Русский Журнал
СегодняОбзорыКолонкиПереводИздательства

Gateway | Невод | Интер(офф)вью | Бессрочная Ссылка | НасНет | ГлобусНет | Интер(акти)вью | Дурацкий Музей | Кафедра | Русская сеть: истории | Конец прекрасной эпохи
/ Net-культура / < Вы здесь
Педофил в Интернете: "Чудище в Лесу"
Дата публикации:  20 Августа 2001

получить по E-mail получить по E-mail
версия для печати версия для печати

Бизнес вместо заговора

Порнограф-коммерсант в плане сексуальных предпочтений может быть кем угодно - стрейтом, геем, - все это не так важно. Он участник сетевого порно-рынка, действующий по правилам торгашеской конъюнктуры. Механизм бизнеса в случае "педо-порно" мало чем отличается от порно традиционного - обилие баннеров, чехарда сменяющих друг друга ссылок, диковатый дизайн. Хозяин такой страницы на самом деле хочет угодить всем - поэтому в линклистах педофильского по большей части портала найдешь и "teens from Holland" и "pink Thai lolitas" и "hot army studs". У продвинутого обывателя понятие "детское порно" рифмуется со словом Интернет. Нередко путешествие по порно-сети начинается именно с "педо-портала". И вряд ли этому стоит удивляться.

Масс-медиа, с поразительной регулярностью сообщающие о раскрытии очередного сетевого педофильского форума или об аресте сорокалетнего гражданина, растлевавшего перед веб-камерой соседскую дочку, способствуют этому как никто другой. Параллельно озвучивается тезис об этической вседозволенности, царящей в Сети, о том, что любой, пускай самый экстравагантный перверт найдет на www брата по разуму. Скандал сегодня лишь провоцирует интерес, и для многих ночных пользователей не взглянуть на пресловутое "детское порно" - просто стыдно. Структура порно-сайтов, их холдинговые построения - отдельный вопрос, но мнение о том, что детским порно через Сеть торгуют извращенные маргиналы-одиночки представляется бессмысленным. Здесь, как это ни курьезно звучит, работает старая схема "сумасшедший автор - хитрый дилер". Создают первичный контент - подбирают моделей и нажимают на спусковую кнопку фотоаппарата, очевидно, педофилы. Торгуют дельцы.

Приведем одну иллюстрацию. Несколько лет назад в одном провинциальном российском городке был арестован гражданин Тимофеев, организовавший у себя на дому настоящее, как писали журналисты "МК", "гнездо извращенного разврата". Тимофеев переводил к себе в квартиру несколько десятков мальчиков младшего и среднего школьного возраста. При помощи каких-то таинственных уловок (деньги в уголовном деле Тимофеева не фигурировали) ему удалось снять несколько фильмов и составить коллекцию из сотен фотографических снимков понятного содержания. Тимофеев, конечно, коллекцией приторговывал, но не так чтобы очень - снятые на VHS низкого качества фильмы растекались в основном среди знакомых. Отметим, что сам Тимофеев, находившийся в курсе законодательства, в кадре никогда не появлялся, а все персонажи его архива были несовершеннолетними, следовательно, могли заниматься чем угодно - лишь бы не было принуждения со стороны старшего. Так или иначе, но милиции удалось как-то изобличить Тимофеева в целом ряде преступлений, и порнограф-педофил отправился в тюрьму. Сейчас г-н Тимофеев живет в камере, а его фильмы и снимки активно распродаются оптом и в розницу на десятках разноязычных порталов.

Суждение о маргинальном подполье и законспирированности тоже разбивается путем элементарного опыта. Порталов - десятки, если не сотни. Расположены они не только в отвязной зоне Nu. Никаких тайных знаков, никакого подполья, никаких утомительных поисков - такой сайт обнаружишь за двадцать секунд, и находиться он будет не в дебрях geocities, а по вполне респектабельному короткому и легко запоминающемуся адресу. Здесь, конечно, за просмотр всего материала требуют денег, но и бесплатная зона не оставляет сомнений, какого именно рода adult material содержится внутри. И ничего - сайты существуют годами, никто не лишает их хостинга. Деньги как зарабатывались, так и зарабатываются.

Среди сетевых педофилов, правда, существует мнение, что подобные ресурсы создаются озабоченными борьбой с детским порно западными спецслужбами. Мол, такая приманка. Зашел, скачал фотки, и все - попал на крючок. Нам представляется, что все куда проще. Вместо заговора - бизнес.

Сказка о чудище

Власти всегда выгодно персонифицировать зло. Соединить все самые отвратительные в общественном сознании качества в лице выловленного, поверженного и жалкого врага. Чудища, твари, а не человека вовсе. Взгляните на фотографии арестованных сетевых педофилов - ракурсы выбраны самые пакостные, полупрофиль-полуфас, спрятанные глаза, неестественные позы.

Публике хочется, чтобы "тварь" эта была ей представлена. В клетке конечно, но при этом желательно, чтоб о мерзких похождениях было по возможности подробно рассказано. Спросите, зачем? Чтобы узнать зло и не допустить его повторения? Нет, конечно. Просто толпе нравится читать о том что "пониже". Чем сильнее шокирует - тем лучше. Меньше мысли, больше эмоций.

Еще одна параллель. Тварь, как известно, живет в логове, в лесу, в катакомбах. Там, куда нормальные и простые люди вообще-то не ходят. Интернет идеально укладывается в эту мифологию в качестве логова, настораживающего и непонятного массовой публике. Сказочный архетип опять торжествует. Есть тварь, есть жертва, есть спаситель. Сценарию тысячи лет, и он безупречен. Сценарий этот подобен трафарету - вставляй героя под амплуа и начинай работать.

В России за сказкой всегда стоит реальный интерес. Сегодня страна движется к очередному "успокоению", и некоторые чересчур либеральные законодательные инициативы начала девяностых будут, вероятно, пересмотрены. Зимой власти, скорее всего, повысят "возраст согласия", и государственным преступником будет считаться любой гражданин, вступивший в половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (сейчас легальным считается секс с четырнадцатилетним партнером). Любому решению, принятому наверху должна сопутствовать пиар-кампания. В случае с педофилами, правда, в России можно было бы обойтись без особого шума. Люди, привыкшие считать преступниками даже легальных геев, восприняли бы новый закон на "ура" просто так, без объяснений.

Приведем еще один пример того, как творят мифы. И того, какой страшный бэкграунд нередко стоит за этим мифотворчеством. Нижеизложенная история не имеет прямого отношения к Сети, но, тем не менее, представляется показательной.

Около года назад по государственному каналу РТР был показан получасовой репортаж журналистки Натальи Метлиной "Стас. Жизнь этого парня". Фильм снимался в Питере, а главным героем его стал четырнадцатилетний подросток, сбежавший из дома и зарабатывающий на жизнь проституцией в сквере у Александринского театра. Тон фильма был предсказуем. Стас (автор этой заметки и герой фильма были немного знакомы) обладал несомненным талантом рассказчика. Он излагал свою действительно жуткую жизнь журналистке Метлиной в течение нескольких дней. Говорил в камеру о том, как умерла мама, как убегал от маньяка, как любит девочек, а вынужден спать с мужиками. Когда фильм сняли, журналистка Метлина, конечно же, решила спасти ребенка. С этой идеей она прожила несколько дней, но в конце концов уехала-таки в Москву, выдав Стасу в качестве гонорара сто долларов. Излишне говорить, что деньги были молниеносно потрачены на героин, а Стас как работал на "плешке" раньше, так и продолжал там работать.

Зимой тело Стаса было найдено под перроном Московского вокзала. Смерть наступила в результате жесточайшего избиения, и умирал парень, судя по всему, не один день. Стас сыграл свою нехитрую роль в спектакле, и больше он не был никому нужен. Публика продолжала "ловить педофилов". Журналистка Метлина вернулась в "Совершенно Секретно" и ищет сейчас, вероятно, новую страшную историю. А жизнь этого парня кончилась. Кончилась под перроном.

Так кто же в этой истории "плохие парни"? Клиенты с плешки? Родители? Общество? Журналисты? Ответить куда сложнее, чем просто протрубить начало очередной охоты. Сложнее, чем выйти за пределы сказки.

ХХХ

Конечно, и у сетевых педофилов (педофилов, а не порнографов-коммерсантов), публики, в принципе, читающей и рефлексирующей, есть свой миф. Это вечный миф притесняемого меньшинства. Все гении "из наших". Любовь у нас - самая чистая, самая правильная и безупречная в эстетическом отношении. Более того, присутствует даже вера в "своего" доброго царя - власть-де педофильна и просто вынуждена "маскироваться под консерваторов, опасаясь разоблачения со стороны быдла". Героическая галерея педофилов-активистов предсказуема и черпается, как иногда может показаться, опять же из бульварных изданий.

Александр Македонский любил мальчиков, Набоков - девочек. Те, кто поэрудированнее, вспомнят Аллена Гинзберга, Пазолини или Мишеля Фуко. Примитивная схема, конечно, - но нужно же куда-то спрятаться! Авторитет - лучшая ширма. Имя, оно ведь тоже не требует анализа.

Есть и другое понятное желание - примкнуть к нормальным, высказаться по поводу темы, не имеющей к главному топику непосредственного отношения. "Бойлаверы против Нато" - акция, проведенная создателями сервера BL.ru весной 1999 года, - тому лучший пример. Короче говоря, маргиналу хочется интегрироваться в гражданское общество и стать не парией, а равным "субъектом".

Между тем, за первой "пристойной" страницей, состоящей часто из перечисления культурных кодов, скрывается субъективная сублимация, искренняя, но смешная и примитивная. Сублимация, лишь способствующая созданию "внешнего мифа". Сетевые педофилы собирают картинки, стараясь, конечно же, оставаться в рамках приличия - "нам нужна любовь, а не порнография". Вот, например, звезда американского шоу-бизнеса юный Аарон Картер - его изображений на таких сайтах десятки, надпись внизу, неизменно что-то вроде: "What a brilliant boy! Real prince. So sexy, so cute!".

Педофилы очень часто одержимы и литературным творчеством, очевидно, тоже как видом сублимации. Рассказы начинаются так безобидно, почти как детские сказки: "Сафронов всю жизнь хотел найти настоящего друга". Дальше, правда, сказка превратится в циничный анекдот: "однажды у дверей МакДональдса он встретил Сашу и Артема и предложил им подзаработать", а под конец и вовсе в плохо скрытое за нелепыми эвфемизмами порно.

Есть среди этой публики и внутренние террористы. Они кочуют с сервера на сервер, время от времени садятся в тюрьму (или пишут, что садятся), а разговорам об Александре Македонском предпочитают коряво сработанный fake - где голова Аарона Картера, а все что ниже - с порнографического педо-портала. Их логика тоже проста. Бьют нас, а мы крепчаем. Они считают себя мятежниками и действительно мятежничают, пускай и в пределах собственного сайта.

***

Мнение о том, что Интернет населен педофилами - миф. В Сети педофилов не больше и не меньше чем в оффлайне. Сравнительная либеральность интернет-среды просто позволяет им действовать чуть менее конспиративно. Схема "Педофил в Интернете" копирует вековой архетип "чудище в лесу". А мыслить мифами всегда удобнее, чем думать по-настоящему.


поставить закладкупоставить закладку
написать отзывнаписать отзыв


Предыдущие публикации:
Александр Гагин, Как сделать жизнь приятной, как минеральная вода с газом /17.08/
Тринадцатая статья летнего проекта "Жизнь оффлайн":... четыре полезных модели от мастера моделирования жизни.
Денис Бычихин, Летний офф-лайн львов Интернета /13.08/
Двенадцатая статья летнего проекта "Жизнь оффлайн":... как лично Иван Давыдов нынешним летом офф-лайн ушел, и что из этого потом вышло.
Линор Горалик, Вот тогда помолчим /12.08/
Одиннадцатая статья летнего проекта "Жизнь оффлайн": ...собака - враг человека, кошки опасны для здоровья, белочки - камикадзе, ослы - католики, жирафов не существует - и прочая правда о животных.
Наталья Стручкова: "Это искусство существует вне обычной жизни..." /09.08/
Наталья Стручкова aka Дарья Чужбина, лауреат Национальной Интел Интернет премии 2001 г. в номинации "Сетевое искусство", беседует с Кириллом Куталовым-Постолль: "Молодому искусству нужны свои молодые критики. Как шестидесятники развивались вместе со своими критиками, то есть были одной обоймой. А пока слой критиков и искусствоведов, которые могут об этом писать, только создается".
Ольга Горюнова, Алексей Шульгин, Медиа-художник и Система: новые стратегии /05.08/
Новые отношения с Системой, в которые оказывается втянут или сознательно вступает художник, предлагают два образа: новый консумерист и дилер высоких технологий. Сопротивление же требует трезвости и знаний.
предыдущая в начало следующая
Павел Черноморский
Павел
ЧЕРНОМОРСКИЙ
pavcher@yandex.ru

Поиск
 
 искать:

архив колонки: