Русский Журнал / Политика /
www.russ.ru/politics/articles/20000313_zemlyno.html

Неправильная смерть молодых. Двойной поминальный портрет
Сергей Земляной

Дата публикации:  13 Марта 2000

Сказать, что перед смертью все равны, как перед Богом, - значит сказать почти банальность. Но когда безвременно и странно умирают как бы на глазах у всех молодые, возникает и не проходит чувство какой-то вселенской неправильности. Не должно быть так. Не должно. В прошлую субботу Москва прощалась с принявшими неправильную смерть в труднообъяснимой авиакатастрофе, совсем еще молодыми Артемом Боровиком и Зией Бажаевым, руководителем газеты "Совершенно секретно" и ее дочерних предприятий и президентом ОАО "Группа Альянс". Эта подлинная драма всколыхнула многих, и многие стремились как-то разделить горе родных и близких погибших. По нашим временам, когда разобщенность и отчуждение между россиянами стали чуть не главным законом общежития, это - большая редкость: последний раз такое было, когда был убит Влад Листьев.

Щемящие скорбь и жалость, однако, не избавляют нас, их современников, от необходимости и обязанности извлечь уроки из коротких, но поразительно ярких жизней, которые прожили Артем Боровик и Зия Бажаев. Рискну предположить, что это не менее важно в социальном смысле, чем выяснить действительные причины авиакатастрофы. Один мудрый человек как-то сказал: "Даже когда видишь слезы в глазах любимой, спрашивай: "Что из этого следует?" К сожалению, совершаемая родственниками и друзьями покойных - конечно, из лучших побуждений - стилизация их под святых может только помешать понять то, что нужно понять непременно: откуда эти молодые люди черпали свой победительный динамизм? В силу каких их особенностей им сопутствовал настоящий успех в начинаниях и проектах? Почему их жизнь удалась? Далее я попробую поразмышлять о том общем, что объединяет Артема Боровика и Зию Бажаева, которые, несмотря на разницу в возрасте, происхождении, роде занятий и пр., исторически принадлежат к одному - первому постсоветскому - поколению.

Отличительное свойство этого поколения, на мой взгляд, состоит в том, что оно по-новому, не так, как предыдущие, поставило свою жизненную задачу в условиях перехода от горбачевского Союза к ельцинской России, установления в ней смешанного, авторитарно-демократического режима и обвалоподобных экономических преобразований. Можно долго спорить, какое поколение или какая общественная группа лучше устроились в этих условиях, больше всего выиграли от перемен. Но бесспорно то, что именно поколение, к которому принадлежали Артем Боровик и Зия Бажаев, смогло в лице своих лучших представителей воспользоваться возможностями, которые открылись в т.н. реформаторской России, не просто для участия в переделе собственности, а для сознательного планирования и самостоятельного строительства своей собственной жизни, для реализации крупных конструктивных идей, чему они отдавали время, силы, весь свой человеческий потенциал. Прежде такая задача как задача поколения не могла быть даже поставлена, а тем более решена. Даже при Горбачеве инерция "педагогической диктатуры" большевиков, повседневной, повсеместной и всепроникающей опеки взрослых людей компартией была еще настолько велика, что лишь считанным единицам удавалось преодолеть ее по большому счету - не уходя во внешнюю или внутреннюю эмиграцию, не замыкаясь в частной жизни, не маргинализируясь и не наркотизируясь.

В этом плане судьбы Артема Боровика и Зии Бажаева образцово типичны для нового поколения - типичны, да, но образцово. Советская власть сумела оказать им свое последнее благодеяние - дать хорошее образование и коренному москвичу, сыну известного журналиста, и выходцу из чеченского селения Учхой-Мартан, воспитанному в многодетной семье. Но она не успела их обломать или приручить. Оба они sans phrase стали делать карьеру - Боровик в журналистике, Бажаев в "нефтянке". Оба великолепно понимали: для того чтобы продвинуться, надо выделиться. Стать заметным. Видимым и узнаваемым. Оба сознавали, что к известности, как трамплину для карьеры, есть два пути: путь эффектности и путь эффективности. Оба поначалу пошли по пути эффектности, чтобы позже на новом этапе переменить его на путь эффективности. Эффектные военные репортажи в сочетании с эффектными приключениями и эффектная командировка в американскую армию Артема Боровика, эффектное назначение на должность руководителя государственной нефтяной компании Чечни ЮНК и не менее эффектная отставка Зии Бажаева - все это имело должный, то есть широкий, резонанс и принесло соответствующие плоды. Боровик после смерти Юлиана Семенова в младых летах возглавил "Совершенно секретно", Бажаев после тихого аппаратного переворота в "Сиданко" стал президентом этого холдинга.

Оба они сумели своевременно отказаться от эффектности ради эффективности: Артем Боровик сделал "Совершенно секретно" одной из самых тиражных газет России, Зия Бажаев за достаточно короткий срок в несколько раз увеличил капитализацию "Сиданко". А когда ему после продажи пакета акций "Сиданко" нефтяному гиганту "Бритиш Петролеум", совершенной без его ведома главным акционером ("Онэксим"), пришлось не вполне добровольно уйти из компании, он создал "Альянс" и привлек в качестве акционеров 15 регионов.

Правда, истины ради стоит заметить, что путь Бажаева не был столь прямым, как путь Боровика. Он на довольно длительный срок уезжал в Швейцарию, чтобы заниматься там нефтяным бизнесом. Там он создал и зарегистрировал компанию "ЛИАойл", действующую в ряде стран Европы и сегодня. Эта еще одна черта, характерная для поколения Боровика и Бажаева: способность к риску, даже авантюрная жилка. Чеченцу поехать на заработки в Швейцарию - это надо иметь смелость, если не более того.

Бажаев ушел из жизни весьма и весьма состоятельным человеком: в сотне самых богатых людей России он по своему личному капиталу занимал 35-е место. В ОАО "Группа Альянс" ему принадлежала львиная доля акций, чуть ли не 90%. Боровик принадлежал к клубу медиа-магнатов, контролируя две многотиражные газеты, вовлекая в орбиту своей деятельности другие СМИ. Отличительной чертой Боровика и Бажаева было то, что в отличие от большинства "новых русских" они сумели воспользоваться тем положительным, что несет с собой богатство, уйдя от таящихся в нем соблазнов. Оба были по-настоящему семейными людьми, оба вели здоровый образ жизни, оба заботились о своем реноме. В них ничего не было от нуворишей отечественного образца. Разве что на чей-то взыскательный вкус их кабинеты выглядят чересчур роскошными. Но, может быть, этого требовала необходимость высоко держать марку фирмы? Богатство не испортило их и в плане стиля их поведения и общения с людьми. Бажаев, например, был неизменно корректен при контактах с подчиненными. Он не курил, почти не пил и не терпел и не устраивал никаких застолий на службе.

Артем Боровик и Зия Бажаев были людьми своего времени: их бизнес был легальным, чуждым криминалу, но вместе с тем весьма агрессивным. Эксперты из "Совершенно секретно" под руководством Боровика, по признаниям его ближайших сотрудников, уже несколько месяцев работали над программами экспансии в регионы и в ближнее зарубежье. Для "Группы Альянс" показательны те предельно натянутые, доходящие до враждебности отношения, которые у нее складываются с "Сиданко", откуда рекрутировалось большинство сотрудников "Группы", вместе с Бажаевым или вслед за ним покинувших "Сиданко". Вооруженный нейтралитет держит "Группа Альянс" и применительно к структурам, контролируемым г-ном Потаниным, как старым, так и новым. "Группа Альянс" без особой огласки развивала свою активность в Восточной Сибири. Судя по всему, она готовилась к чему-то очень крупному. В противном случае для чего понадобилась мощная пресс-служба, одна из лучших в России? Для чего понадобилось назначать бывшего главного редактора журнала "Нефть и капитал" Е.Друзенко вице-президентом "Группы Альянс" по СМИ? Для чего нужно было наводить мосты к федеральным и региональным СМИ?

Кстати сказать, в нашей электронной прессе (ОРТ) прозвучало предположение-утверждение о том, что "Группа Альянс" то ли провела решающие переговоры с "Совершенно секретно", то ли уже купила контрольный пакет акций. В какой-то мере эта информация, если она подтвердится, могла бы объяснить обстоятельства внезапного появления Боровика на борту самолета, зафрахтованного "Группой Альянс" для полета Бажаева в Киев. "Группа" имеет серьезные интересы в Украине: под ее управление фактически передан Херсонский нефтеперерабатывающий комбинат. А Зия Бажаев занял пост председателя наблюдательного совета Херсонского нефтеперерабатывающего комбината. В наблюдательный совет входят представители правительств Украины и Казахстана. Для отстаивания своих интересов "Группе Альянс", естественно, необходимо в Украине собственное информационное лобби. На эту почетную роль вполне годился украинский вариант "Совершенно секретно" или "Версии", который затевал Боровик со товарищи. Под этим углом зрения и мотивы поездки Бажаева в Киев на один день перед ответственной поездкой в Казахстан, где были запланированы встречи на самом высоком уровне, были бы более прозрачными. Разумеется, вышеизложенное - лишь гипотеза, правда, основанная на сопоставлении твердо установленных, получивших широкую огласку в СМИ фактов.

И последнее, о чем хотелось бы высказаться специально. Артем Боровик и Зия Бажаев были достаточно крупными политическими величинами. Их отношения с властью складывались по-разному. Но однозначностью они не страдали. По роду своих занятий Артем Боровик и в печатных изданиях, и в своей телепередаче нередко вкладывал персты в раны действующей власти. Многим из находящихся в ней журналистские расследования под эгидой "Совершенно секретно" буквально стояли поперек горла. Нетрудно представить себе реакцию силовых структур на сообщение о том, что расследователи из "Совершенно секретно" намерены заняться взрывами в Москве. Но Боровик не был заурядным фрондером: он был знаком практически со всеми видными политиками, был вхож в высокие кабинеты.

Политические затруднения Зии Бажаева были связаны прежде всего с его национальностью, но ему удалось с ними справиться. В последнее время он не только выдвинулся в число ведущих лоббистов России. В журналистских кругах, да и не только в них, обсуждалась возможность его назначения Министром топлива и энергетики России. Его имя постоянно всплывало при рассмотрении кандидатов на пост президента освобожденной Чечни. Что же, можно сделать вывод: политическая влиятельность делает человека не только более могущественным, но и более уязвимым.

Неправильная смерть Артема Боровика и Зии Бажаева не стала ответом ни на что, а вопросов породила множество. Один из них такой: почему в России гибнут лучшие и сильные? Может быть, им просто не повезло с эпохой? Бог весть. "Времена не выбирают, в них живут и умирают". Так об этом разумел поэт.