Русский Журнал
СегодняОбзорыКолонкиПереводИздательства

События | Периодика
/ Политика / Контурная карта < Вы здесь
Есть и другие мусульмане
Дата публикации:  12 Сентября 2000

получить по E-mail получить по E-mail
версия для печати версия для печати

Произошедший накануне президентских и парламентских выборов в Югославии арест лидера Коалиции Санджака, оппозиционного кандидата в депутаты федерального парламента Расима Ляйича вновь привлек внимание наблюдателей к проблемам будущего развития югославской государственности. В ситуации, когда косовские албанцы не будут участвовать в югославских выборах, а руководство Черногории охарактеризовало эти выборы как акт, ведущий к развалу федеративного государства, белградский режим предпринимает действия, способные серьезно обострить ситуацию в одном из самых сложных регионов Сербии.

Значительную часть населения Санджака составляют мусульмане, которые в ходе формирования боснийской нации все больше ощущают себя ее составной частью. Однако в СФРЮ Санджак никогда не был какой-либо особой территориальной или административной единицей, более того - большая часть территории Санджака входит в состав Сербии, а меньшая - Черногории. Ведущей политической силой санджакских мусульман стала местная Партия демократического действия (ПДД; такое же название, как известно, у возглавляемой Алией Изетбеговичем крупнейшей партии боснийских мусульман), основанная Сулейманом Углянином и Расимом Ляйичем. По инициативе этой партии было создано Мусульманское национальное вече Санджака, в 1993 году принявшее меморандум о предоставлении Санджаку особого статуса. Предложение было отвергнуто югославским правительством. В июне 1999 года возглавляемое Углянином Национальное вече босняков Санджака приняло декларацию о праве босняков на политическое и национальное равноправие и меморандум об автономии Санджака и особых отношениях с Боснией и Герцеговиной. Многие наблюдатели усмотрели в этих документах попытку осложнить ситуацию добивающегося суверенитета руководства Черногории, так как в автономную область Санджак в составе СРЮ должны были войти как общины, находящиеся в Сербии, так и общины находящиеся в Черногории. Документ был осужден большинством ведущих мусульманских политиков Черногории, а в Сербии власти и официальные СМИ предпочли его попросту не заметить.

Впрочем, Сулейману Углянину, возможно самому яркому лидеру санджакских мусульман, никогда не был чужд революционный романтизм и авантюризм. В отличие от него новый югославский политзаключенный, 36-летний Расим Ляйич, был известен прежде всего как прагматичный и реалистичный политик. Возглавляемая Ляйичем Коалиция Санджака накануне выборов в югославский парламент объединилась с возглавляемым Жарко Ковачем Социал-Демократическим Союзом в Альянс Демократических Партий. Этот альянс присоединился к Сербской демократической оппозиции, выдвинувшей единый список кандидатов на парламентских выборах и единого кандидата в президенты страны - Войислава Коштуницу. Таким образом, Ляйичу удалось включить политическое движение санджакских мусульман в югославский демократический контекст. Он, впрочем, всегда подчеркивал, что борьба мусульман за свои права должна учитывать ситуацию, складывающуюся в СРЮ. В интервью сараевской газете Дани в апреле прошлого года Расим Ляйич подчеркивал, что его весьма беспокоит тенденция оттока мусульманского населения региона в Боснию, Турцию, Черногорию и Западную Европу. Эта тенденция, по мнению Ляйича, могла бы привести к изменению этнического состава населения Санджака - чего и добивается режим Слободана Милошевича. Говоря об отношении Боснии к происходящему в Санджаке, Расим Ляйич отметил, что в Сараево забыли об этом регионе, не в последнюю очередь из-за проблем самой Боснии. Он с тревогой говорил об отношении официального Белграда к мусульманскому населению Санджака и вместе с тем выразил уверенность, что Косово в Санджаке не повторится.

Разумеется, такой оппонент менее всего устраивал власти - с Угляниным было бороться куда проще. Поэтому официально Ляйич давно уже был заклеймен мусульманским фундаменталистом, а теперь и арестован. Трудно сказать, чего хотели добиться этим арестом. Одно ясно: Санджак режим Милошевича в покое не оставит. В Косово уже находятся международные миротворческие силы, в Черногории они легко могут оказаться, если Милошевич начнет вооруженный конфликт с этой республикой... Для доказательства опасностей, с которыми успешно борется президент Югославии, остается Санджак с его мусульманским населением и требованием об особых отношениях с Боснией. Арестовав Ляйича, власти получили новую возможность для обострения ситуации в Санджаке и новый предлог для обвинений оппозиционного кандидата на пост президента Войислава Коштуницы в связях с "мусульманскими фундаменталистами".

Развал Югославии продолжается.


поставить закладкупоставить закладку
написать отзывнаписать отзыв


Предыдущие публикации:
Алексей Греков, Исламский эмират против исламского государства /11.09/
Чем обернется для Ахмадшах Масуда интрига с Талуканом - подробности об этом от ориенталиста Виктора Каргуна.
Виталий Портников, Референдум для Владимира Мечьяра /08.09/
Предполагается, что он будет громкой пропагандистской акцией.
Виталий Портников, "Солидарность" 20 лет спустя /08.09/
"Люди не любят "Солидарность", потому что она обещала им иную Польшу, чем нынешняя", - таков глас современников.
Виталий Портников, Словацкие украинцы и украинские "гастарбайтеры" /07.09/
Ксенофобия в квадрате: в Словакии не любят не только украинских "гастарбайтеров", но и возвращающихся с Украины соотчичей.
Алексей Греков, Спасет ли Ташкент рука Москвы? /06.09/
Джума Намангани желает создать исламское государство на территории Узбекистана. Интервью с крупным специалистом по среднеазиатским проблемам Алексеем Малашенко.
предыдущая в начало следующая
Виталий Портников
Виталий
ПОРТНИКОВ

Поиск
 
 искать:

архив колонки:





Рассылка раздела 'Контурная карта' на Subscribe.ru