Русский Журнал
СегодняОбзорыКолонкиПереводИздательства

Gateway | Невод | Интер(офф)вью | Бессрочная Ссылка | НасНет | ГлобусНет | Интер(акти)вью | Дурацкий Музей | Кафедра | Русская сеть: истории | Конец прекрасной эпохи
/ Net-культура / < Вы здесь
Эпистолярный сюжет: мыльная опера, или роман в письмах. Серия вторая
Двенадцатая статья осенней серии НетКультуры "Мыльно-почтовая опера"

Дата публикации:  2 Ноября 2001

получить по E-mail получить по E-mail
версия для печати версия для печати

Новое, что добавилось в электронную переписку по сравнению с перепиской бумажной (благодаря пользованию почтовыми программами) - это возможность обозначения subject'а, темы письма. Собственно говоря, обозначение темы противоречит структуре письма как жанра канонического, ибо настоящим его заглавием является, по сути, та информация, которая указана на конверте либо в "шапке" письма: "Кто? Кому? Когда? Куда? Откуда?". И тематические жанровые ограничения в письмах почти отсутствуют (все же "почти", то есть - они есть; но это тема для отдельного разговора) именно по этой причине. Ибо главная функция письма как жанра - установить контакт, связь между адресатом и адресантом, выполнить посредническую функцию, функцию налаживания связи и передачи информации. И осуществить этот контакт собеседников ( их эпистолярную встречу) можно на самых различных тематических основаниях.

Однако обозначение темы письма в электронной переписке - явление не случайное и совсем не противоестественное, а вполне адекватно отражающее специфику именно электронного обмена письмами.

Одной из особенностей переписки в Интернете является отсутствие прямой последовательности писем и ответов на них. Диалогическая структура Я-Ты, разворачивающаяся в бумажной переписке в линейную, сюжетную структуру Я-Ты-Я-Ты-Я-........ - где каждое новое Я и каждое новое ТЫ позиционируется в новом времени (всегда) и пространстве (весьма часто), - сохраняется и в переписке электронной. Но сведение к минимуму временных характеристик пространства "между письмами" приводит к тому, что возникает огромное количество писем "вдогонку". Поэтому электронный эпистолярный диалог часто имеет "блочный" характер. Открыть свой почтовый ящик и обнаружить там несколько писем с одного и того же адреса - явление достаточно частое. При этом каждое письмо, как правило, состоит из одной темы, которая в письме и развивается. Чаще всего такое письмо представляет собою эквивалент диалоговой реплики (вопросной или ответной). Устройство почтовых программ дает возможность процитировать реплику из предыдущего письма и ответить на нее. Возникает новая, невозможная в бумажной переписке, форма письма - вопросно-ответная, с использованием точных цитат из реплик адресата, где цитируемое суждение и ответ на него выделяются даже разным цветом/шрифтом. Так возникает своего рода "неполноценное" письмо (с точки зрения устойчивых жанровых характеристик), не оформленное как письмо традиционное, каноническое. Вероятно, можно говорить о возникновении особой жанровой разновидности письма - письма электронного: в нем теряются контактоустанавливающие формулы, пропадают подпись и обращение, зато - появляется обозначение темы.

Последовательный переход от одной темы к другой (как это происходит в бумажной переписке) сменяется (в электронном эпистолярном общении) одновременным существованием нескольких писем (каждого - со своей темой), которые вместе образуют блок писем (внутри этого блока письма объединяет совпадение адресата и даты написания и/или получения - к моменту открытия почтового ящика там накапливается некоторое количество писем).

Однако внутри этого обмена блоками писем (а мы ведь и отвечаем сразу на несколько писем: получили десяток писем - ответили на них в один присест) можно проследить те самые сюжетные линейные цепочки (письмо-ответ-ответ на ответ и т.д), границы которых определяются началом и концом некоторого цикла общения (минисюжета внутри основного сюжета переписки), возникновением, развитием и завершением некоторой темы. Вот серия писем под названием "а", а вот - под названием "b". И тут интересно следующее: в какой-то момент выясняется, что в цепочке ответов (которая возникает посредством использования функции "reply", благодаря чему в ответных письмах сохраняется то же самое обозначение первоначальной темы) сама эта тема, обозначенная в subject'е, давным-давно не имеет отношения к тому, о чем конкретно идет речь в письме... Происходит трансформация и модификация первоначальной темы, и направление этих изменений предсказать практически невозможно, как и в ситуации любого спонтанного диалога.

Итак, в бумажной переписке зафиксированы две оси коммуникативных координат: кто? и кому? В электронной переписке появляется третья ось: обозначение темы (поддерживаемое использованием режима reply). Внутри переписки образуются вопросно-ответные цепочки писем и каждая из этих цепочек сложным образом соотносится с другими такого же рода цепочками... В результате можно говорить об эксплицитно выраженном объемном характере электронной переписки, которая развивается и в длину (линейно и блочно), и в ширину/глубину (по линии письмо/ответ).

Резкое увеличение скорости переписки и, как следствие, количества писем, ее составляющих, - приводит, в то же время, к тому, что накапливается огромное число неотвеченных писем, неотвеченных реплик внутри них, потерянных смыслов... В результате часто отвечаешь (или не отвечаешь) просто на голос, просто конкретному адресату, но - не на каждое конкретное письмо. Такой тип диалога превращается, таким образом, в энергетический обмен, в котором начинает преобладать контактоустанавливающая функция.

Итак, можно констатировать еще одну особенность диалога посредством электронной переписки: потеря огромного количества смыслов в результате количественного приращения информации. Причем потери часто - просто буквальные: какая-то информация в письме забылась, письмо отложилось и в итоге затерялось среди огромного числа других писем, и т.д.... Больше тысячи писем за три месяца - возможно ли было бы такое, если бы их смысловая (а не чувственная, энергетическая) насыщенность была бы полноценной? Нет, конечно же, - это невозможно просто физически, ибо тогда участие в такой переписке было бы сопряжено с полным выпадением из реальной жизни, а то и просто из времени.

Есть и еще одна особенность электронной переписки, влияющая на то, как и по каким направлениям развивается эпистолярный сюжет. Это - повышенная вероятность разного рода технических ошибок. Каждый, кто становился участником электронной коммуникации, хоть раз да ошибался и отправлял письмо не по адресу, автоматически отвечал на письмо, предназначенное коллективному адресату (в результате чего происходила автоматическая замена адресата конкретного на коллективного и личное письмо становилось объектом всеобщего обозрения) или просто путал адрес, нажимая не на ту строчку в адресной книге или в списке адресов в почтовой программе. Такие функции, как reply, resend, redirect, - делают подобные ошибки "роковыми", ибо попадает письмо обычно именно к тому заинтересованному третьему, о котором идет речь в переписке (в списке адресов в верху списка оказываются адреса тех, с кем переписка наиболее интенсивно развивается, тех, кому были отправлены самые последние письма)... Такие вот странные сближения... Не знаю, как остальные, но автор этой статьи попадал в такие вот ловушки, и не однажды.

Кроме того, на развитие эпистолярного сюжета оказывают влияние всякого рода технические проблемы, возникающие в Сети. Невозможность отправить письмо, когда это очень нужно и просто необходимо, потери писем в пути, возвращение их на твой адрес из-за перегрузки сервера и т.д. и т.п. - все это некоторым образом дублирует такого же рода проблемы, связанные с путешествиями бумажных писем во времени и пространстве. Однако используется эта особенность эпистолярного дискурса в электронном пространстве несколько иначе.

В бумажной переписке потеря письма в пути (по каким-то внешним причинам) обычно становится ключевым событием в эпистолярном сюжете, часто, в результате неправильной интерпретации факта отсутствия ответа на письмо, ведущим к остановке эпистолярного общения. В случае электронной переписки технические проблемы разного рода случаются чаще, но они непродолжительны. Следовательно, причиной прекращения переписки (из-за возникшего недопонимания, связанного с пропажей письма) они стать не могут: потеря письма быстро выявляется и проблема разрешается тем или иным образом (потерянное письмо дублируется, посылается снова, пишется новое). Зато возникает следующий эффект: технические проблемы в Сети, как и частые технические ошибки, которые мы обозначили выше как "роковые", увеличение количества адресатов и вообще ускорение процесса эпистолярного общения - приводит к тому, что нарушаются многие конститутивные правила общения: то, что было обязательным в переписке бумажной, то, что считалось там нормой, - теперь становится факультативным и несобытийным. Так, можно на письмо НЕ ответить или ответить на него частично (пропустив какое-то количество реплик и смыслов), можно даже НЕ обидеться (в случае той самой "роковой ошибки") на то, на что непременно обиделся бы в реальной жизни и в бумажной переписке. Уровень ответственности за сказанное в электронном общении резко снижается; то же самое можно сказать и об эмоциональной реакции на ту или иную электронную эпистолярную реплику. Мы часто просто отставляем без внимания тот или иной коммуникативный ход нашего собеседника - просто по причине отсутствия времени на то, чтобы заметить и проинтерпретировать этот ход должным образом. Следует, однако, уточнить, что эта особенность в личной электронной переписке все же явлена не так отчетливо, как в других типах сетевого общения (чат, ICQ и т.д.).

Таким образом, нарушение и даже разрушение конститутивных основ диалога, которое имеет место в электронной переписке (пока - как некая тенденция), - приводит к тому, что сама встреча участников переписки друг с другом в эпистолярном электронном пространстве оказывается иллюзорной.

Резкая интенсификация общения (явленная на всех структурных уровнях), катастрофически быстрое развертывание его сюжета в случае электронной переписки, вступает в резкое противоречие с ритмом и скоростью наших эмоций и личных переживаний, с ритмом нормальной жизни, не говоря уже о ритмах природных.

Г.Гадамер писал: "Искусственное сближение людей, обеспечиваемое проволокой, грубо разрывает ту тонкую оболочку, благодаря которой люди, прикасаясь друг к другу и вслушиваясь друг в друга, сближаются постепенно, но верно. Любой телефонный звонок отмечен жестокостью вмешательства в чужую жизнь, даже если твой собеседник заверяет тебя, что рад звонку". Собственно говоря, любое опосредованное личное общение, да еще такое интенсивное, как в случае электронной переписки, ощущение твоей окруженности огромным количеством друзей, собеседников, корреспондентов - действительно оказывается всего лишь иллюзией, - иллюзией, за которой скрывается глубинное, онтологическое одиночество каждого из нас. Погружаясь в разного рода виртуальные игры, мы, кроме того, постоянно как бы предаем "живую жизнь", живых людей, окружающих нас, - тем, что, находясь физически, телесно в мире реальном, на самом деле выключены из него, будучи вовлечены в разного рода виртуальные диалоги. И живая жизнь наказывает нас за это, наказывает тем самым - ощущением неизбывной тоски и экзистенциального одиночества в мире, когда мы выпадаем из жизни реальной и при этом не можем целиком, всеми своими чувствами, фактурно и осязаемо - войти в мир виртуальный.

В связи с этим появление смайликов как одного из способов сделать общение эмоциональным и живым очень объяснимо и закономерно. В бумажной переписке, в бумажном эпистолярном романе оппозиция переписка/личная встреча, эпистолярное общение/непосредственное общение - ключевая для развития сюжета... Одним из этапов развития отношений героев, участвующих в переписке, - является их попытка встретиться друг с другом в жизни реальной. При этом сами границы между пространством реальным и пространством эпистолярным четко выражены и непреодолимы: вход в одно пространство предполагает одновременно непременный выход из другого. В электронной переписке (в результате многоаспектной интенсификации этого процесса) эти границы начинают размываться, эпистолярный диалог по многим своим характеристикам сближается с диалогом устным и непосредственным. И использование смайликов, которое всеми замечается и по-разному интерпретируется, связано еще и со стремлением преодолеть, разрушить все границы, разделяющие мир реальный и мир виртуальный.

Интенсификация электронного общения приводит к резкому обострению разнообразнейших чувственных реакций и ощущений. Наплыв эмоций, тоска по чувственному, тактильному, осязаемому, неизбежно возникающая в процессе электронного общения, - приводит к тому, что одного вербального ряда оказывается недостаточно. Потребность в процессе живого общения видеть глаза своего собеседника, улыбку, слышать его голос, видеть его жесты и движения реализуется (частично, конечно же) в электронном общении через смайлики. Большая самодостаточность вербального ряда в бумажной переписке (но тоже не абсолютная, ведь и в конверте с письмом часто можно обнаружить фотографию или засушенный цветок) связана с четкой фиксацией и непереходимостью границ между реальным и эпистолярным пространством. Принципиальная несамодостаточность словесного ряда в переписке электронной связана именно с размытостью этих границ.

Возможно, эта размытость границ, потеря четких критериев различения реального и виртуального, часто возникающий в электронной переписке вопрос о том, что же на самом деле "реальнее" и "истиннее", в чем больше "правды", - является одной из основных характеристик существования современного "компьютерного человека".


поставить закладкупоставить закладку
написать отзывнаписать отзыв


Предыдущие публикации:
Ян Шенкман, Торжество техники /02.11/
Сеть, как живой организм, находит в своих недрах людей, которые могут обеспечить ей нормальное существование и комфорт. В том числе, психологический. Один из этих людей - Павловский.
Ольга Рогинская, Эпистолярный сюжет: мыльная опера, или роман в письмах. Первая серия /30.10/
Одиннадцатая статья осенней серии НетКультуры "Мыльно-почтовая опера": "мы сами становимся создателями своего собственного романа в письмах, моделируя его композицию. Более того, и ход развития сюжета этого эпистолярного романа тоже регулируется нами".
Дмитрий Эссеринг, Тексты о гипертексте: 8 /24.10/
Сепаратисты, порностайты, разговорники и полнейшая перепись.
Андрей Травин, Тринадцатый индикатор /23.10/
Детство Рунета не кончилось с открытием Gazeta.ru. И мы до сих пор путешествуем по сети почти автостопом - со смайликом вместо рубля.
Алена Абросимова, Коммуникация в Интернете: взаимопонимание и статус /22.10/
Меньшая устойчивость, а иногда и полное отсутствие статусов, отдаляющих участников коммуникации друг от друга, делают Сеть привлекательной средой общения для тех, кто стремится к взаимопониманию.
предыдущая в начало следующая
Ольга Рогинская
Ольга
РОГИНСКАЯ
olgita811@yandex.ru

Поиск
 
 искать:

архив колонки: