".

РЖ: Как бывает чаще - вы ищете авторов или они вас?

И.Н.: По-разному, это как в супружестве - люди друг друга ищут.

РЖ: Какие книги были самыми успешными по продажам?

И.Н.: Пожалуй, "Полное собрание сочинений Даниила Хармса" в 3-х томах, оно выдержало 2 издания.

РЖ: Тиражи каких еще книг вы допечатывали?

И.Н.: Было 3 издания афоризмов Станислава Ежи Леца "Непричесанные мысли". Вообще, переиздания для нас не характерны, обычно мы выпускаем новые книги.

РЖ: Все ваши книги окупаются?

И.Н.: Так или иначе. В частности, благодаря грантам, фондовой или государственной поддержке.

РЖ: Бывает ли, что ваши книги не пользуются спросом?

И.Н.: Нечасто, но бывает. Названия этих книг - коммерческая тайна.

РЖ: Какими книгами за всю историю "Академического проекта" вы довольны больше всего?

И.Н.: Все книги - как дети. Но больше всего доволен 3-х томной "Летописью жизни и творчества Ф.М.Достоевского, которую мы издали в начале 90-х.

РЖ: Большая конкуренция в области покупки авторских прав?

И.Н.: Нет никакой конкуренции.

РЖ: Кто ваш читатель?

И.Н.: Прежде всего, профессиональный.

РЖ: У "Академического проекта" есть экспертный совет?

И.Н.: Конечно, у каждой серии он свой - у "Библиотеки поэта" один, у "Современной западной русистики" другой.

РЖ: Какие издания, по-вашему, расходятся лучше - серийные или не серийные?

И.Н.: Серийные издания это не те, которые привлекают читателя своей серийностью, они посвящены определенной предметной области, которая определена группой экспертов. В рамках каждой серии есть более и менее востребованные книги. Но экспертная оценка часто не совпадает с маркетинговой.

РЖ: Существуют конкуренты на издательском поле?

И.Н.: Их нет. Есть те, которые издают близкую нам литературу. Наша ниша - современная западная русистика, академические издания русской поэзии.


"Мы пошли поперек законов рынка"

Интервью с Олегом Седовым, генеральным директором издательства "Амфора"

Питерское издательство, которое делает ставку на молодых отечественных и зарубежных авторов. Средний читательский возраст "Амфоры" - от 20 до 50 лет. В последнее время идет на рынок детской литературы. Существует с 1998 года.

РЖ: Есть ли у "Амфоры" убыточные серии?

Олег Седов: Как таковых - нет. Процент риска сведен к минимуму, тщательный отбор позволяет все серии держать на уровне хорошей рентабельности.

РЖ: Какие серии самые популярные?

О.С.: Всплески популярности приходятся на разные серии. Сейчас наиболее популярна "Эврика" и молодежная "Поколения У".

РЖ: Кто ваш читатель?

О.С.: От 20 до 50 лет.

РЖ: Вы не собираетесь увеличивать возрастной ценз?

О.С.: Сейчас делаем детскую программу, а для старшего поколения издавалась серия "Millenium", но сейчас она практически свернута.

РЖ: Почему?

О.С.: В мире много интересных молодых авторов. Сейчас свои ресурсы мы используем на раскрутку западных и русских молодых авторов.

РЖ: Большая конкуренция при покупке прав?

О.С.: Достаточно большая и жесткая. К сожалению, эту борьбу провоцируют литагенты.

РЖ: Какие гонорары "Амфора" платит авторам и переводчикам?

О.С.: Со всеми по-разному. У кого-то берем книги за разовую плату, у кого-то идут проценты от тиражей. Наиболее успешные авторов, такие как Илья Стогoв, получают потиражную - 5-7%.

РЖ: Были для вас как генерального директора издательства неожиданности - вы не рассчитывали на популярность книги, а она очень популярна?

О.С.: Самая большая неожиданность - популярность нового романа Мураками "Dance, dance,dance..." 10-тысячный тираж первой части романа мы продали за полтора дня.

РЖ: Чем вы это объясняете?

О.С.: Много информации об этом романе было в Интернете, московская пресса называет его "самой идеальной книгой мировой литературы". Хотя для меня как для филолога это загадка. Второй заказ этого романа уже на 20 тысяч, для нас это абсолютный бестселлер.

РЖ: Самые большие тиражи "Амфоры"?

О.С.: Книга Мураками побьет наши прежние рекорды - тиражи романов Павича и Кундеры.

РЖ: На издательском поле сейчас идет расширение позиций?

О.С.: Это отчасти связано с тем, что основные тиражи в основном для издательства секторе сокращаются. Чтобы не терять рынок, приходится расширять ассортимент. Но в своем секторе все равно выигрывает профессионал. У нас, например, детская серия будет качественной, но вспомогательной.

РЖ: Экспертный совет?

О.С.: 2 человека - Вадим Назаров, главный редактор, и я.

РЖ: Вы полагаетесь только на свой вкус?

О.С.: Свой брэнд мы создали на своем вкусовом отборе, пошли поперек законов рынка.

РЖ: Что сейчас, на ваш взгляд, востребовано?

О.С.: Все больше литература качественная - Мураками, Павич, Кундера.


"Книгоиздательство - взаимный процесс"

Интервью с Ириной Прохоровой, главным редактором издательством "НЛО".

Занимает нишу гуманитарной интеллектуальной литературы, в основном западных авторов, также выпускает журнал "Неприкосновенный запас". Существует с 1992 года.

РЖ: Какова ваша гонорарная политика?

Ирина Прохорова: Мы с самого начала пытались ввести цивилизованные формы. Суммы различаются - от имени, скорости, наличия гранта. Жестких ставок у нас нет.

РЖ: Какие книги не приносят вам доход, но важны для имени?

И.П.: Все мое издательство построено на большом престиже. Но с другой стороны, на рынке интеллектуальной литературы успех трудно предсказать. Рынок не заполнен, в провинцию поступает мало книг. Выпуская очередную книгу, я испытываю азарт, потому что не знаю, будет ли она востребована. В большинстве случаев наши смелые эксперименты оказывались коммерческими, то есть мы продали и получили минимальную прибыль, - для "НЛО" это невероятный успех.

РЖ: Ваши книги, наверное, в основном покупают в крупных городах?

И.П.: По стране нет системы распространения. Только крупные коммерческие издательства продают свои книги в регионах. Мы сами распространяем книги в Москве и Санкт-Петербурге, дальше они сложными путями попадают в провинцию, мы к этому почти не имеем отношения.

РЖ: Часто бывает, что вы не рассчитываете на успех книги, а она популярна?

И.П.: Да, такое бывает. Например, это произошло с последней серией книг премии Андрея Белого. Я рискнула, думала, что будет большой убыток, но их тираж 1000 экз. раскупили в 2-3 месяца. Для поэзии это большой тираж, ведь многие имена неизвестны.

РЖ: Большая конкуренция в области покупки прав зарубежных авторов?

И.П.: Поскольку издательство специализированное, конкуренции я пока не ощущаю.

РЖ: Какой профиль "НЛО"?

И.П.: Гуманитарное издательство, специализирующееся на истории, литературоведении, эссеистике, художественной литературе, немного - философии и культурологии. Последнее время мы печатаем книги общественно-политической проблематики, приложение к "НЗ".

РЖ: Какая самая популярная серия?

И.П.: В каждой серии свои взлеты.

РЖ: Было такое, что вы рассчитывали на успех книги, но надежды не оправдались?

И.П.: Был период, когда книги из очень успешной серии "Россия в мемуарах" продавались хуже, а сейчас опять хорошо. Это отчасти связано - несмотря на рецензии - с отсутствием широкой информированности. Возможно, время работает на серию. У нас нет книг, которые бы не разошлись.

РЖ: Самый низкий и самый высокий тираж "НЛО"?

И.П.: Самый низкий, как правило, 1000 экземпляров, самый высокий 10000 - это "Занимательная Греция", "Писатель и самоубийство" Г.Ш.Чхартишвили...

РЖ: За последний год тиражи каких книг допечатывали больше остальных?

И.П.: Каждый год допечатываем "Занимательную Грецию", книгу Чхартишвили, "Записи и выписки" М.Л.Гаспарова, некоторые книги из научной библиотеки, например, труд Богомолова об оккультизме и Серебряном веке... Иногда мы не можем допечатать книги из-за нехватки денег.

РЖ: Какова тенденция развития издательского рынка в России?

И.П.: Он будет развиваться своим чередом, если только не будет неумных правительственных решений. Он бы лучше развивался, если бы государство уделяло ему больше внимания. Вообще российский рынок неисчерпаем, огромная страна сидит без книг.

РЖ: Насколько возможно сейчас найти автора, скажем, уровня Б.Акунина?

И.П.: Найти автора и его раскрутить - в этом весь смысл и риск издателя, это сродни интуиции и удаче. Такие авторы всегда в потенциале. Когда готовилась книга Чхартишвили "Писатель и самоубийство" он еще не был Б.Акуниным... Нет никаких рецептов. У каждого издателя своя стратегия. Можно найти замечательного писателя, как часто бывает, находят его маленькие издательства, но не могут раскрутить. Романы Акунина у "Захарова" первое время плохо продавалось, издательство вообще могло их не раскрутить, хотя книги от этого не были бы хуже.

Важна воля издателя - он может предложить автору нетрадиционный для него проект. Книгоиздательство - всегда взаимный процесс, хотя авторы по определению не любят издателей.


"Наши авторы - это наша среда"

Интервью с Еленой Свердловой, заместителем генерального директора издательства "О.Г.И.".

Выпускает литературу нескольких направлений - от поэтической серии и non fiction до культурно-социальной антропологии.

РЖ: Как бывает чаще - авторы приходят к вам или вы ищете авторов?

Елена Свердлова: Мы ищем авторов. Поскольку наши авторы - это наша среда, все проекты рождаются в кругу единомышленников, в академической среде. Каждый второй наш сотрудник - филолог. Раньше "О.Г.И." было сугубо научным издательством, но теперь мы охватили и клубную среду. Например, у нас есть и более популярное направление - "Non fiction О.Г.И.", поэтическая серия, культурно-социальная антропология.

Книги нашего издательства - либо предисловие, либо послесловие к конкретному проекту. Не просто книги, а продукты определенной деятельности.

РЖ: Бывали у вашего издательства невостребованные книги?

Е.С.: Да, например, из-за кризиса 98-го мы не до конца распродали тираж "Римской истории в лицах" Остермана. Полиграфическая стоимость продукта была очень высока.

РЖ: А бывало, что вы не рассчитывали на успех книги, а она была неожиданно популярна?

Е.С.: Нет, такого у "О.Г.И." пока не было.

РЖ: Часто допечатываете тиражи?

Е.С.: Да. "О.Г.И." - коммерческая структура, зарабатывающая на некоммерческой литературе, процесс реализации которой может растянуться на год. Как правило, наши книги расходятся за полгода. У нас одна ошибка - зачастую в планах мы преувеличиваем срок нашей реализации.

РЖ: Большая конкуренция в области покупки прав?

Е.С.: До последнего времени мы не занимались покупкой прав.

РЖ: У вас планируются новые серии, например, детские книги?

Е.С.: Любая литература в принципе идеологична. Формирование идеологии в детской литературе - большая проблема. Создавая книги надо учитывая эту идеологию. Приступая к детской книге, мы начинаем с учебной литературы. Детская литература, как и настоящая отечественная проза, сейчас на периферии.

РЖ: Есть ли у "О.Г.И." экспертный совет?

Е.С.: На сегодняшний день он пока не структурирован. Мы собираемся организовать институт приглашенных экспертов. Редакционную политику ведет главный редактор Евгений Пермяков, но все вопросы решаем коллегиально.

РЖ: С какими книгами вы бы хотели чтобы ассоциировались имя "О.Г.И."?

Е.С.: У нас нет творческих амбиций. Главное, чтобы это были хорошие книги. Делать брэнд на имени - не издательская политика, это более лобовой ход.


Наиболее популярна "Азбука-классика" в мягкой обложке...

Интервью с Ниной Жижиной, главным редактором издательство "Азбука"

Питерское издательство, выпускающее несколько серий - классических и современных зарубежных авторов, классическую западную фантастику, фэнтэзи. Сделало себе имя на книгах Павича, Кундеры, Зюскинда.

РЖ: Какие самые востребованные серии вашего издательства?

Нина Жижина: На сегодня, наверное, серия "Stilorum", которая задумывалась как серия современного романа и наиболее востребованных зарубежных авторов последнего десятилетия. Ориентировались на тех авторов, с которыми уже работали: Зюскинд, Кундера, Павич. Также нас интересовали и незнакомые нам авторы, например, Николай Фробениус, Эрленд Лу, Иэн Бэнкс. У этой серии большая перспектива.

РЖ: Средние тиражи "Азбуки"?

Н.Ж.: Если книга выдерживает 2-3 тиража, значит в общем получается 5-10 тысяч экземпляров, а у книг Павича - значительно больше.

РЖ: Есть серии, которые не приносят заметных прибылей?

Н.Ж.: Да, это самая популярная серия - "Азбука-классика" в мягкой обложке. Хотя доходы в ней практически по нулям, мы продолжаем ее печатать.

РЖ: А как покупают серию "Библиотека классического детектива"?

Н.Ж.: Мы с радостью откликнулись на предложение нашего московского автора и переводчика М.И.Былинкиной. Это первоклассные книги из библиотеки Борхеса и Касареса. Но тиражи этой серии оказались ниже, чем мы предполагали. Время детектива уходит, тиражи не выдерживают и 5 тысяч. Этот год может оказаться для этой серии последним.

РЖ: Кто ваши читатели?

Н.Ж.: Они разные. Есть те, кто по-прежнему увлекается фантастикой. Когда-то "Азбука" одной из первых открыла русское фэнтэзи, например Марию Семенову и ее знаменитого "Волкодава". Мы и сейчас выпускаем классическую западную фантастику и фэнтэзи.

Также у нас есть серия "Academia", это свет русской мысли: Панченко, Гаспаров, Бахтин, Раушенбах, Мамардашвили, Жирмунский, Берковский... Эти книги рассчитаны на студенческую гуманитарную аудиторию. У них мягкий переплет, цена раза в 3 ниже, чем на подобную литературу в других издательствах.

РЖ: Какова ценовая политика "Азбуки"?

Н.Ж.: Доступная. Цена серии альбомов "Наследие" по изобразительному искусству от 80-110. Это мемуары художников, например Ван Гога, проза Петрова-Водкина. Мы думали, что это будет элитарной серией, но, к счастью, ошиблись.

РЖ: Часто допечатываете тиражи?

Н.Ж.: Например, книга Ван Гога выдержала уже 3 тиража, хотя они и небольшие - 5 тысяч. Но это для книги по искусству нормально.


"Мы обнаружили много пластов никем не востребованной интеллектуальной литературы"

Интервью с главным редактором издательства "Время" Евгением Витковским.

Издательство "Время" в рамках Издательского дома "Время" существует немногим больше года. "Команда" сборная из нескольких издательств. Большинство - из ныне уже не существующего издательства "ХГС". У "Времени" несколько серий - как художественной (например, антология поэзии), так и нехудожественной литературы.

РЖ: Книга для вас - предмет научного интереса или коммерческого? Куда направлен ваш взгляд как издателя, и куда - как ученого?

Евгений Витковский: Мы в первую очередь издаем интеллектуальную литературу, но понимаем ее несколько иначе, чем другие. Как интеллектуальную можем издать серию детских книг - ведь очень высока историческая ценность этих книг, американские сказочники и иллюстраторы начала ХХ века оказали влияние на всю мировую культуру - через мультфильмы, но не только.

Мы обнаружили много пластов интеллектуальной литературы, никем не востребованной. Наша поэтическая серия лишь отчасти дублирует "Библиотеку поэта", "Триумфы" могут напомнить о "Литературных памятниках", но это принципиально иные книги; к примеру, "Триумфы" иллюстрированы старинными гравюрами, часто это работы великих мастеров. "Приключения капитана Кастаньетта" Эрнеста Катреля, которые, надеюсь, уже выйдут к началу Московской книжной ярмарки, вообще привлекли наше внимание в первую очередь иллюстрациями Гюстава Дорэ: лишь потом стало ясно, что это некий "французский Мюнхгаузен" и читателю он будет интересен.

РЖ: Получается, ваша серия рассчитана на элитарного читателя?

Е.В.: Наша задача - приблизиться к лучшим эталонам "Библиотеки поэта", не ставя искусственных ограничений... А сама "Библиотека..." на сегодняшний день изрядно пришла в упадок - не без исключений, конечно, но часто именно так.

И вся серия, и каждая отдельная книга по возможности делается у нас как учебник - такой поэтический сборник служит и научным целям; то есть максимум репрезентативности, максимум информации, но и максимум удовольствия для читателя.

РЖ: Каков обычный тираж ваших книг?

Е.В.: Нормальный тираж для книг "Времени" - 3000, столько мы можем продать, - ведь наши книги, если судить по средним ценам прилавка, все-таки сравнительно недешевы. На "общий" рынок они не идут, но через гуманитарные салоны продать 3000 экземпляров вполне реально. И кроме того, мы стремимся, чтобы каждый экземпляр выглядел как подарочный. Наши книги покупают для реализации за границей - в США, Канаде, в Израиле.

РЖ: Для того чтобы выжить, нужен запас коммерческого книгоиздания...

Е.В.: Это данность, и с ней нужно мириться... Издательство, нам подобное, должно найти свою нишу. У такого издателя и конкурентов-то обычно мало, но престиж иной раз дороже денег. Тому пример - работа питерского издательства "Евразия": там я составил и издал в 1999 году антологию "Семь веков французской поэзии", сейчас уже готовы "Семь веков английской поэзии", а деньги на их издание были заработаны на издании научно-популярной литературы. Дачу в Швейцарии при наших доходах не купишь. Но на издание действительно хорошей книги - наскрести можно.

Наша первейшая задача - приносить доход фундаментальной науке. Не одни мы идем по острию бритвы: "Евразия", "Издательский дом Ивана Лимбаха", "Проект О.Г.И.", "Водолей", "Хуманус" - добрые три десятка издательств.

РЖ: И все-таки, вы можете себе позволить печатать коммерческую литературу?

Е.В.: Не вижу в этом особого греха. В "легком чтиве" у нас выходят классические зарубежные детективы. Эту серию мы начали двумя французскими детективами Мишеля Кузена, русских переводов его книг до нас не было. Эта серия пока "не раскручена", эти книги не для элитарного салона, надо снизить их себестоимость, а в портфеле-то у нас готовых и даже откупленных - несколько десятков книг.


К счастью, у нас один организм с журналом "Иностранная литература"

Интервью с Варварой Горностаевой. Издательство "Иностранка".

Возраст издательства совсем юный - оно образовалось немногим более года назад на базе журнала "Иностранная литература". Но связи у издательства большие и налаженные - опять же благодаря журналу. Сейчас у "Иностранки" выходит несколько серий - "Иллюминатор", "За Иллюминатором", "Лекарство от скуки"...

РЖ: Издавая ту или иную книгу, вы ориентируетесь на свой вкус или на вкус редакторов журнала "Иностранная литература"?

Варвара Горностаева: Мы очень тесно работаем с журналом, и я, конечно, доверяю вкусу редакторов "Иностранной литературы". Поэтому если кто-то из них рекомендует ту или иную книгу, я могу ее опубликовать, даже и не читая. Тем более что я читаю только по-английски, и книги на других языках мне просто не доступны. Как правило, я следую советам "Иностранной литературы", хотя мои впечатления тоже важны.

РЖ: Серию "Иллюминатор" вы выпускаете вместе с "Б.С.Г.-ПРЕСС". Не собираетесь ли вы самостоятельно выпускать серии?

В.Г.: "БСГ-Пресс" нам в свое время очень помогло. Серию "Иллюминатор" невозможно было самостоятельно начать с нуля - требовались и деньги, и полиграфическая база, и распространение. У нас ведь не было ничего, только идеи.

Сейчас мы начали издавать новую серию - "Лекарство от скуки". Ее мы делаем сами, но при участии екатеринбургского издательства "У-Фактория". А с "Б.С.Г.-ПРЕСС", видимо, станем издавать еще одну серию, она будет называться "За иллюминатором".

РЖ: В новой развлекательной серии тоже будет переводная литература?

В.Г.: Да, современная иностранная литература, в основном детектив, хотя название серии позволяет включать в нее любой жанр. Например, там появится исторический роман; возможны хорошие мелодрамы, фантастика. Это будут нескучные, хорошо изданные книги в хороших переводах и в хорошем оформлении.

РЖ: Кто, судя по "Иллюминатору", самые читаемые писатели?

В.Г.: Самый популярный и раскупаемый автор - Милан Кундера. Мы издали только два его романа - "Неспешность" и "Подлинность". Но уже третий раз за год допечатываем тираж книги, это очень неплохой результат. Хорошо покупаются книги Джулиана Барнса.

Также читателям понравилась книга не очень известного у нас автора Т.Корагессана Бойла "Восток есть Восток". Хорошо продавался "Small World" швейцарца Мартина Сутера. Номер журнала "Иностранная литература" с этим романом имел большой успех, и критика отреагировала неплохо...

Мне казалось, что хорошо должен продаваться роман Эдгара Л.Доктороу "Рэгтайм" - был фильм Милоша Формана, был великолепный перевод Аксенова. Но взрыва читательских, а главное, покупательских симпатий не последовало, то же самое с другим романом Доктороу - "Билли Батгейтом". А Сутер почему-то пришелся по вкусу...

РЖ: Очень часто проекты разных издательств пересекаются. Получается, издательства плохо представляют, что в планах конкурентов?

В.Г.: Да, проекты пересекаются действительно часто. Просто идеи витают в воздухе, хороших книг не так уж много. Но, как правило, нам удается договариваться. Небольшие издательства, близкие по духу, из тех, например, что я назвала выше, никогда не конфликтуют между собой, даже если возникают подобные накладки. Мы всегда ищем и находим способ договориться. Это гораздо продуктивней, чем сражаться из-за какой-нибудь книги, пусть и очень хорошей.

РЖ: Вы согласны с точкой зрения, что на сегодняшний день самая интересная литература - англоязычная?

В.Г.: Да, как ни крути. Хотя вот последняя книга, вышедшая в "Иллюминаторе", - "Элементарные частицы" француза Мишеля Уэльбека. Эта книга имела невероятный успех в Европе, успех вполне скандальный. Здесь роман был опубликован сначала в журнале "Иностранная литература", а недавно вышел книгой у нас. Критики очень дружно положительно отреагировали на эту книгу, и читательский интерес тоже очень большой. "Элементарные частицы" довольно долго держались в рейтингах московских бестселлеров.

РЖ: Как Вы считаете, в ближайшие годы что-то может кардинально измениться в отечественном книгоиздании?

В.Г.: Мне кажется, что постепенно должны заполниться все пустующие ниши. Как за последние полтора-два года появилось много качественной переводной литературы, так теперь, я думаю, подходит время для качественной русской современной литературы, причем любого жанра. Вообще должно наступить время качества. Читатель становится более разборчивым, ему уже были предложены некие образцы, на которые можно и нужно ориентироваться. И, кстати сказать, цены на книги тоже должны вырасти соответственно качеству этой книги. За хорошую книгу в хорошем переводе и в хорошем оформлении придется платить дороже.