Русский Журнал / Круг чтения / Шведская полка
www.russ.ru/krug/vybor/20000916.html

Шведская лавка # 2

Дата публикации:  16 Сентября 2000

О "Шведской лавке". Помощь

Внимание! Витрина работает в тестовом режиме. Замечания и пожелания присылайте в редакцию РЖ по адресу russ@russ.ru.

Представленные книги отражают ассортимент московского магазина Ad Marginem


Инга Петкевич. Плач по красной суке: Роман. - СПб.: Амфора, 2000 (серия "Гербарий"). - 638 с.; тираж 6000 экз.; ISBN 5-8301-0137-8.

Душераздирающе мрачные частные хроники времен застоя. Феминизм в отдельных случаях еще как-то лечится. Женский алкоголизм - нет.

Автор - экс-супруга известного прозаика Андрея Битова, в середине 70-х - хозяйка ленинградского литературного салона. Тогда же был опубликован ее роман "Большие песочные часы".

Цитата: Я уже и не проклинаю, как бывало, наших мужиков и не сваливаю на них вину за свой позор и унижения. Мужики тут ни при чем. Они и сами наверняка больше, чем бабы, искалечены, измотаны беспощадной машиной нашего режима. Если мужик лишен возможности содержать и защищать свою семью, он перестает быть мужиком и превращается даже не в бабу, а в нечто неопределенное среднего рода, в этакого одичалого никчемного мутанта (у нас их запросто называют мудаками), по сравнению с которым даже бесполая скотина вроде мула умиляет своей целесообразностью и достоинством. Любая скотина полезна, а наши мудаки-мутанты не только вредны, но даже опасны в силу своей одичалости и потенциальной преступности. Да, все наши мужики не только полные деграданты, они - преступники.


Владимир Дудинцев. Между двумя романами: Повесть / Публикация Н.Ф.Гордеевой (Дудинцевой) и М.В.Дудинцевой; вст. ст. Б.Н.Никольского. - СПб.: Журнал "Нева", ИТД "Летний сад", 2000. - 240 с.; доп. тираж 1000 экз.; ISBN 5-87516-151-5.

Два романа - "Не хлебом единым" (1956) и "Белые одежды" (1987); третьего Дудинцев написать не успел. Зато успел - эту обидчивую, сбивчивую автобиографическую книгу. Желчный был человек Владимир Дмитриевич. Недобрый был человек.

Цитата: Я помню, Евтушенко как-то прочитал свое стихотворение где-то в Колонном зале √ "в году семнадцатом свободу дали мы всем нациям". Я увидел, что где-то случайно √ за пивом ли, в машине ли √ он ахнул √ какая прекрасная рифма! И стал к этой рифме привешивать со всех сторон стихотворение...


Дмитрий Мережковский. Драматургия / Вст. ст., сост., подг. текста и комм. Е.А.Андрущенко. - Томск: Водолей, 2000. - 768 с.; тираж 1000 экз.; ISBN 5-7137-0115-8.

Вся драматургия супруга Зинаиды Гиппиус. Включая неопубликованную. Включая киносценарии "Данте" (середина 1930-х) и "Борис Годунов" (конец 1930-х).

Цитата: Летняя звездная ночь смотрит в окно сквозь толстые чугунные решетки мрачного дворца-крепости рода де Барди, вельможных менял. На постели, под великолепным парчовым пологом, лнжит больная Беатриче. Монна Ванна, сестра ее, входит в спальню и, подойдя к Беатриче, подает ей письмо. Та, при свете лампады, теплящейся перед иконой Богоматери, читает стихи Данте...

Беатриче целует листок, прячет его под подушку и говорит:

- Ванна, когда я умру, положи этот листок вместе со мною, во гроб...

Да наградит Бог того, кто дал мне так любить и страдать!


Сергей Маковский. Портреты современников: Портреты современников. На Парнасе "Серебряного века". Художественная критика. Стихи / Сост., подготовка текста и коммент. Е.Г.Домогацкой, Ю.Н.Симоненко; послесловие Е.Г.Домогацкой. - М.: Аграф, 2000. - 768 с.; тираж 3000 экз.; ISBN 5-7784-0099-3.

Будучи в эмиграции, основатель аристократичного "Аполлона", талантливый редактор и литературный критик, сноб и эстет Маковский (1877-1962) пишет воспоминания о своих современниках - портреты ярких личностей начала ХХ века. Осип Мандельштам и Зинаида Гиппиус, Александр Бенуа и Александр Блок, Максимилиан Волошин и Иннокентий Анненский: переплетение судеб и творчества, дебюты и признание публики: своеобразное введение в историю дореволюционной литературы. Здесь же впервые опубликованы стихотворения самого Маковского. Иногда лучше быть хорошим критиком... Впрочем, смотря с чем сравнивать.

Цитата:

Мой скорбный дух навеки одинок,
как горный снег, как снег вершин безвестных.
Не жжет снега огонь лучей небесных:
горячий луч мое безмолвье жег,
и плакал я. И дух мой с гор чудесных
стремился вниз, в долины звучных строк,
и замирал в оковах ритмов тесных,
как в берегах низверженный поток...


Л.В.Тыдман. Изба, дом, дворец: Жилой интерьер России с 1700 по 1840-е годы. - М.: Прогресс-Традиция, 2000. - 336 с.; тираж не указан; ISBN 5-89826-061-17.

Тыдман - человек, который знает все. Он в течение многих десятилетий работал в Управлении охраны памятников и поэтому четко и доходчиво может объяснить, что такое ризалит и что такое ретирада (прилагается "Словарь терминов"). Чтение книги - чистое и возвышенное наслаждение для любителей исторических подробностей и частностей, не отягощенных культурологией и структурной антропологией. Просто и безо всяких затей узнать, как люди жили, строили и пристраивали, перестраивали и разрушали. Например, когда попадаешь в ярко освещенный музейно-дворцовый интерьер, неплохо бы понимать, что он никак не рассчитан на сотни ватт и люмьер освещения. Ему положено таиться в мерцающем полумраке свечей.

Цитата: Заказчик, даже когда мечтает о модной и наимоднейшей архитектуре, всегда хочет достичь этой цели с наименьшими затратами. Отсюда и предпочтение архитекторам, проектирующим более дешевые постройки.


Г.Г.Амелин, В.Я.Мордерер. Миры и столкновенья Осипа Мандельштамa / Предисл. Александра Пятигорского. - М.: Языки русской культуры, 2000. - 320 с.; тираж 2000 экз.; ISBN 5-88766-018-Х.

Роскошно изданная монография в духе "филологического интуитивизма" (определение А.Пятигорского).

Цитата: Мы займемся не просто языковыми играми, но межъязыковыми играми преимущественно... Поэт попадает в ситуацию героев романа Жюля Верна "Дети капитана Гранта", когда послание из бутылки, написанное сразу на трех языках и изрядно попорченное морем, может быть расшифровано только совмещением английской, французской и немецкой копий в некий единый текст... Текст раскорячен в пространстве нескольких языков.


А.Р.Усманова. Умберто Эко: парадоксы интерпретации. - Мн.: Пропилеи, 2000 (серия Humanities). - 200 с.; тираж 2000 экз.; ISBN 985-6329-29-9.

О романах - очень мало и вскользь. Помимо них, Эко насочинял множество семиологических брошюр с лукавыми названиями вроде "Кант и утконос". Исследование Альмиры Усмановой - попытка осмысления этих работ священного чудовища. Не пересказа, а именно осмысления. О зубодробительно заумных материях автор повествует легко и грациозно. В "Заключении" перечислены возможные претензии к книжке со стороны: неполнота, коллажность, поверхностность, отсутствие критической дистанции. Самое симпатичное - что Альмира Рифовна склонна с этими претензиями согласиться.

Цитата: Семиология действительности Пазолини основана на убеждении в том, что кино лишь регистрирует язык предшествующий - язык действия. Вопрос в том, как он понимает эти действия. Пазолини, очевидно, толкует их как "естественные" действия человека, комбинация которых в фильме создает некий текст, значимое сообщение. Эко показывает, что "действительность" Пазолини - это действительность как бы природная, дорациональная, докультурная. Тогда как на самом деле все это - культура и условность... Иначе говоря, все человеческие жесты и действия - это смысловые единицы, которые могут быть рационально объяснены и систематизированы... Следовательно, существуют синтаксис и семантика жестов и действий, которые сами по себе уже квалифицируются как язык.


Александр Косарев. Философия мифа: Мифология и ее эвристическая значимость: Учебное пособие для вузов. - М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2000 (серия Humanitas). - 304 с.; тираж 3000 экз.; ISBN 5-9292-0003-3 (ПЕР СЭ); ISBN 5-7914-0085-Х (Университетская книга).

Миф √ это не какая-нибудь там невразумительная химера, а форма строгого знания. Мифы создают боги и народы. Ученые им бессильно завидуют. Для А.Косарева непререкаемы авторитеты Флоренского, Юнга, Лосева, Голосовкера, Налимова.

Цитата: Структур много. Существует целая иерархия структур - от находящихся у самой стены (пещеры Платона. - РЖ) до находящихся у самого костра. Наука изучает мир теней (явлений). Свою задачу она видит в том, чтобы по одним теням предсказывать появление других √ обнаруживать новые эффекты. Но невозможно уловить связь между тенями, оставаясь только в мире теней. Поэтому, выстраивая всевозможные теории и модели, ученые вольно или невольно пытаются заглянуть в мир, который эти тени отбрасывает, - пытаются "познать женщину". Женщина и есть в этой модели структура.


Интеллектуальный Форум: международный журнал. # 1. - 239 с.

Наш ответ Чемберлену: подборка свежих материалов из The New Republic, London Review of Books и The New Yorker, грамотно переведенных на русский и дополненных статьями Марка Белкина "Зачем и за чем? Путешественник и турист в исторической перспективе" и Сергея Земляного "Религия, теология и философия как области фантастики. К 100-летию со дня рождения Хорхе Луиса Борхеса". Работы Дмитрия Краснопевцева в рубрике "Вернисаж ИФ". Аннотированные обзоры книг нон-фикшн и новинок серьезной музыки.

Учредитель издания - Русский институт (Москва). Периодичность - раз в три месяца.

Цитата: Материалы сознательно не разведены по рубрикам: культуре противопоказаны перегородки. Может удивить и жанр большинства статей - рецензия. Однако в английском или американском журнале рецензия - это более сложная форма, чем та, к которой привык русский читатель. Внутренний стержень каждого текста - диалог автора с книгой, явлением, событием, диалог, порождающий сложную картину интеллектуальных взаимоотражений, как в аттракционе с зеркалами, обращенными друг к другу. Статьи русских авторов, представленные в журнале, мы отбирали в соответствии с этим же принципом.

Что объединяет на первый взгляд сюжетно несовместимые материалы номера, от истории парижской канализации до метафизики Хорхе Луиса Борхеса? Сложность, подвижность и неочевидность мира за околицей.


Интеллектуальный Форум: международный журнал. # 2. - 258 с.

Чарльз Розен об Иоганне Себастьяне Бахе; Славой Жижек и Перри Андерсон о Вацлаве Гавеле; Мэри Бирд о руинах древних Помпей; Сергей Зенкин о наследниках структурализма. И многое другое.

Цитата: Как только вулканические шлаки осели, местные жители вернулись и принялись рыть подкопы, чтобы достать вещи, представлявшие хоть какую-то ценность: от серебряных чаш до бронзовых статуй и мраморных плит. Почти две тысячи лет спустя грабежи плавно перетекли в первые, как их принято называть, "раскопки": все лучшее вырубали из застывшей лавы и увозили в собрание неаполитанского короля; находки "сортом пониже", недостойные внимания венценосного покровителя искусств, были обречены на последовательное разрушение. Грабежи с самого начала были делом одновременно доходным и рискованным. Немало трупов, считавшихся жертвами извержения, - по всей вероятности, останки грабителей, погибших в лабиринтах безнадежных подкопов.


Эрих Ауэрбах. Мимесис: Изображение действительности в западноевропейской литературе / Пер. с нем. Ал.В.Михайлова, Ю.И.Архипова; статьи И.Н.Лагутиной, В.Л.Махлина. - М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2000 (серия "Книга света"). - 511 с.; тираж 5000 экз.; ISBN 5-7914-0042-Х; ISBN 5-7914-0023-3 ("Книга света"); ISBN 5-9292-0009-2 (ПЕР СЭ).

Фундаментальный труд (1946) выдающегося немецкого культуролога, изданный по-русски в 1976-м под названием "Мимезис", давно стал раритетом. И неудивительно: толстенная, плотнофактурная монография о метаморфозах преломления реальности в мозгах разнообразных авторов от Гомера до Вирджинии Вулф (о сдвиге литературной эпистемы, как сказал бы Мишель Фуко) читалась взахлеб, точно детектив Ладлэма.

В настоящем издании перевод Ал.Михайлова и Ю.Архипова печатается "с небольшими уточнениями": вот, в частности, "с" вместо "з" на титуле. Старое "паровозное" предисловие снято; в конце - содержательные статьи И.Лагутиной "Горизонты ожидания" Эриха Ауэрбаха" и В.Махлина "Затекст: Эрих Ауэрбах и испытание филологии".

Цитата: Несмотря на несомненные литературные реминисценции, Рабле построил мир во рту великана по-своему, своеобразно. Перед Алькофрибасом предстают не фантастические химеры да немногие люди, кое-как приспосабливающиеся к обстоятельствам, он находит во рту Пантагрюэля развитое общество и хозяйство, в котором все налажено точно так, как в родной его Франции. Сначала рассказчик удивляется, что во рту вообще живут люди; прежде всего он удивлен тем, что все выглядит не по-особому, не по-другому, а так, как в привычном ему мире.


Вальтер Беньямин. Франц Кафка / Пер. с нем. Михаила Рудницкого; предисл. Михаила Рыклина; прим. Сергея Ромашко и Михаила Рудницкого. - М.: Ad Marginem, 2000 (коллекция "Философия по краям). - 319 с.; тираж 3000 экз.; ISBN 5-93321-015-3.

Неоконченный очерк (1934) гения о гении. С присовокуплением черновых заметок и писем первого гения просто талантливым людям: Гершому Шолему, Вернеру Крафту, Теодору Адорно.

Цитата: Кафка не уставал прислушиваться к зверям, стараясь уловить в них забытое. Они для него, похоже, не самоцель; но без них ничего не получается. Стоит вспомнить хотя бы "голодаря", который, "собственно говоря, служит лишь препятствием на пути к зверинцу". А звери в "Норе" или в "Гигантском кроте" - разве не очевидно, что они роются не только в земле, но и в своих мыслях? С другой стороны, нельзя не заметить, что мышление это какое-то очень разбросанное. В нерешительности перескакивает оно с одной заботы на другую, боязливо принюхивается ко всем страхам и в повадке имеет какую-то мотыльковую обреченность отчаяния. Ибо бабочки у Кафки тоже есть: обремененный виной, но ничего об этой вине не желающий знать "Охотник Гракх" стал бабочкой.


Барбара Кассен. Эффект софистики / Пер. с фр. А.Россиуса. - М.: Московский философский фонд; СПб.: Университетская книга, 2000 (серия "Библиотека современной французской философии). - 238 с.; тираж 3000 экз.; ISBN 5-85133-061-9; ISBN 5-7914-0056-4.

История софистики не ограничена рамками античности, но длится до сих пор. Как, впрочем, и подозревает любой здравомыслящий человек без всякой подсказки со стороны Барбары Кассен.

На языке оригинала монография вышла в 1995 году.

Цитата: При всех возможных оговорках мне представляется, что различие, обозначенное позициями Платона и Протагора, по-прежнему сохраняет свою силу: можно сказать, что это различие между могучей тенденцией Хайдеггера и могучей тенденцией Ханны Арендт... Признание специфичности политики не означает само по себе умения избегать ошибок и ужасов в политике: Карл Шмидт, Макс Вебер и Реймон Арон думают о политическом как таковом. Остается узнать, как мыслится спецификация, обособление политики, почему, каким образом она применяется. Но какова бы ни была эта спецификация, она, по своему определению, никогда не совпадет ни с этическим разделением хорошего и дурного, ни с теоретическим разделением истинного и ложного, которые несомненно могли бы успокоить нас в настоящий момент, но, вероятно, привели бы в ужас позднее. Именно здесь кроется та существенная характеристика, с помощью которой, минуя Аристотеля и вплоть до Ханны Арендт, определяется софистический артефакт политики.


Анри де Монтерлан. Благородный демон: Роман / Пер. с фр. Д.Соловьева. - СПб.: ИНАПРЕСС, 2000. - 264 с.; тираж 3000 экз.; ISBN 5-87135-117-4.

Родился в 1896-м. Продуцировал брутальные мачистские романы и пьесы. Был оголтелым националистом-консерватором, сочувствовал германскому нацизму. В старости ослеп. Покончил с собой в 1972-м. По-русски - впервые.

Цитата: Косталь понял, насколько она стала уже женщиной, насколько именно он всем своим поведением сделал ее женщиной. С первого же дня здесь, даже при всей ее нежности к его ласкам, он заметил, что у нее уже нет того голоса школьницы, доносящегося как бы с другой планеты, ее лунного голоса прежних дней. Лицо и взгляд словно заострились. И та энергия, с которой она вонзала шпильки в волосы и расчесывала свои густые косы, была плотно заряжена угрозами для свободомыслия. Маленький артишок стал женщиной.


Итало Кальвино. Собрание сочинений. Том III. Если однажды зимней ночью путник: Роман, повесть, новеллы / Пер. с итал. Г.Киселева, Н.Ставровской, В.Полева; сост. Г.Киселева. - СПб.: Симпозиум, 2000 (серия Ex libris). - 422 с.; тираж 6500 экз.; ISBN 5-89091-108-2 (т.3); ISBN 5-89091-105-8.

Читатель - это вы, это герой, это автор. Кальвино (1923-1985) играет, он - и польский, и киммерийский, и американский писатель. Действительно ли конкретному автору должна быть присуща неповторимая манера письма? И кто такой истинный Читатель, для чего он берет в руки книгу и чему он отдаст предпочтение в следующий раз? "Если однажды зимней ночью путник" (1979) - роман для читателя и о нем; о писателе и о тех, кто таковым не является. У него много начал и всего один конец - зато счастливый. Философские отступления оттеняют напряженный сюжет, действие переносится из одной страны в другую. Много недосказанного. Если ничего не поймете, перечтите еще раз.

Кроме заглавного романа, в 3-й том (вышедший прежде второго) включены повесть "Паломар" (1983) и новеллистический триптих "Под солнцем ягуара" (1986).

Цитата: Как быть с глаголом "читать"? Скажут ли когда-нибудь "сегодня читается", как говорят "сегодня морозит"? Если вдуматься, чтение дело сугубо личное; куда более личное, чем писание. Допустим, писанию удалось преодолеть ограниченность автора, но оно будет иметь смысл только тогда, когда его прочтет и пропустит через свое сознание некая другая личность. Это будет единственным доказательством того, что написанное обладает истинной мощью писания, мощью, основанной на чем-то выходящем за пределы отдельной личности. Вселенная будет самовыражаться до тех пор, пока кто-то сможет сказать: "Я читаю, значит, пишется".


Пьер Паоло Пазолини. Теорема: Сценарии, роман, повесть, рассказы, статьи, эссе, интервью / Пер. с ит., фр., англ.; сост., комм., библиография, фильмография Н.Ставровской; послесл. О.Аронсона. - М.: Ладомир, 2000. - 671 с., ил.; тираж 4000 экз.; ISBN 5-86128-375-2.

Почти единоличный подвиг киноведа и переводчика Наталии Ставровской, которая трепещет перед Итало Кальвино, однако Пазолини - боготворит. Не том, не фолиант даже - увраж: широкие поля страниц, покрытые мелким, но внятным шрифтом, дорогая бумага, обильные глянцевые иллюстрации. Абсолютно все об авторе "120 дней Содома"; нет разве что квитанций из прачечной и подписанных им ресторанных счетов. Эту книгу можно листать всю жизнь. Если, конечно, вы принадлежите к меньшинству культурного человечества и фамилия Пазолини не вызывает у вас стойкой идиосинкразии.

Перевод заглавного сценария - новый, совсем не тот, что мы читали и многажды перечитывали в журнале "Искусство кино" за январь - март 1992 года.

Цитата: Можно ли назвать жизнь Мандельштама жизнью? Она не схожа ни с какой другой из непосредственно известных мне, ни с теми, о которых я слыхал, которые воображал. Она не вписывается в "человеческую традицию", побуждающую нас воспринимать жизни людей как очень схожие между собой или, напротив, бесконечно отличающиеся, уникальные явления. Мандельштам жил будто ослепленное животное на незнакомых пастбищах.


Мед и мазут: Шесть ирландских поэтов / Пер. с англ. и ирл. Г.Агафонова, М.Бородицкой, Ю.Гуголева, Г.Кружкова, А.Кудрявицкого, Т.Михайловой; сост. и предисл. Григория Кружкова. - М.: Б.С.Г.-пресс, 2000. - 192 с.; тираж 2000 экз.; ISBN 5-93381-002-9.

Томас Маккарти. Джон Монтегю. Пол Малдун. Нула Ни Гоунал. Фрэнк Ормсби. Том Полин. Нарядная подарочная "зеркалка", подготовленная при живейшем участии Посольства Великобритании в Москве, Британского совета и Ирландского комитета культурных связей.

Цитата:

Старая Ирландия! Я подрастал с нею рядом,
Сказки и песни, и косые колючие взгляды,
Непримиримость вражды, заскорузлость проклятий.
Тощие тени, отталкивая и маня,
Долгие годы они являлись в мои сновиденья
И, наконец отвердев, превращались в каменья,
Темной, высокой толпой обступили меня...


Силвия Плат. Под стеклянным колпаком: Роман / Пер. с англ. Виктора Топорова. - СПб.: Амфора, 2000 (серия "Гербарий"). - 333 с.; тираж 5000 экз.; ISBN 5-8301-0161-0.

Роман (1963) безвременно погибшей - покончившей с собою (1963) - американской поэтессы, супруги британского стихотворца Теда Хьюза. Дамы, не выходите замуж за собратьев по профессии! В последние годы среди феминисток крепнет убеждение, что несчастная Силвия была по всем статьям талантливей своего конформиста мужа. Сама Плат, впрочем, думала иначе: "Он - гений. А я - его жена" (из дневников).

Цитата: Я не спала уже двадцать одну ночь подряд. Я думала о том, что на свете нет ничего прекрасней тени. Миллион движущихся теней и бесконечное множество теней неподвижных. Тень таилась в ящиках письменного стола, в шкафах, в чемоданах, тень жила под домами, деревьями и камнями, тень была в глубине человеческих глаз и улыбок, и тень, долгие мили сплошной тени - на ночной стороне Земли...

Этим утром я предприняла первую попытку. Я заперлась в ванной, наполнила ванну теплой водой и достала лезвие "Жиллет".


Томас Пинчон. V.: Роман / Пер. с англ. Н.Махлаюка, С.Слободянюка, А.Захаревич; предисл. Н.Махлаюка, С.Слободянюка; комм. Н.Махлаюка, С.Слободянюка, С.Кузнецова. - СПб.: Симпозиум, 2000 (серия Ex libris). - 670 с.; тираж 5000 экз.; ISBN 5-89091-126-0.

Пальцы немеют. За последние месяцы о русском Пинчоне и так написано больше, чем требуется.

Цитата: Ему действительно снились сны, в которых он уменьшался до микроскопических размеров и отправлялся исследовать мозг. Входил в одну из кожных пор на лбу и попадал в слепой мешок потовой железы. Затем, продравшись через джунгли капилляров, он в конце концов выходил на плато лобовой кости и двигался дальше сквозь череп; пройдя через твердую, паутинную и мягкую мозговые оболочки, достигал моря мозговой жидкости с бороздчатым дном. Оставалось лишь переплыть это море, чтобы совершить последний бросок на серые полушария - вместилище духа.


Кэти Летт. Родовое влечение: Роман / Пер. с англ. М.Л.Павлычевой. - М.: Торнтон и Сагден, 2000. - 360 с.; тираж 7400 экз.; ISBN 0-330-33527-8; ISBN 5-93923-009-1.

Издательство "Торнтон и Сагден", обозначившееся на российском рынке в начале июня, действует довольно размашисто, выпуская первосортные (но не высокосортные) зарубежные бестселлеры в сносных (но далеко не безупречных) переводах. Зато рекламный отдел у "Т&С" работает идеально. "Большие неприятности" Дейва Барри и "Дневник Бриджит Джонс" Хелен Филдинг получили громкую прессу. Впереди - "Пляж" и "Тессеракт" Алекса Гарленда, "Нужная вещь" Тома Вулфа, "По следу крови" Джозефа Уомбо, "Нью-йоркская трилогия" Пола Остера, "Империя солнца" Джона Балларда. РЖ снимает шляпу.

История, рассказанная Кэти Летт, проста до банального. Эдакая провинциалочка из Австралии попадает в Лондон, где пробует прорваться в высшее общество. Друг ее бросает, она оказывается беременной и добрую половину книги скитается в поисках работы. Роман весьма физиологичен: детально описан процесс родов, а в любовных сценах нет никаких недосказанностей.

Цитата: В сущности, все мужики нуждаются только в манекенщице нижнего белья с перевязанными трубами и в психиатре. К этому выводу Мэдлин Вулф пришла, оказавшись на убогих улочках консервативной Великобритании, находящейся не на пике экономического развития. Как это ни удивительно, но Лондон не нуждался в инструкторах по подводному плаванию... Участие в процедуре опознавания подозреваемого стоило четыре фунта в час. Можно еще уложить пенкой волосы, продеть кольцо и бродить по Пикадилли-Сиркус, собирая с японских туристов по десять фунтов за фото... Существует еще служба, помогающая "маленьким мальчикам выглядеть настоящими жеребцами". Обязанности несложные: флиртовать с ними на приемах и вызывать ревность у их зазнавшихся подружек. Платят сорок пять фунтов за флирт, однако нет медицинской страховки.

Предыдущий выпуск

Сводный каталог "Шведской лавки"